Александр ЧАШЕВ (Архангельск)

ЧИТАЯ СТРАНИЦЫ МИНУВШИХ ВЕКОВ

ч.1  ч.2  ч.3

 

Охота к разумному чтению

Книгу мало написать и напечатать, её как особый товар, представляющий одновременно материальную и духовную культуры, надо ещё и продать.

С XV века началось промышленное книгопечатание, вызванное в значительной степени распространением массового общего образования. Первые книжные лавки во многих городах Европы открыл нюрнбергский книгопечатник и книготорговец Антон Кобергер (ок. 1445—1513).

В России первое упоминание о продаже в лавке при Академии наук «Истории Эдессы» на немецком языке датируется 1729 годом. Первое объявление о лавке русских книг встречается в 1783 году: «Под домом его светлости князя Григория Александровича Потёмкина у книгопродавца Матвея Овчинникова под № 22 продаётся новопереведённая Священная сатира на суету мiра или Екклизиаст премудраго Соломона, 60 к., Повесть о приключении англискаго Милорда Георга и о Брандербургской Маркграфине Фредерике Луизе – 70 к.» (Временник Общества друзей книги. Парижский выпуск, 1925 г.).

В разделе "Из былого прошлого" третьего номера журнала "Известия общества изучения Русского Севера" за 1910 год опубликована статья С.Огородникова "Александр Иванович Фомин (по неизданным документам)". Автор статьи уточняет вышеприведённую дату: на 16 лет раньше, нежели в Петербурге, в 1767 году в Архангельске появилась первая книжная лавка русских книг. Счастливые обстоятельства тому поспособствовали.

В 1766 году главный директор Императорской Академии Наук граф Орлов обратился к губернаторам с предложением найти на местах надежных людей, которым можно доверить торговлю печатными трудами, накопившимися в огромном количестве в академических складах, «если в оных нуждаются, под непременным поручительством первостатейных купцов».

В письме приведены четыре условия реализации проекта: 1) книги продавать по цене Петербурга 2) за доставку книг платит Академия, книготорговец лишь предлагает оптимальный способ их пересылки 3) счета за проданные книги ежегодно присылаются в Академию, непроданные издания возвращаются в Академию за её счёт 4) книгопродавец за свои труды должен брать из денег, полученных за книги десять копеек с каждого рубля.

Не правда ли, замечательные условия? Особенно последнее. Так и вспомнишь аппетиты многих нынешних книготорговцев, берущих книги на реализацию с гигантскими наценками. Нет на них графа Орлова.

Архангелогородский губернатор Головцын переслал предложение Академии губернскому магистратору, который тут же уведомил его о согласии купца Александра Ивановича Фомина организовать книжную торговлю в Архангельске, приписав, что он-де «человек неподозрительной, доброй и любящий науки», и приложил удостоверение поручителей архангелогородских купцов Семёна Башмакова, Матвея Латышова, Михаила Вайгачева и Никифора Зыкова.

Приняв на себя комиссионерство, Фомин 21 декабря 1766 года обратился в Академию с «донесением», в начале которого указал на необходимость открытия в Архангельске книжной лавки, «столь необходимой при отсутствии способов развития охоты к разумному чтению».

Обширен текст письма и всё же некоторые отрывки из него просятся для воспроизведения, слог, ум, логика и замечательный русский язык неравнодушного человека восемнадцатого века «светятся» в них.

Продолжая тему открытия книжной лавки, Фомин пишет: «для заведения здесь в Архангельске книжной лавки требуется, чтобы в оной были почитай все, или, по крайней мере те, на которые уповательно быть расходу книги поныне напечатанные».

И далее предлагает возможные способы доставки книг: «для сего потребно на один раз перевозка чрезвычайная и не один воз как чаемо составить имеющая. К сему наиспособнейшее средство нынешний зимний путь, по которому переправить можно надобное количество книг по приобщённому здесь реестру».

Для доставки книг купец предлагает привлечь архангельских крестьян, прибывающих в столицу с товарами и едущих иногда обратно порожними, или почтовых лошадей: «А для сего потребно книги, связав в кипы обшить рогожами и запечатав каждую кипу покласть на приготовленные сани. Возы должны быть весом от семнадцати до двадцати пудов, а с такого воза, считая по числу вёрст от Петербурга до здешнего города указные прогоны на одну лошадь, сойдёт от семи до восьми или около того рублей».

Ещё и способ сэкономить на перевозке Фомин подсказывает: «сани и рогожи здесь могут быть проданы и принести некоторый поворот издержанных на них денег».

И заканчивается «донесение» просьбой: «Впредь же для размножения книжного торга и для поощрения к распространению в людях охоты к чтению, надлежит неотменно всякой вновь вышедшей из печати на российском языке книги присылать сюда для продажи, по крайней мере по двадцать экземпляров почтовыми отправлениями».

К донесению приложен реестр. В него включены названия 140 книг, заказанных в 1300 экземплярах. В их числе атласы географические, буквари и словари российского (так тогда именовался государственный язык), немецкого, французского, латинского языков, исторические и географические описания, «Риторика» Ломоносова, его же «Древняя Российская история», учебники по геометрии и грамматике, труды древних философов и прозаические сочинения.

Среди последних: комедии «Недоверчивый», «Плутос и превращённый мужик», «Награждённое постоянство», «Мот, любовию исправленный»; повести «Любовь сильнее смерти», «О двух турках», «Повесть о хромоногом бесе», «Похождения Дона Херубино бакалавра Саламанского», «Похождения трёх кокоток или Тюлерийские прогулки», «Сатира князя Антиоха Кантемира», «Печальное позорище» Сенеки, «Пилпаевы басни» и даже «Увеселения женского пола всех частей».

Получил Фомин требуемые сочинения. За два года согласно счетов, представленных в Академию, продал он книг на 889 рублей. Много это или мало?

В 1761 году в России один пуд муки ржаной доброй стоил от 5 до 8 копеек, муки пшеничной доброй от 15 до 20 копеек, овса от 5 до 10 копеек. То есть на сумму выручки от продажи книг можно было приобрести примерно 237 тонн ржаной муки, или 83 тонны пшеничной, или 142 тонны овса.

Следует сказать, что в истории Севера Александр Фомин должен запомниться не только, как первый книготорговец, но и другими славными, увы, неизвестными ныне, делами. В 1759 году вместе с другим северным просветителем Крестининым Василием Васильевичем он принял участие в основании Частного исторического общества для изучения по архивным документам местной старины. Труды членов общества отправлялись в Императорскую Академию, где печатались в сборниках и в отдельных изданиях. Автором многих сочинений по истории Севера был А.И.Фомин.

В 1795 году за большие заслуги перед наукой шестидесятидвухлетний купец, имеющий лишь домашнее образование, самоучка, знавший, тем не менее, немецкий и латинский языки, избран членом-корреспондентом Академии. В благодарственном письме академикам от 20 июля 1795 года Фомин пишет: «Ежели человеческую жизнь считают краткою для порядочного учения, то сколько она недостаточна для безпорядочного навыка? Но я остался бы совершенным игнорантом, если бы не имел счастия воспринимать от Императорской Академии книжных её наставлений, хотя к стыду моему не смею присвоить прав её ученика, потому что не приобрёл учения надлежащим способом».

И заканчивается письмо строчками: «Принимая таковую великую честь и принося Академическому Собранию благодарность, буду всемерно тщится соблюсть возлагаемую на меня должность; а в опыт сей обязанности прилагаю сочинённое мною Описание Белого моря на рассмотрение и определение Академии.
Впрочем препоручая себя высоким повелением Императорской Академии есмь с глубочайшим высокопочитанием корреспондент ея и член Вольного Экономического Ощества Александр Фомин».

Этот, ставший последним для Фомина труд напечатан Академией отдельным изданием в 1797 году.

Кстати, и статья о Фомине стала последней для известного архангельского краеведа С.Ф.Огородникова, скончавшегося в 1909 году.

В дело изучения Русского Севера вложены силы многих подвижников, самодеятельных искателей следов истины, или как их принято порой презрительно именовать, - «любителей». Не обидно последнее слово - от глагола «любить» оно образовано. Любил жизнь и дела, которыми занимался, славный сын земли поморской Александр Иванович Фомин. Память о нём можно хотя бы в доске гранитной на стене главного книжного магазина Архангельска увековечить.

Любителями сильна земля российская.

Вверх

Нажав на эти кнопки, вы сможете увеличить или уменьшить размер шрифта
Изменить размер шрифта вы можете также, нажав на "Ctrl+" или на "Ctrl-"
Система Orphus
Внимание! Если вы заметили в тексте ошибку, выделите ее и нажмите "Ctrl"+"Enter"

Комментариев:

Вернуться на главную