Елена ДЕ-БОВЕ историк, журналист, психолог

ВОЙНА ИНЫМИ СРЕДСТВАМИ

 

1. Мем, тренд или битва с глиняным болваном

 «Не противься злому.
Но кто ударит тебя в правую щеку твою –
обрати к нему и другую».
(Евангелие от Матфея)

Война иными средствами — это  война, ведущаяся китайскими методами. Это «окольная война». Это война против общества. Одновременно, она является и способом манипулирования этим обществом. Упреждающее моделирование –  это новый способ управления и новая методология власти. Это управление с помощью кода. 

Сказка Андерсена «Соловей» начинается со смешной фразы – «в Китае все люди были китайцами». Достоевский в своем воспоминании о Германии пишет, что «в Берлине все смотрели немцами…» Нынешние же западные политики «смотрят» не только европейцами и евреями, но ещё и китайцами, и этот факт следует отметить особо.

Это не просто слова, потому что в сегодняшнюю политическую практику  все больше входит  китайская тактика «окольного пути», в основу которой  положено уклонение от прямого действия, продиктованного ответной эмоциональной реакцией или спонтанным чувством немедленного реагирования.

«Подними шум на Востоке, чтобы напасть с Запада», «Убей лошадь, чтобы поразить всадника» — такова суть доктрины «окольной войны».

Поскольку на Запад она  пришла из Китая, постольку можно сказать, что многие из тех западных политиков, которые в наши дни формируют политические тенденции – в чём-то  стали «китайцами». Во всяком случае, они ловко научились использовать тактику «окольного пути».[1]

До сих пор, благодаря ей, они добивались и добиваются видимых успехов на своем поприще. И это при том, что глаза всех устремлены в сторону огня и шума а, между тем, главные  события происходят совсем в другом месте.

Таким образом, современный Китай, выйдя во всех смыслах из своих границ,  овладел  как территориальными, так и ментальными пространствами мира. Ведь, так называемая, новая война (или «война иными средствами») является подлинным китайским изобретением – «дитятей»,  выношенным и рождённым в его национальных глубинах. Войдя в пору зрелости, это «дитя» начало победное шествие по миру.

Это произошло не случайно, а вследствие того, что главной причиной ведения такой войны явилась невозможность прямого столкновения в современных условиях.

Можно сказать, что  в основу новой войны  положен соблазн и потому ее часто называют «женской войной», «мягкой силой» или «войной иными средствами» — с помощью хитрости, очарования и завлекания врага в пустоту.

Новая война обрела лик Саломеи – нежной, женственной и загадочной. По сути, нео-война стала войной-стриптизом, войной-танцем, подобным тому, какой показывала иудейскому правителю Ироду его подчерица  Саломея, запрограммированная  волей матери, пожелавшей уничтожить Иоанна Крестителя.

В одну из ночей 28 года по Р.Х., — повествует Евангелие от Матфея, — дворец Ирода Антипы горел огнями. Двор отмечал день рождения правителя, пир продолжался уже за полночь, когда пьяный тетрарх пожелал, чтобы перед его гостями танцевала искусная в этом мастерстве Саломея — его падчерица, дочь Иродиады.

Воспитанная своей развращенной матерью, юная Саломея, скинув одежды, исполнила сладострастный танец, приведя всех гостей в несказанное восхищение. Отчим, увидев их восторг,  исполнился гордости и пообещал ей любую награду, какую она только пожелает, вплоть до половины своего царства!

Она же, по наущению матери своей, сказала: «Дай мне на блюде голову Иоанна Крестителя». Царь опечалился, но исполнил клятву, данную юной танцовщице. Он велел отсечь Иоанну голову. Её принесли Саломее на блюде, а она отнесла это блюдо своей матери.

Саломея. Война иными средствами
Саломея. Война иными средствами

Такова же точно и современная политика. Её практическая  ритуальная магия заключается  в бессовестном «танце» ничем не обеспеченных  мемов[2] и «трэндов».[3]

«Тренды», или «темы дня», формирующиеся на пустом месте, почти всегда  от «балды, — часто бывают просто шумом, производимым для отвлечения внимания публики от серьезных и важных событий. Но, со временем, они, обретая действенную энергию, мистическим  образом, достигают предполагаемых целей. Именно с помощью таких «меток» и «знаков», превратившихся в оружие страшной подавляющей силы,  управляется сегодня общество, мнящее себя «свободным».

Ежедневно и ежечасно с помощью этого оружия происходит усекновение «главы» общества, которая затем с ёрнической насмешкой, преподносится на блюде этому же самому обществу в виде изуверского торта, который в мгновение ока им и пожирается. Мистический акт символического саморазрушения был зафиксирован в фильме Шахназарова «Город Зеро». Этим также было положено начало легитимизации каннибализма. Если кто не верит – пусть освежит в памяти легендарный фильм.

Война иными средствами
Кадр из фильма «Город Зеро»

Современный «трэнд» — это творение искусственной формы — фантома танцующей  Саломеи, которая непостижимым образом, танцуя, обретает плоть, кровь и движение.  Благодаря этому непостижимому танцу, вершатся чьи-то судьбы, перекраиваются материки и разрушаются целые государства. На этом «танце» «трэндов»  и «мемов» сегодня держится вся пропагандистская машина, вся политическая ложь, как на Западе, так и в России.

Французский мыслитель  Ж.Бодрийяр  назвал  нынешнюю политическую  магию «опережающим программированием» или «порождающими моделями».[4] В этом случае, несуществующий проект преподносят обществу как данность и вскоре он, действительно,  становится фактом жизни. Модели порождают пророков, пророки порождают будущее – так действует упреждающее программирование будущего. Это значит, что сначала создается код, который затем обрастает плотью.

По сути, это – война, ведущаяся китайскими методами. Это «окольная война». Это война против общества. Одновременно, она является и способом манипулирования этим обществом. Упреждающее моделирование –  это новый способ управления и новая методология власти. Это управление с помощью кода.

Основой современной жизни стал код – невидимый, нечитаемый явно, но, производящий запланированные эффекты, вбрасываемые в общество, с помощью «трэндов» и «мемов», являющихся «ключевыми словами» неких запрограммированных действий.

Война иными средствами
Суть явлений спрятана так глубоко, что увидеть её нелегко.
Так же трудно, как найти лицо в россыпи этих кофейных зёрен

Формирование «трэндов» нынче поставлено на поток. Это и американские «Звездные войны», и «Высадка на Луне», и «Битлз», и  «терроризм», и «Алькайда» с «ИГИЛом», а также российское «Величие»,  европейский «мультикультурализм» и прочая дребедень. Однако, с помощью этой «дребедени» достигаются  реальные  цели, главная из которых – заставить «лохов» идти не по открытой, ясной и солнечной стороне, а по царству теней, завлекая их ложными приманками, и, постепенно истощая страхом и взаимной ненавистью.

В древнем военном китайском трактате  4 века говорится:

«Когда [нечто] осуществившееся и, принявшее очертания, отвечает [чему-то] столь же явно оформившемуся – это отношение лицом к лицу; если же [нечто] неоформившееся действует на оформившееся – это окольный путь».

В другом трактате эта мысль подтверждается:

«Столкновение происходит напрямую – победа же достигается сбоку».[5]

И тут же вспоминается старая еврейская поговорка:

«Когда двое русских дерутся — побеждает еврей».

В «Книге Перемен» («Ицзин»)  такая тактика называется – «собрать урожай, не засевая поля». Самое интересное в этой ситуации — запустить в ряды неприятеля «крутящуюся дурочку», заставив его суетиться,  рефлекторно реагировать на мнимый удар, и искать врагов «среди своих» — а потом спокойно наблюдать, как он от страха занимается саморазборкой.

Именно такую окольную войну ведут сегодня влиятельные политики против государства такжеСМИ против населения своих стран. С утра и до вечера огромные агентства занимаются фабрикацией  «вертящихся дурочек», которых публика потом принимается «валять». Она занимается этим несколько дней – до следующей «дурочки» или да тех пор, пока информационные агентства  не запустят большого «дурака» — настоящую «шигалёвскую судорогу», которая на миг парализует всех без исключения.

Тут уж дурака-валяние становится похожим на работу серьезного промышленного предприятия, где стучат станки, где «инженеры человеческих душ» с нечеловеческой скоростью «льют воду» на скрипучие мельницы общественного мнения, а лохматые «кошёлки» с потными подмышками, разбавляют всю эту муть убогой рекламой. И всё получается здОрово – все при делах, все — с какими-то «бабками».  Все довольны и заняты. Есть куда гаркнуть, свистнуть и пукнуть. Да и куда же еще пукать, как не в гулкую пустоту прорвы?

Надо сказать, что не каждый стратег может освоить «окольный путь» войны, ибо последний требует терпения, основательного знания  слабых сторон врага, да еще и предполагает собственную  неоформленность.

Опытный полководец знает, что, если что-то невидимо и неоформлено, то того будто бы и нет. Его и вообще может не быть, но, если сделать вид, что что-то есть, то создается впечатление, будто, действительно, что-то такое имеется. Какая-то неясная угроза. Будто кто-то невидимый смотрит кому-то видимому в спину.

Тогда выходит, что биться вроде бы и не с кем — некому писать гневные письма с претензиями, некому возражать, некому «бросать вызов». Никого нет. Всё тихо. Только в воздухе что-то такое носится. Словно пахнет чем-то нехорошим. Короче говоря, некие субъективные ощущения.

Но друзья говорят — «Если тебе что-то кажется, — сходи к психиатру!» Получается – сам во всем виноват.  Сам себя обманул, высек и изнасиловал – молодец!  Метросексуал!  Значит, в «тренде», значит, вписался. Значит, свой человек и всё прекрасно!

Сегодня главная задача всякой войны – не дать противнику себя обнаружить.  А  для этого надо, как бы, «не существовать».  То есть, не иметь определенной формы. Это «инобытие» делает нападающего неуловимым, а потому и недосягаемым для противника. Для ведения таких «виртуальных» войн  сегодня создаются специальные сетевые структуры, ядра которых глубоко прячутся, а вместо них выставляется  напоказ некая система зеркал, которая отражает нечто невообразимое.

В результате всего этого, ошеломленный и, неуверенный в себе противник, начинает в истерике биться с фантомами. А это всё равно, что сражаться с ветряными мельницами.  В.Зеланд  называет такой бой «битвой с глиняным болваном» или… с «маятником».[6] В действительности, «маятник» — это никакой не враг. Это  просто обманка, фантом. Отражение.  Враг – в другом месте. Может быть, за спиной.

Война иными средствами

В случае со СМИ, «маятник» (он же «трэнд») раскачивается  ходом самой «битвы», происходящей в информационном пространстве. Чем больше информационная война набирает обороты – тем больше раскачивается маятник.[7]Для того, чтобы «Маятник» замер — надо остановиться, но вместо этого происходит обратное. Маятник с упоением качают все, кому не лень, и только его «автор» сидит в своей «башне из слоновой кости» и посмеивается, глядя издалека на всю эту катавасию. Да еще и наваривает на этом неплохие деньги.

Но не все плохо в этом мире. И в борьбе с «глиняными болванами» вполне можно одержать победу. Надо только проигнорировать  их «вызов».  Если бы люди дружно перестали «валять дурака», подкинутого СМИ, и писать по его поводу глупости, то «дурак» попросту бы испарился.  Но, поскольку многим это занятие нравится, постольку дурака-валяние, к всеобщему удовольствию, стало общепринятой традицией.

Если же посмотреть на эту проблему в контексте войны, то получается, что не ответив на провокацию «болвана», можно встать с врагом «лицом к лицу». То есть, играть уже по известным правилам. А это значит, что следует противопоставить (мнимой) неоформленности врага – свою (мнимую) неоформленность. При этом, если истец молчит, ответчик молчит, то и «маятник»  перестает действовать.  Великое дело — пустота.

Сегодня «маятники», — «трэнды»  или… раскрученные «дурочки», — стали тревожными симптомами войн. Бороться с ними, просто высказывая эмоциональное возмущение, невозможно.  Это значит, еще больше раскачивать и насыщать маятник своей энергией.  Залогом успеха в этой магической войне является «непротивление злу насилием» — то есть, отказ от борьбы.  Молчание. Концентрация не на эфемерном, а на реальном.

В США одно время власть вела войну с рисовальщиками граффити – их ловили, сажали в «кутузку», но не могли предъявить им никаких обвинений.  Картинки, которые рисовали чернокожие  мальчишки, не имели смысла – они были некоей неоформленностью, кодом, бессмысленностью, пустотой. И в этой войне власть потерпела поражение.  Она вынуждена была смириться с присутствием картин на стенах городов — с этим бессмысленным протестом против бессмысленности жизни. Маятник борьбы был остановлен. Такова тактика борьбы с помощью «непротивления злу насилием».

Война иными средствами

Это выражение стало одним из основных понятий религиозно-философского учения  Л.Н.Толстого, к которому он пришел в восьмидесятые годы 19 века. Существо своего учения писатель изложил в работах «Исповедь» и «В чем моя вера?» Само же понятие «непротивления» относится к евангельской записи апостола Матфея – «Не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою – обрати к нему и другую». Но на практике эту заповедь можно использовать не во всякой войне, а только в войне неоформленной, «окольной», информационной.

Такой же точно принцип лежит в основе борьбы айкидо, когда нападающего словно бы берут под руку, идут некоторое время вместе с ним, а потом позволяют ему лететь в ту сторону, куда была направлена его собственная энергия. В этом случае, обороняющийся,  поначалу как бы соглашается с линией нападающего и движется вместе с ним, а потом отпускает. После этого энергия нападающего проваливается в пустоту, потому что, если обороняющийся «пустой», то его не за что зацепить.

Коррида – это наглядный образец войны «другими средствами», когда становится очевидным, что озлобленный, истерзанный пиками тореадора бык, борется не со своим настоящим врагом — тореадором, а с обманкой, с красным полотнищем, которым машет перед его носом тореро.  С помощью обычной  тряпки  УМНЫЙ И СПОКОЙНЫЙ ЧЕЛОВЕК сражается с РАЗЪЯРЕННЫМ ГЛУПЫМ ЖИВОТНЫМ, которого он постоянно обманывает, увлекает в пустоту, оставаясь, при этом, неуязвимым. Красное полотнище тореадора – это пустота, с которой бьется бык, а тореадор использует эту пустоту, как оружие.

Коррида. Война иными средствами
Коррида. Война иными средствами

Если бы бык был мудрым, он противопоставил бы пустоте тореадора собственную пустоту. Он не стал бы биться с тряпкой. Он просто поднял бы человека на рога. Коррида перестала бы существовать. Война была бы выиграна. Но, поскольку человек все-таки хитрее животного, коррида существует уже много веков, а человек постоянно побеждает разъяренное животное  в «войне иными средствами».

Когда на обманку не реагируют — появляется настоящий враг. Тот самый ловкий «тореадор», который до этого, скрываясь в пустоте, постоянно крутил красной тряпкой перед носом своего врага. Если бы жертва такого розыгрыша перестала смотреть на тряпку, она, несомненно, сразу же увидела бы своего Мучителя. Иногда так происходит на корриде. В этом случае говорят, что «тореадор оказался недостаточно ловок».

Э.Мане. Мёртвый тореро. Война иными средствами
Э.Мэне. Мёртвый тореро.

Врагу, который пуст и неоформлен, можно противопоставить только другую пустоту и неоформленность.  Молчание и пустота – это приговор «маятнику», используемому врагом – приговор  красному полотнищу, которое бессильно повисает в руке тореадора, если на него не реагируют.

Прецедент такой борьбы в политике продемонстрировал  миру Махатма Ганди, который призвал индийский народ ответить на английскую потребительскую политику молчанием. Индийское население по команде Ганди просто перестало покупать английские товары.  Это позволило ему выиграть бескровную войну с англичанами. Молчание – великая сила! В этом случае человек просто отступает в сторону.

Кстати, юмор – это тоже «окольная война»! Тоже маятник.  Например, в случае со «стэндап-комиками»,  когда перед зрителями постоянно машут красным полотнищем, увлекая его в нужную сторону. К чему  привела такая практика? К радиоуправляемости. Зрителям теперь подсказывают, в каком месте и с какой интенсивностью надо смеяться и где хлопать. И вот уже 20 последних лет зрители хлопают и смеются  там, где велят и таким «артистам», которых следовало бы освистать и прогнать со сцены.

Если бы публика замолчала – ЭТО БЫЛ БЫ НАСТОЯЩИЙ ОТВЕТ ВСЯКОГО РОДА ХАЛТУРЕ И ГЛУПОСТИ, которой потчуют сегодня зрителей. Но это было бы возможно лишь при одном условии — если бы публика была сознательной. Тогда можно было бы сказать, что она противопоставила свою пустоту пустоте своего врага, свою волю – воле противника. Но, прежде всего этого, следовало бы осознать, что ВРАГ — СУЩЕСТВУЕТ, что это не блажь, не суеверие, а реальность. А там, осознав всё и вся, можно уже «поднимать шум на востоке, чтобы атаковать на западе».[8]

Но как бы нам разучиться говорить и научиться молчать?

 Почему бы не перестать приветствовать осточертевшую халтуру аплодисментами?

 Почему бы не игнорировать выставки, спектакли и концерты, оскорбляющие человеческое достоинство?

 Кто научит нас сдержанности?

 Кто научит смирению, если мы уже распоясались и разговорились?

 Кто сделает нас воинами?

____________________________________________

[1] Военные трактаты китайского полководца 6 (или 4) века, сформулировавшего доктрину войны «окольного пути».

 [2] Интернет-мем — это информация в любой форме, спонтанно приобретающая популярность, распространяясь в интернете. Вошло в употребление в середине первого десятилетия 21 века. Мемами могут считаться как слова, так и изображения. Термин «мем» впервые употребил оксфордский профессор Ричард Докинз в книге «Эгоистичный ген». В ней он экстраполирует на информационную среду концепцию генетикии называет «мемом» «единицу культурной информации», способную «размножаться.

.[3] Тренд— это определенное направление движения ценына Форекс. Поведение тренда, в том числе, разбирают во время проведения технического анализа. Тренды бывают следующих видов: нисходящий (еще его называют медвежий), восходящий (еще он носит название бычий) и боковой (отсутствующий или флэт). Как правило, во время действия нисходящего тренда рекомендуется открывать позиции на продажу, а восходящего — на покупку. При отсутствии тренда лучше не совершать никаких операций. Источник: «тренд, тенденция».Тренд — основная тенденция изменения чего-либо: 


[4]
 Бодрийяр.Ж. Символический о бмен и смерть.

[5] Сунь-цзы бинфа, гл.5.

[6] В.Зеланд пишет в книге «Пространство вариантов»: «Маятник создается энергией людей, мыслящих в одном направлении. Маятник является энергоинформационной структурой. Маятник фиксирует мысленную энергию приверженца на своей частоте. Между маятниками идет жестокая битва за приверженцев. Деструктивный маятник навязывает приверженцам чуждые им цели. Маятник играет на чувствах людей, завлекая их в свои сети… Освободиться от маятника – значит, выбросить его из своей жизни. Выбросить из жизни означает не избегать, а игнорировать.  Для гашения маятника необходимо нарушать сценарий игры… Энергия погашенного маятника переходит к вам. Проблемы решаются провалом или гашением создавших их маятников…».

[7] Зайдите на сайты Гая и Марьяны Ро, которые набирают миллионы просмотров и убедитесь в том, что пустота очень привлекательна для российского населения. Это пример умело раскачанных «маятников», хотя, непонятно, каким образом они раскачиваются.

[8] Лао-Цзы.

 

2. Ускорение: «Остановите землю – я сойду!»

Ускорение всех социальных процессов, протекающих в обществе, влечет за собой быстрое движение вещей вокруг человека – быструю смену декораций и символов, инструкций и законов, правил и представлений. Ускорение – это не просто СЛОВО. Это глобальный процесс, изменяющий  внешний мир и внутреннюю суть человека, делая его жизнь скоротечной и бессмысленной. Главное, чем особенно опасно для человека ускорение – это накопление в процессе ускоренной жизни НЕРАЗРЕШЕННЫХ, НЕ ДОВЕДЕННЫХ ДО ЛОГИЧЕСКОГО КОНЦА СИТУАЦИЙ И ПОСТОЯННОЕ ТРЕВОЖНОЕ ОЖИДАНИЕ  ВТОРЖЕНИЯ В ЖИЗНЬ НЕИЗВЕСТНОГО. Что же представляет собой ускорение? Это не что иное, как информационный вирус, именуемый «социальной протогерией».

Ускоренный темп
превращает похоронный марш
в весёлое треньканье…»
Э.Тоффлер. Футурошок

 

Ускорение всех социальных процессов, протекающих в обществе, влечет за собой быстрое движение вещей вокруг человека – быструю смену декораций и символов, инструкций и законов, правил и представлений. Ускорение – это не просто СЛОВО. Это глобальный процесс, изменяющий  внешний мир и внутреннюю суть человека, делая его жизнь скоротечной и бессмысленной. Главное, чем особенно опасно для человека ускорение – это накопление в процессе ускоренной жизни НЕРАЗРЕШЕННЫХ, НЕ ДОВЕДЕННЫХ ДО ЛОГИЧЕСКОГО КОНЦА СИТУАЦИЙ И ПОСТОЯННОЕ ТРЕВОЖНОЕ ОЖИДАНИЕ  ВТОРЖЕНИЯ В ЖИЗНЬ НЕИЗВЕСТНОГО.

Человечество словно изъяли из теплого, привычного и уютного дома и поместили возле своих чемоданов в «не-место» — в то самое пространство, которое немецкий философ З.Бауман  определил как непригодное для жизни. Человека посадили в зал ожидания, где он и пребывает в прострации с тех самых незабвенных восьмидесятых годов двадцатого века, когда процесс УСКОРЕНИЯ был запущен последним секретарем компартии  М.Горбачевым.[1] В то время советские люди не заметили этой «мины», подложенной под общество, а это, действительно, была «мина». «Мина» с, запечатлённым в ней, страшным вирусом, именуемым «социальной протогерией».

СЕГОДНЯ ЧЕЛОВЕК, ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ВЫЖИТЬ, НЕ МОЖЕТ ДОТОШНО ВНИКАТЬ В КАЖДУЮ СИТУАЦИЮ и долго размышлять над ней – он должен просто фиксировать течение «бытия», воспринимая его всё более крупными единицами — блоками. При этом, он вынужден подниматься над существенными «мелочами» жизни – над чувствами, поступками, судьбами своих близких и друзей, и даже над собственной судьбой.

Ускорение

Со временем блоки будут укрупняться. Их количество вырастет до критического размера. Для их восприятия потребуются дополнительные ресурсы – допинги… Но силы человека не беспредельны и наступит время, когда информационные блоки – абсолютно пустые и, не имеющие никакой ценности, задавят сознание человека и станут его могилой. Могилой неизвестного поглотителя информации…

Ускорение, навязанное всему миру американцами, благодаря использованию ими новых технологий – оказался глобальным вирусом, запрограммированным на уничтожение цивилизации.

Этот вирус, вызывающий изменение скорости всех процессов, и, доводящий ускорение до абсурда, напоминает редкую генетическую болезнь ПРОТОГЕРИЮ. Человек, страдающий этим заболеванием, проживает свою жизнь очень быстро. Обычно он умирает в 10-11 лет. Все процессы в его организме протекают стремительно. За 10-11 лет человек проживает спрессованную 90-летнюю жизнь и умирает глубоким стариком.

Наше общество сегодня искажено вирусом «протогерии». Поэтому так велика смертность. Поэтому так изменилось всё вокруг. Вернее, СНАЧАЛА ВСЁ ИЗМЕНИЛОСЬ – изменились декорации жизни, а вслед за этим изменился сам человек. «Бытие определяет сознание» — сказал  К.Маркс  об этом феномене. Кристофер Райт из Института Изучения науки и Человеческих проблем, подтвердил его мысль, заявив:

«Если окружающие вещи начинают изменяться, то скоро наступят перемены и внутри».

Стало быть, перемены, повлекшие за собой ускорение всех процессов, были инициированы сверху – это был искусственный процесс, запрограммировавший людей на самоуничтожение.

Сегодня людям некогда жить и любить. Им некогда воспитывать детей, заниматься самообразованием, творчеством и решать свои личные проблемы. Из-за бешеной скорости, с какой человек должен проживать свою жизнь, все отношения огрубели и опростились до пещерного примитива. Это происходит потому, что все силы человека направлены сегодня на приспособление к, постоянно меняющимся, законам и условиям жизни.

Процесс адаптации к жизни задавил саму жизнь. Он стал отнимать много сил и сделал людей «ветреными». Ветер перемен буквально носит по жизни этих раздраженных людей, делая все их отношения странными и призрачными. Им некогда заниматься собственной судьбой и потому они идут со своими бедами к психологам – этим современным «духовникам», — и там, на кушетке, выкладывают им всю подноготную.

И.Босх. УскорениеИ.Босх

Психолог выслушивает исповедь «ускоренного», пораженного немочью и «протогерией» человека, и понимает, ЧТО НИЧЕМ НЕ МОЖЕТ ЕМУ ПОМОЧЬ, потому что единственная причина его невроза – это социальное ускорение. Но психолог ничего не говорит об этом пациенту. Он выписывает ему лекарство и на время успокаивает вечного странника, искаженного скоростью искусственной беговой дорожки – этого конвейера, который чья-то шкодливая рука с каждым днем ускоряет всё больше.

В результате навязчиво повторяющейся стрессовой ситуации, преступление и убийство превратилось в эффективный инструмент естественного и быстрого разрешения патовой ситуации. В «разы» увеличилось число немотивированных преступлений  в бизнесе, политике, на дорогах, на дачных участках и в квартирах. В обществе укоренились слоганы: «Нет тела – нет дела» и «Ничего личного – только бизнес».

Ускорение подвело человечество к парадоксальной ситуации, когда им, для того, чтобы выжить, надо либо добровольно уничтожить себя (что часто и происходит), либо уничтожить конкурента. Но никому из этих убийц и самоубийц даже в голову не приходит обвинить в произошедшем процесс убыстрения жизни и ту руку, которая намеренно дергает за рычаги ускорения, поддавая газу.

Жизнь стала напоминать абсурдное Зазеркалье из сказки Льюиса Кэрролла, где мир –  игра, где для того, чтобы остаться в настоящем, нужно бежать изо всех сил, и где смертельные раны воспринимаются как нечто быстро-само-залечивающееся – залечивающееся смертью:

Ускорение

— По-моему, Зазеркалье страшно похоже на шахматную доску, — пробормотала Алиса. – Только фигур почему-то не видно… Наверное, здесь любят играть  в шахматы! Весь этот мир – сплошные шахматы (если только, конечно, это можно назвать миром). Это одна большая-пребольшая партия…

 Ускорение

Тут Королева схватила Алису за руку и они бросились бежать. Позже, когда Алиса размышляла об этом дне, она никак не могла понять, как это случилось? Она только помнила, что они бежали, сцепившись за руки, и Королева  неслась вперед с такой скоростью, что Алиса едва за ней поспевала. При этом, Королева истошно орала – «Быстрее! Быстрее!»

АЛИСА ЧУВСТВОВАЛА, ЧТО БЕЖАТЬ БЫСТРЕЕ ОНА НЕ МОГЛА. НО И СКАЗАТЬ ОБ ЭТОМ ОНА НЕ МОГЛА, ПОТОМУ ЧТО ЗАДЫХАЛАСЬ.

Самое удивительное было то, что деревья, рассаженные по бокам, не бежали, как следовало ожидать, им навстречу. Как ни стремительно неслись вперед Алиса и Королева, они не оставляли их позади.

Королева, видно, прочла ее мысли.

— Быстрее! Быстрее давай! – закричала она. – Не разговаривай!

И тянула ее за руку.

— Далеко еще? – с трудом выговорила Алиса.

— Не ЕЩЁ, а УЖЕ! – ответила Королева. – Мы пробежали мимо 10 минут назад! Быстрее!

И снова они неслись со всех ног так, что только ветер свистел у Алисы в ушах. Того и гляди сорвет с головы все волосы, — подумалось Алисе.

— А ну давай! – кричала Королева. – Еще быстрее!

И они помчались так быстро, что, казалось, скользили по воздуху, вовсе не касаясь ногами земли до тех пор, пока, наконец, Алиса, совсем уже выбившись из сил, не остановилась внезапно. И тут же она, задыхаясь, увидела, что сидит под деревом на земле.

Королева любезно прислонила ее к стволу и ласково сказала:

— А теперь можешь немного отдохнуть!

Алиса в изумлении оглянулась.

— Что это? – спросила она. – Мы так и остались под этим деревом? Неужели мы ни на шаг не стронулись с места?

— Ну, конечно, нет, — ответила Королева. – А чего иного ты хотела?

— У НАС, — сказала Алиса, с трудом переводя дух, — когда долго бежишь со всех ног, непременно попадаешь в другое место.

— КАКАЯ МЕДЛИТЕЛЬНАЯ СТРАНА, — значительно произнесла Королева. – Ну а ЗДЕСЬ, знаешь ли, ПРИХОДИТСЯ БЕЖАТЬ СО ВСЕХ НОГ, ЧТОБЫ ОСТАТЬСЯ НА ТОМ ЖЕ МЕСТЕ. Ну, а, если хочешь попасть в другое место, то тогда нужно бежать, по меньшей мере, вдвое быстрее!

Сегодняшняя повседневная жизнь, со вшитыми в нее, кэрролловскими парадоксами стала удивительно напоминать сказочное Зазеркалье. Перечисляя их, уже можно начать загибать пальцы.

Во-первых, это НАКАЗАНИЕ, ПРЕДШЕСТВУЮЩЕЕ ПРЕСТУПЛЕНИЮ (как это было в случае в кэрролловским гонцом, посаженным в темницу перед тем, как он совершил преступление, что, конечно же, в конце концов, спровоцировало настоящее преступление, поскольку, в естественной жизни, оскорбление всегда влечет за собой месть).

Во-вторых, это ОГОЛТЕЛОЕ ФИЛОСОФСТВОВАНИЕ ДЕСТРУКТИВИСТОВ-РАЗРУШИТЕЛЕЙ в стиле Шалтая-Болтая (утверждавшего, что слова принадлежат тому, кто является хозяином жизни).

В-третьих, это СУМАСШЕДШАЯ ГЛАМУРНАЯ, КУЛЬТУРНАЯ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ ХМАРЬ, костенеющая вот уже 30 лет за столом, где происходит «безумное чаепитие»  одних и тех же лиц — Свинки, Шляпника и очумевшего Кролика.

В-четвертых, это ОДНОРАЗОВЫЕ ТОВАРЫ из странной кэрроловской лавки, которые будто и есть, но не даются в руки, обладая странным свойством «текучести» и ненадежности.

В-пятых, это БЕССМЫСЛЕННЫЕ ГОРЯЧИЕ И ХОЛОДНЫЕ ТЕРРОРИСТИЧЕСКИЕ ВОЙНЫ «просто сил», которые кто-то сталкивает лбами, делая эти поединки, похожими на потешные бои Тру-ля-ля и Тра-ля-ля.

В-шестых, это СТРАННЫЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ЛИДЕРЫ, поразительно напоминающие Белого Рыцаря, который, вроде бы, вооружен, но шатается в седле и при каждом движении падает то вперед, то назад, в результате чего не может сдвинуться с места.

А чему тут удивляться? Ведь это поветрие пришло к нам с Запада, а там сказку Кэрролла с давних пор и дотошно изучают во всех школах. Она даже входит в тестовые задания на экзаменах.

К слову сказать, английский философ и писатель  Г.К. Честертон, ещё во втором десятилетии 20 века предупреждал политических реформаторов о том, насколько опасно экспериментировать с перевернутыми мирами и, особенно, преподавать эти искусственными миры детям в школе, рассказывая о них так, словно они существуют в действительности.

«… Я с ужасом думаю о том, — отмечал  Г.К. Честертон, — что         произведения Льюиса Кэрролла вошли сейчас в систему нашего         образования, что в нынешние либеральные времена означает        ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ образование».

«Бедная, бедная Алиса! —сокрушался писатель. — Мало того, что   ее поймали и заставили учить уроки; её еще заставляют поучать   других. Алиса теперь не только школьница, но и классная         наставница. Каникулы кончились… Экзаменационных билетов   видимо-невидимо, а в них вопросы такого рода:

1)  Что такое «хрюкотать», «пыряться», «зелюки», «кисельный колодец», «блаженный суп»?

2)  Назовите все ходы шахматной партии в «Зазеркалье» и отметьте их на     диаграмме.

3)  Охарактеризуйте практические меры по борьбе с меловыми щеками,       предложенные Белым Рыцарем.

4)  Проанализируйте различия между Труляля и Траляля».

Это – пример экзаменационных тестов в английской школе в 20-30 годы.       Таково было английское образование до Второй Мировой Войны. А каково оно сегодня, когда парадокс и нонсенс окончательно заменили место обычного здравого смысла? Можно себе представить…

Нонсенс стал законом. Его превратили в норму жизни. Норму    же, вместе с её здравым смыслом просто похоронили.

 «Нонсенсу» было позволено стать застывшим и хладным, как классическое надгробие, – говорил Г.К. Честертон. — Его пародируют…  Людям кажется, что они могут перевернуть то, что не имеет никакого иного смысла, кроме именно этой перевернутости, обратив её в образы   бытовой комедии и обыденного фарса».

И снова, в который раз вспоминаются мне слова Достоевского – «Уж      как скажут тебе, что от обезьяны произошел, — так уж, делать нечего,      принимай!»  Уж как крикнули «беги» — надо бежать.

Но уже сегодня главные вопросы заключается не в «бежать», не в «исполнять приказы», а в ВЫЯСНЕНИИ — КУДА БЕЖАТЬ? КТО СЕЕТ ПАНИКУ И ВЫКРИКИВАЕТ ПУСТЫЕ ПРИЗЫВЫ? КТО УСКОРЯЕТ ЖИЗНЬ ТАК, ЧТОБЫ ЛЮДИ НЕ УСПЕВАЛИ ДУМАТЬ И ЗАДАВАТЬСЯ РЕЗОННЫМИ ВОПРОСАМИ?

«Ускорение перемен, — отмечал Э.Тоффлер в работе «Футурошок», — является психологической силой. Повышение темпов перемен в окружающем нас мире, нарушает наше внутреннее равновесие, переделывает наш образ жизни, хотя этот факт почти полностью игнорируется психологами. Внешнее ускорение превратилось во внутреннее».[2]

Но, между прочим, добавил он – ускоренная жизнь многим кажется веселой, «прикольной», и занимательной  из-за постоянно меняющейся панорамы, проносящейся за окном, а также из-за смешного «музла» непонятного происхождения.

Но кто знает о том, что «прикольная музычка», сопровождающая жизнь современного человека — это не что иное, как канализационный звук, возникающий при спускании жизни в унитаз. Сути это не меняет, а только камуфлирует тот факт, что «ускоренный темп превращает похоронный марш в весёлое треньканье».

 

[1] «Не-место» — терминология З.Баумана, означающее пространство, непригодное для жизни.

[2] Э.Тоффлер. Футурошок.

http://debove.ru

Вверх

Нажав на эти кнопки, вы сможете увеличить или уменьшить размер шрифта
Изменить размер шрифта вы можете также, нажав на "Ctrl+" или на "Ctrl-"
Система Orphus
Внимание! Если вы заметили в тексте ошибку, выделите ее и нажмите "Ctrl"+"Enter"

Комментариев:

Вернуться на главную