Валентина Валентиновна Ефимовская
Валентина Ефимовская – поэт, литературный критик, заместитель главного редактора журнала “Родная Ладога”, автор поэтических сборников “Долгий свет”, “Приют для души”, “Третий путь”, печаталась в журналах “Москва’, “Нева”, “Воин России”, газете “Российский писатель” и мн. др. изданиях, член Союза писателей России, живет в Санкт-Петербурге.
ВЫБОР
Когда входили в бухту крейсера,
Когда отец легко сбегал по трапу,
Мое взмывало детское “Ура!”,
Цепляя коршуна за бронзовую лапу
На обелиске в честь погибших кораблей…
Под штормовым сердцебиеньем флага
“Вальс севастопольский” я пела всех слышней,
Я подпевала морякам “Варяга”
От мамы знала, помнящей войну, -
Нам никогда не подпоет Европа…
Царю тому на верность присягну,
Кто возвратит России Севастополь!

ПОД АНДРЕЕВСКИМ ФЛАГОМ
Блаженно дыхание бриза
Томительно чайки кричат,
И, как золоченая риза,
На волны ложится закат.

Рокочет угрюмое море,
Что зыбок и призрачен мир.
В пучине лежат, как в соборе,
Священник, матрос, командир.

И вижу я, глядя на воду,
Картины геройских смертей –
В сраженьях морских за свободу
Великой Отчизны моей…

На палубе крови без меры,
И вот уже близок конец…
Своею молитвенной верой
Спасает духовный отец.

Волна заливает каюты,
Корабль оседает кормой,
Кадит до последней минуты
Священник с седой головой.

Детей своих – добрую паству –
Светло осеняет крестом,
Чтоб каждый из гибнущих спасся
И был бы утешен Христом.

“Сдавайтесь! – стихия бесилась –
И жизнь вам враги сохранят”.
Но насмерть герои стоят,
Приемля лишь Божию милость
К погибшим за други своя.

“КОРИДОР СМЕРТИ”
Вечная память героическому подвигу
железнодорожников, которые водили поезда с
продовольствием в блокадный Ленинград под
прицельным вражьим огнем по легендарному
“Коридору смерти”

Я верю, - с посекундным постоянством
Вернется время к нам – за часом час,
Поскольку искривляется пространство
Вблизи огромных необъятных масс.
Когда любви энергия лучится,
То массы большей во Вселенной нет,
И жизнь над смертью неизбывно длится:
Меж телом и душой в квадрате свет!
И в этом свете жертвенном не меркнет
Простая и незыблемая суть:
Мчит бренный поезд “коридором смерти”,
Для жизни вечной проторяя путь!

ВАЛЬС
Никогда не вернусь в этот город утрат,
В этот город, в мученьях рожденный,
В этот город-дворец, в этот город-парад,
В город летних ночей просветленных.

Никогда не вернусь в этот город церквей,
Оскверненных, а ныне хранимых,
В этот город бродяг, в этот город царей,
В этот город родных и любимых.

Мне вовек не придется прокладывать след
В этот город дождей и туманов,
В этот город-экстаз, в этот город-балет,
В этот город великих романов.

Даже в мыслях своих никогда не вернусь
В город, знавший блокаду, Победу,
Потому что клянусь, взором сердца клянусь -
Никуда от него не уеду!

ДОМ С АНГЕЛОМ
С мамою и я жила в блокаде…
Кто сказал, что не было меня,
Если жизнь в блокадном Ленинграде
С первого запомнила я дня.

Были клены небывало алы,
В худобе болезной тополь наг,
И Петра десница простирала
Предостереженья явный знак.

Зла не ждали голуби и розы,
Золотом переливалась тень.
В городе бомбежки и морозы
Грянули в один и тот же день.

Замело, завьюжило, завыло.
Помню, как Неву теснили льды.
Вкуса не забуду до могилы –
Невской замерзающей воды.

Той воды, которую в бидоне
Матушка моя с трудом несла.
Ангел на ее старинном доме
Каменно простер свои крыла:

На нее, еще девчушку, глядя,
Ей безмолвно прочил райский свет…
До рожденья в мирном Ленинграде
Я жила в аду блокадных лет.

ДОМ
Веками здесь бесстрастно зеркала
Мгновенья жизни вечной отражали,
И в омутах зеркального стекла
Тонули те, кто раньше здесь бывали.
Войду в дом опустевший, не спеша,
Жалея, что не вечно жизни бремя.
Здесь листья в пыльных комнатах шуршат,
В каминном зале задремало время,
Укутавшись в остывшую золу,
Былой наряд его давно изношен,
И зеркала осколок на полу,
Как чуткий взор, что в мирозданье брошен, -
Туда, где возникают, ум страша,
Галактики, где свет берет начало…
О, как должна быть велика душа,
Чтоб не судила время, но вмещала…

ЧИСТЫЙ ПОНЕДЕЛЬНИК
Пахнет срубленною елью
Капелька смолы,
Легок Чистый понедельник.
Мытые полы,
Напоен печалью сладкой
Вешний ветерок,
Рядом с “постною” лампадкой
Тонкий образок,
Сушек маковых колечки,
Скромные столы,
Под нетопленою печкой
Горсточка золы –
Чтоб от “масляной” – ни крошки:
Правильный зачин,
А в раскрытые окошки –
Благовест-помин.
Семь седьмиц преодоленья –
Искупленья срок.
Светлый праздник Воскресенья –
Ведомый итог.

НА СМОЛЕНСКОМ
Колокола звоны – как поклоны
На четыре стороны Руси,
Каркают на кладбище вороны
Жутко так, что, Господи, спаси…

Канули, как малых рыбок стаи,
На рассвете звезды в глубь небес.
Хвоя меж могильными крестами
Двух тропинок выстилает крест.

На запруде ряски плат багровый
Ветром порван – дыры не зашьешь,
Добрая б юродивой обнова,
Да вот как блаженную найдешь?

Говорят, она ходила где-то,
Забрела недавно и сюда, -
И в ледок ее босого следа
Вмерзла рыбкой золотой звезда.

В ОГНЕ
Меняется природа вещества,
Когда огонь его строенье рушит,
И виден прах любого естества…
Но, полыхая, не сгорают души!

СЛАДКОЕ ЧУДО

…единый признав характер,
сливались, пружиноподобны,
миры ДНК и галактик…
Ю.Шестаков

Под яблонькою почва не сладка,
И дождь, на листья льющийся, не мед,
Но вызрел из галактики цветка
Планетой сладкой яблоневый плод.
Он сладок, как признание в любви,
Как образа святого целованье,
Как соль родной возделанной земли,
Как воинов победных ликованье.
Откуда изливается та сласть?
Из ледяного космоса? Едва ли.
То, может быть, иная ипостась
Трехмерной генетической спирали?
Волноподобная, не зная берегов,
Пронзая толщу времени-пространства,
Она Творца сладчайшую любовь
С непобедимым плещет постоянством!

РУССКАЯ КРАСАВИЦА
Русская баба дородная,
Пшеничная, огородная,
Стыдливая, сынородная,
Крещеная, крестноходная,
Испытанная нуждою,
Победою и бедою,
Русь омрачишь, став худою.
Хрупкую, словно осень,
Легче сломить и бросить.
Врут чужеземцы советами –
Посты заменить диетами.
Не внемли этой нелепости –
Держись в первородной крепости.
Не обнажай на судилище
Душу – любви вместилище:
Покуда ты ею красива,
Тьме не объять Россию!

* * *
Поговорим о чем-нибудь простом,
О том, пожалуй, что в единстве – счастье…
Смотри, как осень за моим окном
Тумана тело ветром рвет на части.
Лист одинокий, как в небытие,
Летит на землю с оголенной кроны
Златым осколком купола ее…
Ветвистый остов обжили вороны.
Ты видишь, - воздух ледяной волной
К теплу прихлынул нашего оконца.
Пылают звезды в темноте ночной,
Как капли расколовшегося солнца…

* * *
… душа хотела б быть звездой
Ф.Тютчев

Смеркается. Звездно. Морозно.
Я в шали иду не спеша
Внимать несмолкающим звездам…
Следить побуждает душа,
Как ярко, к Земле подлетая, -
К Царице всех солнц и планет,
И скорость свою замедляя,
Звучанью сподобился свет, -
Летит с колокольни церквушки,
И вторит ему моя кровь:
Становятсязвездами души,
Поверя, что свет – есть любовь!

ДОЖДЛИВОЕ ЛЕТО
Черны прогорклые стога,
Сверкает влагой луг покосный,
И у коровы на рогах
Дождинки, как дневные звезды.
А ветер стадо туч ведет,
Куда-то гонит их лениво,
Но озаряет небосвод,
Пугая мглу, ржаная нива.
Тепло лучатся в небеса
Колосья солнечного цвета…
Откуда свет тот? Чудеса!
Он был посеян прошлым летом,
Его мороз терзал, как зверь,
Хлестала вешняя водица.
В земле он умер, чтоб теперь
В колосьях этих возродиться!

* * *
Рассеклось мгновеньем,
Нитью горизонта
В золотом сеченье
Золотое солнце.
Туч сумбурных тени
Заблудились где-то,
И мои колени
Светом обогреты.
Гонит выше сосен
Ветер уток стаю.
Васильки, колосья
Я перебираю:
К празднику Успенья
Делаю букеты.
На моих коленях
Умирает лето…

РЕКВИЕМ МОЦАРТА
Моцарт:
…человек, одетый в черном,
учтиво поклонившись, заказал
мне Реквием и скрылся…
А.С.Пушкин “Моцарт и Сальери”

Быть может, Бог ту песню заказал
Через посланца в черной ризе длинной?..
И Реквием над миром зазвучал
Бессмертию души великим гимном,
Души, познавшей вдохновенье, боль
И то, что бытия законы строги.
И, покидая бренную юдоль,
Она рыдала, грешная, о Боге!
Мир перед этой музыкой затих.
Лишь звезды с неба падали, как слезы:
То плакал Бог о чадах всех своих
Под звуки рукотворной Лакримозы!

САЛЬЕРИ
Сальери:
…Ремесло
Поставил я подножием искусству.
…Поверил
Я алгеброй гармонию…
А.С.Пушкин “Моцарт и Сальери”

Рассудка откровенья хороши
До тех лишь пор, пока он к точной мере
Талантливости творческой души
Не подступает с “алгеброй” Сальери,
Который был судьбой не обойден
И все ж хотел, гордынею влекомый,
Постигнуть вдохновения закон.
Но не стяжал он формулы искомой.
И потому сказал, что правды нет,
Когда пытался зрением поверить
Земного бытия незримый свет,
Лишь Господу доступный в полной мере.

* * *
“Что в имени тебе моем…”
А.С.Пушкин
Во всех краях, в любые времена
Рос человек от имени – от слова.
Без имени кто я? - Величина,
Неймущая значенья никакого.
Вне имени чужда я бытию,
Пронизанному свыше данным словом.
Лишь в имени пред Богом предстаю,
Лишь имя – духа вечная основа.

СТАРИКИ
Не меркнет лик пречистыя реки,
И словно не стареют Росси зданья.
Но в городе должны быть старики!
Бессмертье достижимо состраданьем.
Живых да будет много стариков,
Ворчливых, поучающих, усталых,
Пусть обойденных славою веков,
Но для меня звучат, как с пьедесталов
Знакомые рассказы их про те
Сто двадцать пять спасительных блокадных,
Про горький бой в кромешной темноте,
Про сладость слез победных и наградных.
Без вечностных опор ветшает кров,
Душа без памяти бессовестна и лжива.
Помолимся за наших стариков –
Подольше бы, родные, были живы…

Из новых стихов

Вернуться на главную