Александр БОБРОВ, секретарь Союза писателей России
О САМОМ СУЩЕСТВЕННОМ

«Писать дневник, или, по крайней мере, делать от времени до времени заметки о самом существенном, надо всем нам»
Александр БЛОК

<<< предыдущее

09.02.2018 г.

НЕ НАДО МУТИТЬ ВОДУ!
Навстречу 15-му Съезду Союза писателей России

Я знаю, что необозрим народ,
что в нём, как в море, света или мути,
увы, не счесть...

Станислав Куняев

Да, всё есть в русском народе – и муть, и свет, как писал Куняев в стихах, посвящённых совестливому Валентину Распутину.  Но писатель и в этой морской пучине должен видеть путеводный свет… Во время своих университетских каникул улетал из Москвы, но продолжал под шум волны заниматься писательскими делами: мы готовим в Московском государственном институте культуры молодёжный форум 15-го СП России, и я брал с собой подборки поэтов – участников этого собрания. Читал и думал: как много литературных талантов вспыхивает на просторах России, как необходим в первую очередь им творческий союз – лучшая школа, испытанная, многовековая форма организации профессионалов – мастеров и подмастерьев. Ведь нас в последнее время пытаются убедить: Союз писателей не нужен, при нынешнем расколе эта форма себя изжила, новые технологии позволяют выносить на суд читателей любые свои излияния и проч. Ну, и навыносили столько мусора в отсутствие общественного мнения, налили столько бесконтрольных помоев, что доверие к литературе и её организационно-творческим формам упало, как никогда. Хотя сами рьяные либералы-могильщики Союза писателей и в семинарах молодых от непонятного фонда Филатова в Липках участвуют, и по стране на халяву ездят,  и в делегации замшелой Роспечати пробиваются, и любые средства господдержки себе урывают.

Русским писателям – государственникам по духу - уже не приходится надеяться на помощь государства, хотя в администрации президента создано целое управление по общественным проектам. В его задачу входит обобщение и представление президенту «материалов и предложений по укреплению духовно-нравственных основ российского общества, совершенствованию работы по патриотическому воспитанию молодёжи, разработке и реализации общественных проектов в этой области; организация и обеспечение взаимодействия главы государства с общественными объединениями и иными структурами гражданского общества». То есть с творческими союзами – в первую голову. Но никакой связи, кроме показушных  встреч в Кремле – нет. Это управление президента по общественным проектам возглавил Сергей Новиков – уроженец Горького. Понятно, что Сергей Кириенко собирает нижегородскую команду, берёт часть людей из Росатома. Но Новиков – не технарь. В 2001 году закончил Нижегородский государственный университет имени Н.И. Лобачевского, кафедру журналистики! Хочу спросить своего коллегу: как можно укреплять духовно-нравственные основы, вести работу по патриотическому воспитанию молодёжи в России без патриотической литературы? – ума не приложу!

 

Н.Иванов принимает от писателей-фронтовиков копию Знамени Победы для Союза писателей России

Знамя Победы - Союзу писателей

Честно говоря, надеялся, что успешное проведение 15-го съезда Союза писателей России, принятие взвешенных документов, внятное обращение к общественности и государственным структурам привлечёт внимание к накопившимся писательским проблемам и позволит возобновить оборванный по многим каналам диалог. Он сегодня – необычайно труден: надо беспрерывно вступать в сражение с разросшейся чиновничьей машиной, обивать высокие пороги, вести демагогические споры с бездушными структурами и побеждать в них. То есть нужна организаторская хватка, энергия, готовность жертвовать своим честолюбием и личным свободным временем ради общего дела. На это сегодня способны буквально единицы! В Кстове на фестивале «Русский смех» ко  мне подошли писатели и на полном серьёзе спросили: «Александр Александрович, а Вы согласитесь на выдвижение в председатели Союза? – авторитет и знание, что надо делать – есть!». Я сразу и твёрдо сказал: «Исключено! И возраст уже не тот, и жизнь по-другому всё напоследок расставила. Лет десять хотя бы раньше - рискнул бы». Буквально перед этим, после организованной мной программы на телеканале «Спас», меня поблагодарил и спросил аккуратно о планах, а по сути – о том же Валерий Николаевич Ганичев. Я и его намёки прервал, потому что был под впечатлением от кулуарного разговора с участником программы – давним другом Владимиром Крупиным, который, оказывается, был готов на своё выдвижение ещё на Калужском съезде. Наверное, и обида затаилась, и готовность возглавить Союз – не пропала. «Годика на два хотя бы, пока смену не подготовлю», - огорошил он меня в коридоре перед студией. «Как на два, Володя? Тут надо впрягаться и пахать, строить ясные долговременные планы». Так что возраст, организаторские способности, умение подумать о собрате – первый сегодня критерий!

Возвращаюсь в заснеженную Москву и – новое потрясение: в самый разгар работы по подготовке съезда прочитал на сайте «Литературной России», что возникла новая и дикая ситуация – интригу завязал мой давний друг и старший товарищ Станислав Куняев. Как пишет родная в прошлом газета: «Куняев стал наседать на двух Ивановых – Николая и Геннадия, которые взвалили на себя большинство забот по подготовке съезда. А это и выработка новых программных документов, и предложения по формированию стратегии развития писательского сообщества, а также поиск помещений и денег для размещения делегатов, оплаты аренды зала, да и многое-многое другое. Куняев в категорической форме заявил им, будто съезд не готов и его надо перенести. Но с какой стати? Только потому, что Куняев не попал в число делегатов? Или потому, что главный редактор журнала «Наш современник» не успел обработать других делегатов, сообщить им – как и за кого надо будет голосовать?». Глазам не поверил, ей Богу: Стас позиционирует себя как нестареющий мастер публицистического слова, собиратель русских талантов вокруг «Нашего современника», а уж никак не чернорабочий-организатор, как разгребатель накопившихся проблем. Понятно, что за ним стоит, ковыляет  в связке председатель разграбленного Литфонда, специалист по проигранным судебным делам - Иван Переверзин.

 

2-й Съезд Союза писателей РСФСР. Выступает Михаил Шолохов

14 Sjezd SP Rossii

XIV Съезд писателей России

Когда Валерий Николаевич в разговоре со мной, спросил осторожно моё мнение по поводу последнего, я вообще удивился: «Вы же понимаете, что эта фигура неприемлема для сегодняшнего дня. Анахронизм из 90-х, из худших послесоветских смут. За него писатели не проголосуют ни за что!». Вот и придумали связку в худших и, как я надеялся, отмерших традициях. На мой взгляд, совершенно бесперспективная и губительная для общего дела затея – очередной удар по творческому союзу. Но мы продолжаем жить в безвременье, в торгашеском мире, где возможны любые варианты и непредвиденности. Особенно насторожила такая фраза в заметке: «Дело доходит по сути до подкупов. Якобы от имени Переверзина некоторым руководителям региональных писательских организаций, которые по совместительству являются также уполномоченными местных Литфондов, Москва пообещала регулярно выплачивать добавки по пять тысяч». И я верю в возможность такой авантюры обогатившегося хозяйчика от Литфонда, самовлюблённого стихотворца, который посмел себя печатно сравнить с Николаем Рубцовым. И ещё, увы, знаю нищету и готовность принять подачку некоторых своих коллег.

Chlensky biletТак что, донельзя озабоченный, обращаюсь к своему старшему товарищу:  Станислав Юрьевич, Стас! Я писал о тебе - поэте и публицисте только самые хорошие и искренние слова, я поддерживал тебя в любых литературных спорах и схватках. Один раз, как ты посчитал, я занял сторону «противоположного лагеря Юрия Полякова» (а я просто написал правду, как обычно!) и ты перестал со мной разговаривать. Но в поездке по Смоленщине, наверное, что-то окончательно понял и подарил мне в автобусе только что вышедшую книгу «Шляхта и мы» с примирительной и доброй надписью и такими словами: «Что наши пустяковые споры по сравнению с литературой и дружбой. Лучше тебя никто не напишет!». Я и про неё написал, и потом про украинскую книгу, и потом, и потом… И раньше! А вот теперь – выступаю резко и безоглядно против. Не поэта Куняева, а условной, неприемлемой кандидатуры вкупе с рвущимся к очередному посту Переверзиным.

Помню, на излёте советской власти, когда в последний раз проводилось настоящее отчётно-перевыборное собрание секции поэтов Московской писательской организации, переполненный зал рассматривал три кандидатуры: уже руководившего творческим объединением Юрия Кузнецова, выдвинувшего себя Валентина Устинова и всплывшего неожиданно для председателя Владимира Гусева, как он признавался – Александра Боброва. Мы трое - выступили с программным словом. Обсуждение проходило бурно. Взял слово и Станислав  Куняев, стал горячо агитировать за Юрия Кузнецова, говорить о его высоком литературном авторитете: «Вот вы себе представьте: это такая общественная должность, что надо ходить в разные инстанции, в ЦК, например. Сравните: Бобров придёт или Кузнецов». Но поэты – не вняли, они, как дети, чувствуют, кто будет их защищать, а кто только о своих игрушках думать. И я победил при тайном голосовании с большим преимуществом. К тому же, многие литераторы видели, что я, работая на телевидении, начал поддерживать истинных поэтов, а не деляг и раскрученных личностей. А ведь мог бы ради корысти снимать не Таню Глушкову, Гену Фролова, Сашу Ананичева, Володю Бондаренко, а какого-нибудь тогдашнего Суркова или Гуцериева за такие бабки, что главреду «Нашего современника» и не снилось. Но я, даже имея свою программу «Русские струны» и полное доверие гендиректора Александра Крутова – ведущего «Русского дома», ставившего сходу все мои сюжеты – не продался. Потому с чистой совестью говорю: не вреди общему делу, Стас! Представляешь, если куда-то в высокие инстанции придёт дискредитировавший себя по всем направлениям Переверзин? Ты-то лично не станешь сидеть в приёмных, ловить нужных людей в коридорах власти. Нам надеяться, кроме себя, не на кого.

Ещё накануне выдвижение кандидатур на пост президента прочитал в одной из программных речей Геннадия Зюганова такой тезис: забота КПРФ – прежде всего о 7 главных категориях: рабочий, крестьянин, учитель, врач, учёный, военный... Забыл седьмую-то. А - инженер! Странно, но творческой интеллигенции, работников культурного фронта и СМИ – не было в помине. А кто революции и контрреволюции творил в России? Неужели Зюганов забыл историю или чего-то недопонимает? Интеллектуальная прослойка начинала, а уж рабочие на Урале и в Кузбассе, инженеры в Питере и младшие научные сотрудники в Москве поддерживали любой поворот и переворот стотысячными митингами! И военные – присяге изменяли, из танков по своим били. Вот потому, наверное, и такого кандидата КПРФ выдвинула… Эх, проигрываем по всем направлениям, так ещё и сами карты в руки своим недоброжелателям даём, ставя корыстные личные интересы выше общепрофессионального дела. Съезд должен отмести подобные интриги, провести работу содержательно, на перспективу, утвердить порядок обмена писательских билетов, чтобы избавиться от балласта, принять самые важные и долгожданные решения! Ради света, а не мути…

(Опубликовано в "Литературной России" №05. 9 февраля 2018)

Вверх

Нажав на эти кнопки, вы сможете увеличить или уменьшить размер шрифта
Изменить размер шрифта вы можете также, нажав на "Ctrl+" или на "Ctrl-"
Система Orphus
Внимание! Если вы заметили в тексте ошибку, выделите ее и нажмите "Ctrl"+"Enter"
Комментариев:

Вернуться на главную