Дмитрий Игоревич Ханин

Дмитрий Игоревич Ханин родился в 1989 году в городе Ростове-на-Дону, окончил мехмат ЮФУ (РГУ). Член Союза писателей России и литературного объединения "Дон", автор нескольких поэтических книг, лауреат Международной литературной премии имени Сергея Есенина «О Русь, взмахни крылами…» в номинации «Русская надежда» (поэзия молодых) за 2012 год.

* * *
В пустынном саду я опять без ночлега стою.
Звезда у калитки – дороже часов на запястье:
Неспешно мерцает моё первобытное счастье,
Бескрайним лучом прорезая судьбе колею.
2013

В ПОЕЗДЕ
Сердцу неуютно и неловко,
Всюду – неизвестные края.
Выдана судьбой командировка
В дальние районы бытия.

Кто же мне в попутчики назначен?
Вечная Тревога и Душа –
В сумраке ребёнок тихо плачет,
Мама обнимает малыша.

Слушая негромкую беседу,
Поезд направляется в дожди.
Господи, куда я нынче еду?
Есть ли полустанок впереди?

Рифма из пространства возникает,
Слово обретает свой падеж.
Брошенная станция мелькает –
В пригороде ветреных надежд.

Рельсы, будто млечная дорожка,
Тянутся неспешно мимо крыш.
В чёрное озябшее окошко
Смотрит, призадумавшись, малыш.
2012

ГОЛОЛЁД
Гололёд – не причина падения.
Человеку – так просто упасть,
Если путь заметают сомнения,
Обретая над путником власть.

Вдоль дороги отчаянье стелется,
С холодов начинается год.
Мало – в песнях моих гололедица,
Так ещё на дворе – гололёд.

Я ушёл от огня коммунального,
Как художник, раздавший холсты.
Горький чай у прилавка вокзального
Не даёт размышленьям остыть.

И, укутавшись в рифму неточную ,
Замерзает вечерний вокзал.
Я тревогу свою ненарочную,
Будто чай, на стихи расплескал.
2012

* * *
Моя душа бедна и заскорузла –
Всё меньше поклоняется мечтам.
Надежда не сбежала, но обрюзгла –
Дешёвый кофе пьёт по вечерам.

Я тоже пью. Хотя не только кофе.
На ужин – спирт. К рассвету – аш-два-о.
Давно распяли Бога на Голгофе.
А больше не случилось ничего.

Зубчатый круг стального циферблата,
Как диск пилы, эпоху разрезал.
Была любовь из помыслов изъята.
Разбилось в кухне несколько зеркал.

Мечту уже давно я не ревную –
Она других затягивает ввысь…
Но даже в эту осень обложную
С надеждой мы ещё «не развелись».
2011

ИЗДАТЕЛЬСКОЕ
Мир достоин всяких разночтений,
Было б только зрение – читать.
Жизнь моя, как рукопись сомнений,
Отдана ошибочно в печать –

Издана: с моим непониманьем,
С примесью безвременной тоски –
Скрыто под обложкою названье,
Спутаны короткие листки.

Истина осталась непочатой,
Сумерки сопутствуют мечтам.
Толпы неуклюжих опечаток
Тянутся за мною по пятам.

Прячусь, убегаю я от скуки –
Обретаю истинный кураж.
Верю – если жизнь мою раскупят,
Выйдет утешительный тираж.

Всё-таки найдётся оправданье
Строчкам, прозябающим в тени.
Но не подлежат переизданью
С неба опадающие дни.
2012

ВОЗВРАЩЕНИЕ
Непогодою строчки взъерошены,
Холодает – куда я пришёл?
Ни души. И у церкви заброшенной
Одиноко стоит частокол.

Пробираясь чужими подворьями,
Я не видел покинутых мест,
А за тонкими частыми кольями
Покосился единственный крест.

Покосились добро и доверие –
Я не смог удержаться на них.
Что мне нужно в богатой империи,
Кроме этих развалин скупых?

Если сердце ещё откликается,
Надо хлеб раскрошить снегирям –
Может, будет не поздно покаяться
И расчистить тропинку к дверям…
2012

* * *
       Поэту
Заедай тревогу хлебом,
Жди наивную весну.
Хорошо смотреть на небо,
Понимая тишину.
Нынче свищет по-другому
Кнут для совести-души.
Отправляйся пешим к дому,
Зря покой не вороши.
Сухостоем на телегу
Кинь минувшие слова –
Пусть мечта везёт по снегу
Эти лёгкие дрова.
Как судьба дорогу сложит?
Ветру с вьюгой не перечь.
Заберёт дрова прохожий
И растопит ими печь…

На печи отцовский китель
Примеряет мальчуган –
Может, Родины спаситель,
Может, будущий тиран.
2012

* * *
      Я тебя никогда не забуду.
      Я тебя никогда не увижу.
                     А. Вознесенский

В твоей душе прохладно и темно,
Как в погребах, где вечен запах дыма.
В твоём раю всего одно окно,
И потому оно неповторимо.

Так странно взглядом смерить пустоту
В застенках старой нищенской каморки
И отыскать погасшую мечту
При синем свете газовой конфорки.

Затем найти вчерашнюю зарю,
Остывшую в углу на паутине,
Прикрыв глаза, оставить ноябрю
Холодный крик в отчаянной пустыне.

Но голос груб. Он вырвется в окно,
Разговорив участливое эхо.
Вздыхая, скажет ночь: «Не так давно
Отсюда рай на небо переехал».

Запишется в стихах когда-нибудь:
Во тьме скрипят окна больные створки,
И человек угадывает путь
По синим звёздам газовой конфорки…
2011

* * *
Троллейбус – птица в озере тумана,
Плывёт по равнодушным площадям.
И крылья – точно руки великана –
Над головой скользят по проводам,
Как будто две разрозненные жизни
Скользят по острым ниточкам судьбы.
Как будто странник, помня об отчизне,
Возносит к небу руки и мольбы.
2011

* * *
Человек – не звание, а должность.
Честь собаки тоже высока…
Нежатся в кювете придорожном
Два нетитулованных щенка.

Им, наверно, хочется обняться…
Лают вдохновенно невпопад:
Под навесом яблонь и акаций,
О погоде просто говорят,

Будто на младенческом наречьи
Упрекают будничную злость.
Как они живут по-человечьи!
Нам с тобою так не довелось.

Разве что в заснеженном начале
Мы ещё смеялись по-людски...
В сумерки из детства убежали
Наши беспородные щенки.
2011

* * *
       Буду делать хорошо,
       И не буду – плохо.
               В. Маяковский

От крика нервного до вздоха –
Недолго ехать по шоссе.
Я научился делать плохо,
Я научился жить как все:

Припоминать друзьям обиды,
Считать соседа подлецом,
Молчать с надменностью Фемиды,
Смеяться истине в лицо.

По вечерам точа балясы,
Клеймя огнём кого-нибудь,
Я стал врагов делить на классы
И перед сильным – шею гнуть.

Так жизнь плетётся: крестик, нолик –
В моём архиве вместо лиц…
Подай бутылку, братец Кролик!
За Ваше счастье, братец Лис!

…а ночью вновь придется плакать,
Хватая блики с потолка.
Душа – как старая собака,
Что телу предана пока…
2011

СТАРЫЙ ГВОЗДЬ
Снова осень в прихожей замешкалась,
На плаще – пережитки дождя.
Ни театра в округе, ни вешалок –
Начинается хата с гвоздя.

И войдёт в обветшалую хижину
Безымянная чья-то душа.
Заскрипят половицы пристыжено,
Безнадежною пылью дыша.

Шумный чайник, кряхтя, постарается
Не оставить скитальца в беде.
А промокшая шляпа останется
Одиноко висеть на гвозде.

Пусть бродяга ночлегом утешится,
Разбавляя усталость вином.
Наше счастье надеждою держится,
Будто шляпа – угрюмым гвоздём.

Неприметный, забытый поэтами,
Гвоздь сутулится, как старожил.
Гнулся он под чужими портретами
И несчастным одежду сушил.

Слышен говор сомнения дошлого,
Снова стала судьба на ребро.
Гвоздь – непризнанный памятник прошлого –
Держит шляпу, как душу – добро.
2011

***
     У картины А. Саврасова «Грачи прилетели»
Видно, боги смеяться устали
И не смеют Любви отказать,
В голубую беспечность проталин
Загляну, будто Небу в глаза.

Я боюсь изменений погоды:
Словно память, растают снега –
И сиротское чувство свободы
Снизойдёт на пустые луга.

Точно крестик на раненом теле,
Выручает Надежда опять –
Понимаешь, грачи прилетели,
Не боясь никуда опоздать.

Не боясь оказаться чужими
На своей неуютной земле,
Возвратились домой пилигримы
На поклон престарелой зиме.

И дрожит горизонт на пределе,
Как дрожат на пределе слова:
Если к дому грачи прилетели,
Значит, Родина наша жива…
2010

* * *
Ах, боже мой, продай на рынке сердце,
Коль жизнь тебя к базару привела –
Здесь по закону Джоуля и Ленца
Почти не выделяется тепла.

А без тепла, как ангелу без крыльев,
Душе придется вытерпеть молву…
Ах, чёрт возьми, Иванушка, не ты ли
Надежду заправляешь в тетиву?

Лягушка не всегда слывёт царевной,
Но сказку эту как ни назови, –
Так холодно бывает во Вселенной,
Что и лягушке хочется любви.

Повсюду ночь. В эпоху лихолетья
До горизонта ветер и тоска.
И звёзды, как свидетели бессмертья,
Оглядывают смертных свысока.

А я бреду к далёкому рассвету,
Порою спотыкаюсь, но иду,
Жалея путеводную комету,
Как падшую от горести звезду…
2010

ДОЛГИ
     «Займите мне, пожалуйста, любовь,
      Я вам отдам ответною любовью…»

Душе моей не радостно, не плохо.
Всему виной – бюджетный дефицит.
В бумажный век в погоне за эпохой
Я тоже получил судьбу в кредит,
Кредит, не допускающий возврата,
Плачу теперь проценты из сумы.
Быть должником особенно приятно,
Когда берёшь участие взаймы.
Не задавайте сбивчивых вопросов,
Друзья мои, расходятся круги…
Быть должником особенно не просто,
Когда не знаешь – чем отдать долги.
Не убежать от вечного налога,
Банкротством неумелость не прикрыть.
И если занял истину у Бога,
То по счетам придётся оплатить.
Не важно, как вершилась жизнь в начале,
А что в конце – не знают даже сны.
Но мы долги друг другу не отдали,
И потому друг другу мы нужны…
2010

* * *
Поступаем по обстоятельствам,
Не пытаясь сменить обычай.
Из теории невмешательства
Вытекает закон двуличий.

Если ложь непристойно чествовать,
Отчего же тогда пристало
Покупать у хирургов девственность,
Будто жизнь начинать сначала?

По ночам обретать прозрение,
Что душе не дано согреться,
И врагам даровать прощение,
А вчерашних друзей от сердца

Отрывать, будто пластырь разовый,
Сокрушаясь потом о прошлом….
Карамазовы, Карамазовы –
Смердяковы с душой Алёши.

Поступаем по обстоятельствам,
Если к небу не пригвоздило…
Путь от преданности к предательству –
Как от дома до магазина.
2010

ДЕВОЧКА
Всему виной, как водится, начало.
Всему венец, как сказано, финал.
И ничего весны не предвещало,
А может, я о времени не знал.

Но воробьи чирикали негромко,
Был горизонт надломлен вдалеке…
Стояла конопатая девчонка
С берёзовою веточкой в руке.

Так солнце в золотом своём уборе
Сквозь паутинку кажется родней!..
Она ещё не думала о горе,
И горе не задумалось о ней.

На ветерке душа слегка дрожала,
Бежала рябь по медленной реке,
И девочка судьбу свою держала
Берёзовою веточкой в руке…
2010

***
Терпенью полагается лимит –
Я ухожу от ругани и лести,
И, может быть, мой голос не уместен
В той жизни, что литаврами гремит.

Ни петь, ни выть не хочется теперь,
Ни штукатурить водкою недуги
И ни искать под сенью дикой вьюги
В страну чудес ржавеющую дверь.

Я отправляю на переучёт
И неизбежно – на переоценку
Картины снов, где в блекнущих оттенках
Душа былые краски узнаёт.

Мой лифт застрял на стыке этажей,
Как будто в нём запала кнопка «счастье»,
И память превратилась в одночасье
В музей уже ненужных мне вещей.

И кажется, что фактам нет числа:
Теряю век в пространных разговорах
И обижаю только тех, кто дорог,
На остальных не тратя даже зла.

Но я найду себя чуть-чуть другим
И отыщу словам своим обитель.
Да я люблю вас, люди, вы поймите!..
Смотрю вокруг, как смотрит в окна зритель,
А жизнь восходит к небу,
         словно дым…
2009

* * *
Мне кажется, солнце встало
В то утро не с той ноги.
Я камни бросал с причала,
Как собственные долги.

Круги по воде... За ними –
Лишь камень, идущий вниз…
И кольцами годовыми
Моя становилась жизнь…
2009

НАДЕЖДА
До чего же родная улица,
На углу – магазин «Надежда».
Может, всё-таки что-то сбудется,
И окажется неизбежным
Наше счастье, что не заслужено
Выдаётся порой авансом…
И найдется на сердце дюжина
Слов для простенького романса.

Я его пропою вполголоса,
Побеседую с тишиною.
Пусть взойдёт наша вера колосом –
Не в небесное, а земное,
Пусть окажется счастье прозою
И запишется сердцем чистым…
И не надо туманных образов,
Как не нужно высоких истин.

Что-то выронил в хрупкий иней я
На пустую, как ночь, дорогу,
Так живу без любви, без имени –
Без причины и под предлогом
Веры в счастье. А жизнь сутулится,
Не укутаешь боль в одежду…
Я иду по замёрзшей улице,
Но закрыт магазин «Надежда»…
2009

***
     «Счастье для всех, даром,
       и пусть никто не уйдёт обиженный!»
                 Братья Стругацкие

Не зовите меня поэтом:
Я пишу нарочито плохо, –
Словом, выпавшим из газеты,
Не прикроешь свою эпоху.
Мы же, занятые пиаром,
В рай не станем мостить дорогу –
С транспарантами «счастье даром!»
Митингуем у входа к Богу.
А когда по весне порою
Бойко лезут мечты наружу,
Так охота банкет устроить,
Раскрошив по тарелкам душу.
Но не хочется лезть на рею,
Где верёвка играет с ветром.
Поглядите, как чайки реют!..
Не зовите меня поэтом.
2009

Система Orphus
Внимание! Если вы заметили в тексте ошибку, выделите ее и нажмите "Ctrl"+"Enter"

Комментариев:

Вернуться на главную