Авторская рубрика Нины ЯГОДИНЦЕВОЙ

ПРИКЛАДНОЙ СМЫСЛ

Ранее>>>

 

16 ноября 2018 г.

"Земля и Слово: о месте и роли писателя в России"
Доклад на XIX конференции Ассоциации писателей Урала

Но дышат почва и судьба!
(Литература и национальная идея)

Тема нашей конференции имеет актуальность чрезвычайную. В двух предваряющих доклад материалах (ч.1 и ч.2) мы рассмотрели внешнюю и внутреннюю проблематику существования современной литературы, и сейчас коротко повторим главное.

Тройственная общественная задача литературы – сохранение культурной памяти, осмысление дня сегодняшнего и моделирование будущего – актуализируется буквально с каждым днём. Русская литература остаётся основой для взаимопонимания и объединения усилий в направлении будущего, инструментом свободного, ненасильственного упорядочивания общественных отношений. Но сегодня на смену этому инструменту приходит другой – более грубый и примитивный, опирающийся не на развитие самосознания личности, а на манипуляцию массовым и индивидуальным сознанием при помощи специальных информационных технологий.

Современная социальная инженерия – это тоталитаризм, закрепощающий человека не внешне, а внутренне, и поэтому уже почти три десятилетия литературу последовательно пытаются сместить на обочину общественной жизни. Самое страшное последствие происходящего – даже не социальная стагнация, а деградация личности и всей системы общественных отношений.

Происходит агрессивная подмена и самой сущности литературы: постмодернистская или так называемая «актуальная» литература в качестве своей структурной матрицы провозглащает ризому – корневище, из которого живые побеги могут произрастать случайно – рандомно, тогда как архетипическим образом культуры до сих пор было растущее древо, имеющее корни, ствол и крону. «Актуальное» искусство стремится спилить древо культуры до пня и уравнять в общественном значении истинную литературу – науку о человеке и жизни – с антилитературой, растлевающей человека, и с нелитературой – самодеятельными самовыражением. Инструмент созидания личности заменяется инструментом её искоренения.

Есть ли у нас возможность противостоять этим угрожающим глобальным процессам, ставящим под вопрос само бытие человека как личности, творца, самосознающей сущности? Да, есть – и именно у русской литературы, объединяющей собой множество литератур национальных и образующей литературу российскую.

Русская литература уникальна в том смысле, что исторические особенности её формирования на фоне живой словесности породили феномен целостного эмоционального осмысления жизненных явлений. В то время как в западной культуре проходили процессы отделения науки от искусства и специализация наук о человеке и обществе, усложнялись коммуникации между ними, для каждой вырабатывалась своя система терминов, в России именно художественная литература объединила в себе конкретную проблематику насущного бытования человека со знанием социальным и общефилософским. Русская литература являет в себе всю смысловую вертикаль – от идеи человека до бытийной практики, и доносит это до читателя в самой доступной форме, не ограничивая круг знания узкими специалистами.

Наша конференция проходит на благодатной земле Алтая. В самом её названии есть монгольский корень – алт, золото. Природное богатство края, осваиваемого русскими со второй половины XVII века, не могло не породить и необычайного художественного богатства, ведь человек не только обрабатывает землю, добывая свой хлеб насущный – он и осмысливает её, взращивая высшее значение своего бытия. И в полной мере это относится к литературе.

Россия знает имена алтайских писателей XX века – самоучки Арсения Жилякова, Степана Исакова – певца революции на Алтае, Владимира Зазубрина – летописца гражданской войны, поэта, педагога и общественного деятеля Порфирия Казанского, поэтов Вильяма Озолина и Леонида Мерзликина, поэта и драматурга Марка Юдалевича и многих, многих других… Сегодня, в веке XXI, здесь работают известные прозаики Анатолий Кирилин, Александр Пешков, Юлия Нифонтова, поэты Елена Безрукова, Сергей Клюшников, Валерий Котеленец, Валерий Тихонов, Сергей Филатов, Галина Колесникова, издатель и философ Виктор Буланичев…

Всероссийскими литературными праздниками стали Шукшинские дни в Сростках и фестиваль Роберта Рождественского в Косихе, они собирают тысячи людей. О народных литературных праздниках нужно сказать особо. Ведь именно в творчестве Василия Шукшина наиболее отчётливо отобразилось, как «дышат почва и судьба». Его герои, современники, работают на земле, и, казалось бы, хлеба насущного им должно быть довольно, но нет – они не помещаются в быт, они взыскуют чего-то ещё, какой-то собственной истины, которую чувствуют в себе, но не могут пока реализовать…

Это очень русское ощущение жизни, трагическое и спасительное одновременно, ибо оно мучает, но и не даёт успокоиться зыбким благополучием, постоянно напоминая о душе, о её высоком предназначении, о круге истин, выходящих за пределы материально-насущного. Не случайно имя Шукшина стало таким притягательным для современников и потомков.

В центре патриотического воспитания молодёжи в селе Косиха, где родился советский поэт Роберт Рождественский, есть великолепная подборка песен на его стихи. На резком контрасте с современной демонстративно бездумной и часто прямо бессмысленной эстрадой эти песни, воодушевляющие, осмысливающие время, напоминают нам, что человек раскрывает свой личный потенциал только в большом деле, реализуя себя в общем – народном историческом порыве.

Две черты, так ярко выраженные в творчестве этих писателей, точно характеризуют русский народ, национальные особенности русской литературы. И к ним хотелось бы добавить ещё одну – для того, чтобы ответить на поставленный в начале доклада вопрос: сможет ли литература противостоять тотальной и тоталитарной социальной инженерии, позволит ли она оставить от могучего древа культуры ризому – пень со множеством случайных тонких побегов, под силу ли ей противостоять лавине расчеловечивания, обрушившейся на нас.

Третья русская черта, в полной мере отражённая литературой, – особая слитность с природой, ощущение двойственное – себя в пространстве и пространства как неотчуждаемой части личности. То самое чувство дышащей почвы, матери-земли. Не зря ведь даже в одном из славянских мифов говорится, что у человека два тела, разграниченные кожей – малое (внутри) и большое (снаружи). И едва ли скоропалительная урбанизация XX века способна искоренить в русском человеке ощущение простора и природных стихий как части внутреннего космоса. А ведь это особенная жизнь – в особом природном темпоритме, в стихийной смене состояний… Жизнь, сложно постигаемая извне, но таинственно притягательная для культур, выросших на иных основаниях, на иной почве, или утративших этот опыт в эпоху индустриальной урбанизации.

Да, сегодня крестьянская культура бытия, гармонично и устойчиво вписанная в русский Космос, почти разрушена, многократно оболгана, образ жизни резко изменился, но благодатный опыт наш никуда не делся, он стал частью литературы, частью нашего культурного кода, и в благоприятных условиях способен развернуться в полную силу. Вот они, три основы русской жизни: её невместимость в сугубый быт, её природная естественность (а следовательно, и природная целесообразность), и потребность в максимально общем деле для наиболее полной реализации личных сил.

Мы не изобрели ничего нового: по сути, это очень краткий конспект русской художественно-философской мысли. Для чего он сейчас? Для того, чтобы сказать: наша литература уже сформулировала и явила нашу национальную идею, способную противостоять агрессии расчеловечивания. И эта идея притягательна для всего мира, потому что в центре её – человек: личность, укоренённая памятью и традициями в своей земле, ощущающая внешнее пространство своей жизни как неотъемлемую часть себя, личность, разворачивающая свой потенциал в общем совокупном усилии с Природой и Высшим основанием (Богом) обустраивать мир по законам добра и красоты, и принимающая на себя прямую ответственность за это обустройство. Утопия, скажете вы? Нет – стратегия.

Агрессии невозможно противостоять, не имея крепости, бастиона, собственного проекта бытия. И сейчас, когда пульс времени участился до горячечного, самое время понять, чего же хотим мы. Иначе будет просто поздно. Национальную идею нельзя фокусировать на прогрессе, технологиях, соревнованиях экономических, промышленных или военных. Она должна быть абсолютно самостоятельной, самодостаточной, обнимающей все стороны жизни и нацеленной на решение центрального вопроса – вопроса о человеке. Кто мы, зачем мы здесь, на этой земле, в этой истории? Что передавать дальше, будущим поколениям, новым звеньям в цепи жизни? И ведь важно, чтобы было кому передать.

Проект человека-потребителя потерпел сокрушительный крах: оказалось, он породил загрязнителя и уничтожителя природы, беспощадного агрессора (надо же отвоёвывать ресурсы для потребления!) по отношению к внешнему миру и к себе подобным. Агрессия всё нарастает, и уже более чем очевидно, что проект потребления ведёт к «полной гибели всерьёз» всех, ибо начинает прямо противоречить законам природы, психики, жизнеспособного человеческого сообщества.

Мы видим, как обостряются проблемы экологические, как нарастают технологические сбои, как совсем молодые люди в самом начале пути выбирают не жизнь, а смерть – и не только для себя, но и для тех, кого считают виновными или просто оказываются рядом. От этих проблем нельзя спрятаться. Их нельзя утопить в новостном потоке. Их всё равно придётся решать. И чем раньше, тем меньше страданий и жертв.

Все «чёрные» мифы о вопиющей бессмысленности русской жизни, вечном русском рабстве и патологической лени – это инструменты идеологической войны, и они постоянно настороже только потому, что русская идея человека уже сформулирована, отточена, утверждена в системе доказательств – как прямых, так и по принципу от противного – в великой русской литературе, которая набрала свой золотой (в XIX веке), серебряный (в начале XX века), стальной (советский) опыт и продолжается сегодня.

Русская идея человека – со-творца Природы и со-трудника Бога – произрастает из культуры крестьянской, то есть от самой почвы, земли, питающей нас хлебом, и обладает колоссальным потенциалом подлинной внутренней свободы. Но она же требует и внутренней организации, высокой культуры и мощной современной литературы, ведущей разговор по душам с каждым собеседником, реальным и потенциальным. Эта идея человека понятна и привлекательна в мировом масштабе, потому что её основа есть в матрице каждой культуры. По горизонтали бытия она может обеспечить взаимопонимание национальных культур, а по вертикали – определить формат культуры промышленной, научной, философской, и согласовать, соразмерить  с идеей человека все стороны жизни.

Антиподом идеи человека сегодня является трансгуманизм, черты которого туманны, но детали, проявляющиеся в разных аспектах деятельности, угрожающи. Трансгуманизм отталкивается от того, что идея человека себя исчерпала – он несовершенен, хрупок, смертен и, видимо, в конечном представлении просто ничтожен и жалок. Его нужно совершенствовать при помощи технологий или заменять вообще, Но такое возможно, только если исключить Божий замысел о человеке, о его месте в Универсуме, в Природе, на земле. Это прямой путь к катастрофе.

Что нужно современной литературе, чтобы донести идею человека до каждого человека? Во-первых, следует понимать, что деятельность писателя сегодня намного шире, чем работа над произведениями – сами произведения являются лишь кратким художественным конспектом нравственного поиска. Нужно широкое пространство прямого диалога с читателем, личного общения – площадки не для литературных тусовок, где свои почитывают для своих, как происходит сплошь и рядом, а для глубоких разговоров о жизни и её смыслах. Это библиотеки, учебные заведения, учреждения культуры.

Во-вторых, нужны целевые программы книгоиздания – в том числе лучших произведений, адресных произведений – детям, подросткам, молодёжи. Им сегодня труднее всего, они дезориентированы, но у них и больше молодой воли к жизни, и она не должна становиться волей к смерти, как только что произошло в Керчи и в Архангельске. Нужно признание писательства профессией, а литературы – государственным делом, и об этом мы говорим постоянно. Но пока этого нет, нужно объединять все заинтересованные здоровые силы, всё, что служит строительству личности, а не её развращению и растлению.

Земля и Слово – две важнейшие координаты этой деятельности. Взращивание хлеба материального и хлеба духовного – общий труд созидания человека. Это его согревают своим дыханием почва, мать-земля, и судьба, за выполнение предначертаний которой мы в конечном итоге оказываемся ответственны сами.

Вызов, брошенный человеку, глобален – ответ должен быть соразмерным. Вся деятельность Ассоциации писателей Урала являет собой пример успешной самоорганизации писателей в поисках ответа на этот вызов. Результатом усилий стало сохранение литературного потенциала огромного региона Урала, Сибири и Поволжья в самые трудные для русской литературы годы, когда писатели были разобщены и поставлены буквально на грань выживания. Сегодня накоплен драгоценный опыт ассоциативной работы организаций Союза писателей России и Союза российских писателей в осмыслении острейших проблем современности, ведь происходящее напрямую касается всех, а тезис «разделяй и властвуй» легко превращается в «уничтожай поодиночке».   

Национальная идея, выстраданная русской литературой и пронесённая через испытания XX века, должна быть реализована в веке XXI, иначе она будет подменена, вытеснена, уничтожена идеей трансгуманоидов – существ без земли, без памяти, без Бога и смысла бытия.

Нина Ягодинцева - секретарь Союза писателей России, поэт, кандидат культурологии, профессор ЧГИК

Система Orphus
Внимание! Если вы заметили в тексте ошибку, выделите ее и нажмите "Ctrl"+"Enter"

Комментариев:

Вверх

Вернуться на главную