Людмила ЯЦКЕВИЧ, доктор филологическмх наук, член СП России (Череповец)

«КАК БЫ РУССКИЙ КАК БЫ ЯЗЫК»

«КАК БЫ РУССКИЙ КАК БЫ ЯЗЫК»

Не в силе Бог, а в правде. Таково издавна наше русское самосознание. Настоящие мужчины в России - всегда правдоискатели, а русские женщины отличаются искренностью. Но в конце ХХ века налетело новое смутное время и принесло с собой новое поветрие, заразившее души мутными образами и словами. Одним из таких мутных словес, заслоняющих правду, является частица КАК БЫ, прилипшая, подобно репейнику, к речи многих наших соотечественников. Словно болезнетворный микроб, эта частица делает бессмысленным любое высказывание, в которое она проникает. Посудите сами, читая следующие записи услышанных нами фраз:

- Он как бы депутат теперь.

Что имеется в виду? Он депутат или только играет в депутата?

- Она как бы замуж вышла.

Так вышла или нет? Ага! Наверно, «гражданский брак».

- Поехали как бы на рыбалку, выпили да как бы и утонули.

Поехали на рыбалку или куда-то в другое место и за другим делом? Утонули или все-таки вынырнули? Извините за резкость, но ведь фраза эта бессмысленна!

Над бессмысленностью этой вредоносной для нашего языка частицы довольно цинично смеются в Интернете: опубликовали повесть под названием «Как бы женщина и как бы беременная». Но горько делается от того, что ходят по русской земле эти как бы женщины, забывшие женское обличие и женские обязанности! Да и как бы мужчин что-то многовато мелькать стало.

Частица «как бы» прицепилась в основном к речи простого народа, обычно молодёжи. Больна этим словечком речь учащихся школ, колледжей и даже университетов. Вот некоторые образцы высказываний наших студентов:

- Татьяна Ларина как бы написала письмо Онегину.

- Моя как бы любимая современная как бы писательница – Улицкая.

Вздохнем горько: откуда на нас такая напасть – этот как бы русский как бы язык?!

Не влияние ли это компьютерных игр и Интернета, где всё понарошку, все как бы, а не в действительности? Ведь уже и многостраничный труд издан в Петербурге бывшим профессором МГУ, а ныне гражданином США М. Эпштейном – «Философия возможного: модальность в мышлении и культуре» (СПб, 2001). В книге на основе сложных философских построений возводится в ранг нормы это мутное сознание, выраженное частицей как бы. В статье нашего известного отечественного философа В.А. Кутырёва «Философия иного, или небытийный смысл трансмодернизма» идеи этой книги были критически рассмотрены и разоблачена их ложность (см. журнал «Вопросы философии», 2005, № 12).

Теперь обратимся к другому такому же прилипчивому выражению – «НА САМОМ ДЕЛЕ». Оно встречается часто в языке людей солидных - чиновных, депутатов, журналистов. Часто в радио- и телепередачах слышим подобное:

- Запад, на самом деле, проявляет толерантность к нам.

- На самом деле, сельское хозяйство в северных регионах в последнее время активно развивается.

- ЕГЭ, на самом деле, предотвращает коррупцию в сфере образования.

Чувствуется, что авторы таких речений не верят в то, что говорят, но пытаются убедить слушателей, что все, что они вещают, чистая правда – «на самом деле». Но постоянно повторяемое, это словосочетание только выдает фальшь говорящего, а не прикрывает её. Поэтому только на первый взгляд выражения «как бы» и «на самом деле» противоположны по смыслу. Оба они – враги правдивой и ясной речи.

Известно, что болезни языка отражают болезни общества. Мы утрачиваем чувство духовной реальности: всё зыбко, неопределённо в наших мыслях, чувствах, желаниях. Мы теряем под собой родную почву ... И эту духовную смуту выражают, в том числе, и фальшивый обороты речи «как бы» и «на самом деле».

«Мы живем, под собою не зная страны...» - писал когда-то О. Мандельштам. А ведь её чуять надо, надо ... Как чуяли под собой родную русскую землю наши вологодские писатели и поэты В. И. Белов, С.П. Багров, Н.М. Рубцов, А.А. Романов. Потому и являются великими мастерами слова.

 

ЭТО ХИЩНОЕ СЛОВО «ПРОБЛЕМА»

Известно, что существуют хищные животные и хищные растения. Например, когда ты путешествуешь по нашему любимому отечеству, твой взгляд повсюду печалит вид ужасного, могучего борщевика. Это хищное растение-мутант агрессивно захватывает территорию других совершенно мирных и красивых растений, оттесняет их и уничтожает. Но оказывается, в наше время появился и ещё один вид хищников – слова-мутанты, агрессивно уничтожающие наши природные русские слова.

Речь пойдёт о вездесущем слове «ПРОБЛЕМА», которое в последние годы в речи наших современников стало употребляться на каждом шагу, о чём бы мы ни говорили. Приведу лишь некоторые примеры из бесконечного множества подобных:

-У меня проблемы со здоровьем.

В переводе на русский: Я нездоров. Я болею. Слово проблема заменило слова нездоровится, болен, болею.

На работе опять проблемы у него.

В переводе на русский: У него трудности на работе: не справляется. Или: Он не может управиться со своей работой. Или в другой ситуации: Он не ладит с начальством на работе. Слово «проблема» здесь употребляется вместо слов «не справляется», «не ладит».

Проблем с английским у неё не было.

В переводе на русский: Она хорошо владеет английским языком. Уничтожается слово «владеет».

Гардеробщица отказалась взять головной убор у посетителя, и он, обиженный, в ответ ей: «Я не знал, что у вас такие проблемы!» В переводе на русский: «Я не знал, что у вас такие странные порядки!» Уничтожается словосочетание «странные порядки».

У моей кошки опять проблемы! Куда теперь котят дену!

Почему бы хозяйке кошки не сказать прямо: Моя кошка скороокотится.

«Вы довезёте меня до Череповца?» - спрашивают таксиста. – «Без проблем» - отвечает он. В переводе на русский: «Конечно, довезу!»

«Свари мне борщ!» – просит муж жену. И она ему гордо отвечает: «Не проблема!» В переводе на русский: «Обязательно сварю!»

Вслед за словом «проблема» начинает набираться повадок хищника и слово «проблемный», которое идёт напролом и уничтожает подряд многие другие имена прилагательные. Посудите сами:

У нас в классе есть проблемный подросток.

Вместо - трудный, шаловливый, озорной, хулиганистый подросток.

У неё проблемная кожа. Вместо - кожное заболевание, или -чувствительная кожа.

Продаётся обувь на проблемные ноги.

Вместо - больные ноги, опухшие ноги и т.п.

Это хищное слово «проблема» пришло к нам издалека. Сначала оно было заимствовано латинским языком из греческого. Затем немецкий язык взял это слово в свой лексикон из латинского. Потом полякам это слово приглянулось, и они тоже его стали употреблять. И, наконец, из польского оно попало в русский язык. Сначала оно вело себя скромно и использовалось лишь как синоним к русским словам задача, вопрос, загадка, требующие исследования (см. В. Даля). Употреблялось ограниченно – только в научном, публицистическом и деловом стилях. Пушкин и Лермонтов прекрасно обходились без этого слова, как и многие другие истинные поэты и писатели, даже и в XX веке. Например, в поэтическом словаре Н.А. Клюева его нет, в произведениях Н.М. Рубцова это слово только один раз встретилось в стихотворении «Фальшивая колода» и то в ироническом контексте.

Ещё слово «проблема» похоже на людей, которые считают, что они всё всегда знают и понимают, и всегда правы, что обычно говорит об их глубоком невежестве. Дело в том, что это слово самонадеянно вытесняет сотни, а скорее тысячи русских слов, но по существу не заменяет их. Ведь трудных ситуаций в жизни бесконечно много, и все они разные, неповторимые. И на каждый случай в русском языке есть своё точное слово или словосочетание. А слово «проблема» все нивелирует, стирает все оттенки смыслов, упрощает, извините, до идиотизма. Как хорошо! Думать-то и выбирать слова не надо! Это словечко тут как тут – само лезет на язык! На наших глазах хорошее слово «проблема» видоизменяется в свою противоположность. Этакий волк в овечьей шкуре!

Отрадно, что, кроме людей – носителей и распространителей этой «проблемной» заразы, есть и те, кто с ней борется, правда, пока робко. Так, в Интернете некие доброжелатели опубликовали список слов, которые помогли бы любителям упрощённой речи, минуя слово «проблема», кратко, одним словом, выразить возникающие в жизни различные затруднения. Приведу этот список, распределив его по стилям русского языка. Для книжных стилей это такие слова: альтернатива, апория, дилемма, материя, криптография, предмет обсуждения, предмет внимания, тайнопись, тема, теорема, узкое место, урок. Для нейтральной речи возможны слова: вопрос, дело, загадка, задание, задача, затруднение, осложнение, переделка, переплет, положение, препятствие, рана, трудность, засада. В разговорной бытовой речи, как известно, даже и такие словечки используются: закорючка, загвоздка, закавыка, закавычка, заковырка, заколупка, заморочка, сложнячка, геморрой и др. Конечно, это только полумеры.

Так хочется приобщиться к точной и не двусмысленной речи! Ведь все подмены в нашей жизни - от лукавого.

Не об этом ли писал Н.М. Рубцов в своём стихотворении «Фальшивая колода»:

Четыре туза
И четыре внимательных дамы
Со мной завели,
Как шарманку, глухой разговор
О хлебе, о ценах
О смысле какой-то проблемы
- Эй, что ж ты, паромщик?
Затей свою песню, затей!
Терпеть не могу
Разговоров на общие темы
Среди молодых,
Но уже разжиревших людей!

 

О РУССКОЙ УДАЛИ И  ЧУЖЕРОДНОМ  СЛОВЕ «АДРЕНАЛИН»

Что-то слышится родное
В долгих песнях ямщика:
То разгулье удалое,
То сердечная тоска.
А.С. Пушкин

УДАЛЬ – слово чисто русское, его нет даже в родственных славянских языках. Даже там несколько иные представления о жизненной силе и молодечестве. А удаль – наше, родное, как сказал А.С. Пушкин в приведённых выше строках из стихотворения «Зимняя дорога». О русской удали создано много народных песен:
Поют про Волгу-матушку,
Про удаль молодецкую,
Про девичью красу.

(Н.А.Некрасов. Кому на Руси жить хорошо»)

Удаль, как национальная черта нашего характера, воспета русскими поэтами и писателями от Пушкина до Рубцова. А.К. Толстой в стихотворении «Ушкуйник» поэтически изображает её как непомерную жизненную силу, которая требует обязательного освобождения, выхода, применения:

Одолела сила-удаль меня, молодца,
Не чужая, своя удаль богатырская!

А и в сердце тая удаль-то не вместится,
А и сердце-то от удали разорвется!

Пойду к батюшке на удаль горько плакаться,
Пойду к матушке на силу в ноги кланяться:
Отпустите свое детище дрочёное,
Новгородским-то порядкам неученое ...

Но  сила эта не только физическая, но и духовная. Народный поэт И.С. Никитин именно так её понимал, противопоставляя заботе, то есть многопопечительности и бессильному унынию:

УДАЛЬ И ЗАБОТА
Тает забота, как свечка,
Век от тоски пропадает;
Удали горе – не горе,
В цепи закуй – распевает.

Ляжет забота – не спится,
Спит ли, пройди – встрепенется;
Спит молодецкая удаль,
Громом ударь – не проснется.
Клонится колос от ветра,
Ветер заботу наклонит;
Встретится удаль с грозою ?
На ухо шапку заломит.
Всех-то забота боится,
Топнут ногой – побледнеет;
Топнут ногою на удаль –
Лезет на нож, не робеет.

По смерть забота скупится,
Поздно и рано хлопочет;
Удаль, не думав, добудет,
Кинет на ветер – хохочет.
Песня заботы – не песня;
Слушать – тоска одолеет;
Удаль присвистнет, притопнет –
Горе и думу развеет.
Явится в гости забота –
В доме и скука и холод;
Удаль влетит да обнимет –
Станешь и весел и молод.

Удивительно, как поэт смог высветить все многогранные смыслы этого ёмкого слова, вместившего в себе духовный опыт русского народа.

Смысловая и эмоциональная многогранность слова-символа УДАЛЬ заложена подспудно в этимологии этого слова. Оно образовано от слова УДАЛОЙ, происхождение которого связано с глаголом УДАТЬСЯ, что значит  -  завершиться успешно. Следовательно, прилагательное УДАЛОЙ (или  УДАЛЫЙ)  обозначало черту характера удачливого, счастливого человека. Ф.И. Буслаев, выдающийся наш филолог, живший в XIX веке, подчеркнул это первоначальное значение данного слова, когда характеризовал былинного героя так: «Не зрелое суждение и опытность руководят его действиями, а удаль и надежда на удачу; потому он удалой, удача-добрый молодец» [Ф. И. Буслаев. Русский богатырский эпос (1887)].

Только удачливость, или по-современному - успешность, раньше на Руси понимали иначе. Она предполагала мужественную силу, храбрость защитников отечества, которые приводят их к победе над врагом, то есть к воинской удаче. Об этом свидетельствуют и герои наших былин – удалые добрые молодцы, богатыри Илья Муромец и Добрыня Никитич. Именно поэтому в дальнейшем за словами УДАЛОЙ, УДАЛЬ закрепились соответственно значения – храбрый, смелый и храбрость, смелость.

Однако этические грани русской удали многолики. Удаль иногда переходит в вольность, а вольность в озорство, своеволие и буйство. Фольклорным воплощением такой удали был былинный герой  Василий Буслаев, а затем и персонажи народных песен Степан Разин и Емельян Пугачёв, второй, правда, реже. Их удали сочувствовали иногда и наши поэты и писатели: Пушкин, Шишков, Цветаева (Да за удаль несуразную ? /  Развяжите Стеньку Разина), Есенин  в поэме «Пугачёв» (Пусть он даже не Пётр, / Чернь его любит за буйство и удаль).  Да и лирический герой Есенина, как и сам автор, обладал этой удалью:

Золотая, словесная груда,
И над каждой строкой без конца
Отражается прежняя удаль
Забияки и сорванца.

Даже тишайший  Николай Клюев  в бурные годы молодости в начале XX века задумывался над разбойной удалью:

О матерь-отчизна, какими тропами
Бездольному сыну укажешь пойти:
Разбойную ль удаль померять с врагами,
Иль робкой былинкой кивать при пути?

Подчеркнем, что с этим вопросом Клюев обращается к матери-отчизне и, видимо, к своей совести. В результате он не избрал ни судьбу разбойной удали, ни судьбу покорной робкой былинки. А выпала на его долю сердечная тоска по Граду Китежу, святой Руси.

Эта же дума мучает и некоторых современных поэтов и писателей.

* * *

Но что-то стали забывать в русских городах и весях и удаль молодецкую, и сердечную тоску. Всё заботы и заботы о хлебе насущном ...  Да ещё о собственной плоти, о престиже, о власти. Без радости, без воли  и удали! Вместо этих живых чувств души всё шире распространяется их имитация, заменители-фальшивки. Затопило молодцев пьянство с его лживой удалью и тоской. А непьющим - в качестве компенсации вдруг в изобилии потребовался АДРЕНАЛИН в сочетании с ЭКСТРИМОМ, КАЙФОМ, ШОКОМ и СТРЕССОМ, а иногда и НАРКОТИКОМ. Слова-то какие всё чужеродные! Да и не жизнью от них веет, а попахивает какой-то медициной. И действительно, АДРЕНАЛИН - заимствование французского слова adrenaline, которое в свою очередь образовано от латинского adrenalis, что значит ПРИПОЧЕЧНЫЙ. Этот первоначально медицинский термин, обозначающий гормон надпочечников и соответствующее лекарство, теперь часто употребляется и в устной речи, и в современной литературе, и в публицистике для обозначения острых ощущений, как правило, вызванных нарочито, искусственно в определённых ситуациях. В «Национальном корпусе русского языка», опубликованном в Интернете, представлено  значительное количество примеров подобного использования этого слова в газетах. Обычно речь идёт о получении острых ощущений:

- У СПОРТСМЕНОВ:
Мода на экстремальный спорт выводит из строя профессионалов и косит ряды любителей выплеснуть адреналин. [Наталья Барановская. // «Известия», 2003.02.03]; Короче, это чистый адреналин, особенно учитывая, что травматизм на таких скоростях гораздо выше, чем у всем привычного скейта. [Николай Ванин. Летние покатушки // «Хулиган», 2004.07.15];

- ВСЕВОЗМОЖНЫХ ИГРОКОВ:
Причиной этих чувств является стимулятор адреналин, тот самый, который наполняет кровь играющих в казино. [Артем Тарасов. Миллионер (2004)]);

- СЫЩИКОВ (Ни один наркотик и рядом не стоит с ощущениями, которые дает сыскная работа. Вот где настоящий адреналин! Исаев был опером молодым, на Петровке служил недавно и не потерял еще чувства новизны. [Александр Хинштейн. Бригада // «Московский комсомолец», 2003])

- и у других людей, озабоченных поиском острых ощущений, часто не отходя от телевизора (в сериалах) или от компьютера (в социальных сетях).
 
Самое печальное в нашей современной культуре, что с помощью слова АДРЕНАЛИН писатели новой формации пытаются изображать всевозможные «сильные чувства». Конечно, тон задают тексты самых тиражируемых ныне русскоязычных авторов. Вот отдельные примеры:

А может быть, горе выбрасывает в кровь адреналин, а счастье? расщепляет и выводит из организма. [Токарева Виктория. Своя правда // «Новый Мир», 2002];

Весь адреналин переместился теперь в их нижние этажи. [Василий Аксенов. Таинственная страсть (2007)];

Предвкушение драки. Адреналин начинает бурлить. Будто врубился в розетку. [Евгения Пищикова. Пятиэтажная Россия (2007) // «Русская Жизнь», 2008];

–Меня вчера трое сняли, –щебетала Ниночка, блестя глазами, –такой адреналин! [Дарья Донцова. Уха из золотой рыбки (2004)];

–Ты себе представить не можешь, какой кайф, –воодушевленно рассказывал Юра, –чистый адреналин! [Дарья Донцова. Уха из золотой рыбки (2004)];

–Охота на леммингов. Адреналин под кожу, это не то… Ледовое настроение… [Людмила Петрушевская. Город Света // «Октябрь», 2003];

В десятом классе любовь –это адреналин, гормоны и обязательный разлад с окружающим миром. [Татьяна Устинова. Большое зло и мелкие пакости (2003)];

Тебя сейчас отпустило, но потом станет хуже, когда схлынет адреналин. [Татьяна Устинова. Подруга особого назначения (2003)].

Какие скука и холод  начинают  тяготить душу от этой  пристальной заботы о собственной физиологии, от  нарочитой жажды острых ощущений! А мне так по сердцу стихи И. С. Никитина, которого вдохновляли не гормоны надпочечника, а душевный порыв:

Явится в гости забота ?
В доме и скука и холод;
Удаль влетит да обнимет ?
Станешь и весел и молод.


Духовная чужеродность некоторых современных писателей препятствует им проникнуть в  русское народное самосознание, поэтому слово УДАЛЬ вызывает у них злую иронию, как например у С. Довлатова в «Заповеднике» (1983):

«Между  делом  я  прочитал   Лихоносова.  Конечно,   хороший   писатель. Талантливый,  яркий,  пластичный.  Живую  речь  воспроизводит  замечательно. <...> И  тем  не менее, в  основе - безнадежное, унылое, назойливое чувство. Худосочный и нудный мотив: "Где ты, Русь?!  Куда  все   подевалось?!  Где  частушки,  рушники,  кокошники?!  Где хлебосольство, удаль и размах?!  Где самовары, иконы, подвижники, юродивые?! Где стерлядь,  карпы,  мед, зернистая  икра?!».

Другое дело - наши великие писатели, которые высоко ценили удаль как национальную черту характера русского народа. К их словам нам надо бы прислушаться, а не к лепету мнимо русскоязычных. Николай Васильевич Гоголь не только к своим современникам, но и к нам обращался, когда писал:

«Удаль нашего русского народа - то чудное свойство, ему одному свойственное, которое дает у нас вдруг молодость и старцу и юноше, если только предстанет случай рвануться всем на дело, невозможное ни для какого другого народа, –которое вдруг сливает у нас всю разнородную массу, между собой враждующую, в одно чувство, так что и ссоры, и личные выгоды каждого –все позабыто, и вся Россия –один человек» (Н. В. Гоголь. Выбранные места из переписки с друзьями).

В защиту веры в жизненные силы русского народа, в его удаль Федор Михайлович Достоевский писал:

«Такая вера в себя не безнравственна и вовсе не пошлое самохвальство. <…>  Вера в то, что хочешь и можешь сказать последнее слово миру, что обновишь наконец его избытком живой силы своей, вера в святость своих идеалов, вера в силу своей любви и жажды служения человечеству, - нет, такая вера есть залог самой высшей жизни нации ...».

На том и стоим, тем и спасаемся даже в смутные времена русской истории.

Наш канал на Яндекс-Дзен

Вверх

Нажав на эти кнопки, вы сможете увеличить или уменьшить размер шрифта
Изменить размер шрифта вы можете также, нажав на "Ctrl+" или на "Ctrl-"

Система Orphus Внимание! Если вы заметили в тексте ошибку, выделите ее и нажмите "Ctrl"+"Enter"

Комментариев:

Вернуться на главную