Саратовский молодёжный поэтический альбом
Составитель - Совет молодых литераторов СПР

См. также
"Нижегородский молодежный альбом"
"Южный молодежный альбом"
Челябинский молодёжный поэтический альбом
Омский молодёжный поэтический альбом

Александра Сергеевна Жадан родилась в Саратовской области, в Фёдоровском районе в р.п. Мокроус. Окончила СГАП (Саратовскую Государственную Академию Права). В настоящее время работает в МУК "ЦБС г. Саратова" (библиотека № 15). Автор сборника. стихов "Пока жива моя душа". Руководитель литературно-поэтического клуба "Радуга" при библиотеке № 15. Публиковалась в журнале «Волга – ХХI век».

Листопад

***
У меня ничего не осталось.
И будить уже, стало быть, нечего,
Что-то где-то под сердцем сломалось,
И исчезла тупая доверчивость.

Как-то душно с тобою нам стало.
Давит грустно-красивая осень.
Ты пойми, нас совсем не стало,
Мы же выцвели, словно проседь.

Заметёт всё зима чисто-белая,
Усыпит. Мир живой станет тихим.
Я останусь такой же несмелою,
Ты же – холодом…ветром…вихрем…

В другом городе
Ветер сильный. Душу рвёт – в клочья.
Но с настроем большой оптимистки
Я уеду сегодня же. Ночью.
Не оставив прощальной записки.

И прибуду в пустой электричке
В неизвестный истрёпанный город,
Где такие же в точности спички...
И проезд непростительно дорог...

Где такие же грешные души
Входят в Храм и звенят там монетой.
Те, кто мельче и попростодушней
Ищут здесь же прощенья, совета.

Ветер стих. Вижу, с рейсом последним
Он приехал. Стоит на вокзале.
Скажем всё этим вечером летним,
Что друг другу мы недосказали.

Антураж
Я тебе посвящала стихи,
Я тебе посвящала жизнь.
С каждой новой моей строки
Буквы тихо шептали: "Держись".

Слово к слову стояли в ряд,
Выражая мой гнев и пыл.
По сей день так они стоят,
Как надгробия у могил.

Можно сжечь всю мою тетрадь,
И вообще, к черту сжечь тираж.
Но из памяти не убрать
Нарисованный антураж.

Подруге
Помнишь, вместе на кухне сидели?
На столе остывал крепкий чай.
Было время, когда средь недели
Не давали друг другу скучать.

Вместе с пары и вместе на пары
По холодным трамвайным путям...
Ведь с тобою подруги недаром...
А теперь мы сидим лишь в сетях.

Далеко ты. В сети, вроде, близко.
И никак не столкнет нас Земля.
По щербатому старому диску
Наберу номерок «до тебя».

Помнишь, вместе с тобою сидели,
Остывал в кружках крепкий наш чай.
А пошлю-ка тебе средь недели
Пачку чая! На почте встречай!

Листопад
Кто-то любит смотреть на град. 
А кому-то приятен дождь. 
Ну а я люблю листопад. 
Он во мне вызывает дрожь. 

Он колышет мне каждый нерв 
До озноба, до дрожи вдруг...
Иногда он не знает мер 
И моих касается рук. 

Он моих касается плеч. 
Дарит нежность мне и покой. 
И внушает, что можно сберечь 
Всё, что было у нас с тобой. 

Кто-то любит смотреть на град. 
А кому-то приятен снег. 
А вот я люблю листопад, 
Он мечтателен, как человек.

Встреча
Вновь пришёл заснеженный ноябрь –
Нашей долгой жизни круговерть.
Нам с тобою раз всего хотя бы
Посмотреть глаза в глаза успеть.

Нам бы ощутить тепло друг друга
В дымке отрывных календарей.
Пусть тебе я буду – лишь  подруга,
Но с тобою стали мы родней.

Наша встреча вовсе неслучайна.
Мы о ней условились. И вот...
Я мешаю кофе ложкой чайной,
Растворив на дне поток забот.

Пусть тебе я буду – лишь  подруга.
Стали просто опытно родней.
Мы условно живы друг без друга,
Потому что мы страстей сильней.

Александр Николаевич Зрячкин родился в 1981 году в Саратове. В 2004 году окончил Институт юстиции Саратовской государственной академии права. Кандидат юридических наук, доцент. Руководитель Приволжского регионального отделения Международного союза писателей «Новый Современник» и литературного объединения «Когда зажигаются звёзды в небе ночном». Автор книг стихов «Выбор сделан» (Саратов, 2004), «Расширяя горизонты» (Екатеринбург, 2016), «Воскрешу твою душу, любимая» (Екатеринбург–Саратов, 2017). Публиковался в журнале «Волга–XXI век» и «Литературной газете». Живёт в Саратове.

На добро отвечайте добром...

***
Ответом на слова – слова.
Ответом на любовь – любовь.
Любовь, которая права
И греет лучше тёплых слов.

И чтобы сердце не разбить
О вечный холод бытия –
Так важно верить и любить.
Любить, как любим ты и я...

***
Знаешь, наверное, это немного больно,
Но расставание – повод для новой встречи.
Время пройдёт – согласишься со мной невольно:
Снова настанет приветливый летний вечер.

Вновь позвонишь. Надо встретиться? Выезжаю,
Да, через полчаса буду – повсюду пробки.
Не обнимаешь, по-прежнему – как чужая.
Всё остальное выносим теперь за скобки.

Время пройдёт – согласишься со мной невольно:
Снова подарит улыбку прекрасный вечер.
Сердцу ещё бывает немного больно,
Но расставания – повод для новой встречи...

***
Не вернуть ни единого дня,
Что от нас ускользнул безвозвратно.
Ты, однажды оставив меня,
Никогда не вернёшься обратно.

Не рассчитывай, нам ни к чему
Вновь и вновь погружаться в былое.
Кто-то может, а я не приму.
Стало прошлое лёгкой золою.

Ты, однажды оставив меня,
Никогда не вернёшься обратно:
Не сдержать ни единого дня –
Ускользают они безвозвратно...

***
Стоит над городом туман.
Три метра видимость. И всё же
Есть ощущение: зима
Ушла. О ней грустить негоже.

Пусть обещают снег с дождём
И ураган по всей округе...
Опору находя друг в друге,
Мы эту пору переждём...

***
Календарь листвою шелестит.
Прошлое отпустит и простит:

Говорят, недолго до зимы...
Даже если не поверим мы --

Падает осенняя листва,
Утихают прежние слова.

Мы с тобой по улицам пройдём
Не спеша за ветром и дождём.

Календарь листвою шелестит.
Прошлое отпустит и простит...

***
На добро отвечая добром,
Время красит виски серебром.
Скажут, будто с утра до утра
Не хватает на всех серебра...
Если этому верить, мой друг,
Счастье вновь ускользает из рук...
Снег дороги зальёт серебром.
На добро отвечайте добром...

Евгений Юрьевич Мельников родился в 1988 году. Окончил биологический факультет СГУ им. Н. Г.Чернышевского. Работает в Саратовском областном музее краеведения и СГУ им. Н. Г. Чернышевского. Лауреат литературного конкурса «Волжская волна». Публиковался в журнале «Волга – ХХI век», других периодических изданиях.

В дни скитаний

Константиново
Холодным ветром северным гонимы,
Плывут стеной седые облака.
Печален вид извилистой долины,
Где волнами нахмурилась Ока.
Лишь капли из небесных мелких слёз
Тихонько падают в раскрытые ладони,
А ветер злится, меж избушек стонет
И треплет ветви тонкие берёз.
Но он родился здесь, среди полей,
Среди лесов болотистых и странных,
Он видел клин летящих журавлей
И над лугами – вязкие туманы.
Звала гармонь под чуткою рукой,
Звон песни раздавался заокольной,
И чистый звон с высокой колокольни
Плыл над деревней, полем и рекой.
И я в тот день, пронзительный, осенний,
Смог посетить заветное село:
В нём рос поэт. Поэт Сергей Есенин,
С которым всей России повезло.

Прощание с Сибирью
Ветер гуляет меж сосен кедровых,
Грустных, опавших берёз.
Словно в преддверье морозов суровых,
Дремлет высокий утёс.

Холодом дышат осенние дали,
Солнце прощально горит,
В кронах деревьев, как будто в печали,
Тихо сидят снегири.

В сумке билет, час отъезда назначен –
Скоро на поезд, домой.
Только с природой я вместе охвачен
Грустью и близкой зимой.

В небе плывут облака, словно перья:
Быть снегопаду с утра.
Верю себе я и снова не верю:
Разве прощаться пора?

В памяти чуткой как искры осели –
И не тревожь, не моги –
Кедры высокие, стройные ели
Южной сибирской тайги.

Мне говорят, я скитаюсь как птица,
Без направлений и стай.
Значит, наступит пора возвратиться
В Томский загадочный край.

Последние следы
       Памяти К.А. Сонина
Осенний лес от сырости продрог,
В нём сделалось прохладнее и тише,
Ведь скрип промокших стоптанных сапог
Среди тайги мы больше не услышим.

Прошёл всего лишь день, а может, час,
Но изменилась прежняя картина:
Костёр ослабнул, а потом погас,
И заржавело дуло карабина.

Последние размытые следы
Уходят от сентябрьского плача.
Но если их успеешь встретить ты –
Не поленись дорогу обозначить.

Нас всех ведут подобные пути,
Листает жизнь измятые страницы.
Всем предстоит когда-нибудь уйти
И в небо взмыть подобно вольным птицам.

А эти тропы вносят яркий свет,
К ним каждый, кто искал, всегда стремился…
Но как теперь? Сапог промокших след
Среди тайги навеки растворился.

Ночь на Ладоге

Глухая ночь. Готовясь к увяданью,
Безмолвно дремлет в полумраке лес.
На Севере – полярное сиянье
И звёзды тихо падают с небес.

В безлунной выси Млечный Путь проложен
Созвездия придумывают сны.
Иду в ночи я, тих и осторожен,
Чтоб не нарушить этой тишины.

И осени в полночный час не спится –
Задумалась, узор златой творя.
Во тьме на Юг летят с тревогой птицы,
Сбегая от дыханья сентября.

Но мне спешить теперь уже не надо –
Вернулся я, ушли сомненья прочь!
И вновьпленённый ладожской прохладой,
Созвездия считаю в эту ночь.

И счастлив я, что в дни моих скитаний
Всегда есть место толике чудес.
А среди них – полярное сиянье
И звёзды, улетевшие с небес.

В тумане
На этом озере зимой не будет льда…
От берега отчалишь утром рано –
Вода и небо, небо и вода
Под пеленой холодного тумана.

В погоде штиль. Выходим на простор.
Исчезли огоньки и ориентиры,
И лишь ревёт на катере мотор,
Тревожа тишь затерянного мира.

В мороз туман клубится даже днём –
Антропогенный здесь вмешался фактор:
Своим теплом огромный водоём
Согрел могучий атомный реактор.

Сместился годовой природный круг,
Ведём учёт уже вторые сутки:
Который год, забыв пути на юг,
Зимуют здесь отъевшиеся утки.

То за кормой, то где-то вдалеке
Утиные взлетают с шумом стаи.
Проходит миг – и в белом молоке,
Как в никуда, бесследно исчезают.

И думал я, смотря по сторонам,
Что в жизни есть подобные минуты,
Когда вокруг спускается туман
И путь вперёд завесою окутан.

Когда искать поновой нужно нить,
Солёным, горьким обливаясь потом.
Ведь жизнь – не катер, в ней не подключить
Сигнал со спутников, радар и эхолоты.

На что надеяться в дальнейшие года?
Что не собьюсь в пути – и не устану.
Ведь было всё: и небо, и вода,
И катер под завесою тумана.

Месяц
Сумерки сгущаются…
Вижу я в окне:
Месяц нарождается
В зимней полутьме.

Среди звёзд и холода
Остриями вниз
Тонкий серп из золота
Над землёй повис.

Над полями, спящими
Крепким снежным сном,
Над лесною чащею,
Речкой подо льдом.

Ночь стоит морозная,
На душе покой:
Вижу небо звёздное
Я перед собой.

Худо забывается,
Радость впереди –
Месяц зарождается
На моём пути.

Среди звёзд и холода
Он приснится мне –
Тонкий серп из золота
В зимней тишине.

Конец февраля
Странный сегодня день:
Тихий, погожий, ясный;
С деревьев длиннее тень,
Сверкает снежок атласный.
Безмолвно синеет даль,
Как много от солнца света.
Подходит к концу февраль –
Не сразу, но видишь это.
Дрожанием хвойных век
Свой сон прерывают ветки,
И падает с веток снег,
Сбегая из тесной клетки.
То шорох вокруг, то стон…
И снятся природе вёсны.
Но крепок пока что сон,
И вновь засыпают сосны.
Безмолвно синеет даль…
Как тихо сейчас на свете.
Давай помолчим, февраль,
Пока не проснулся ветер.

Первая зелень
Сиянье солнца, птичий разговор,
Цветы хохлатки, ирисы на склонах,
И первой зелени причудливый узор
Наполнят мир весенним перезвоном.
Его мотив слыхать издалека
Он вдаль зовёт от города и дома,
Туда, где грозовые облака
С раскатами задумчивого грома.
Где воздух по-особому душист,
От запаха цветов немного сладок,
Где лес украсил первый нежный лист,
Ковер травы и трепетных хохлаток.
Прекрасная, но краткая пора
Тревожит сердце, будоражит душу…
Остатки грустной памяти с утра
Мне песни птиц и шум ручья потушат.
И это чувство радости до слёз,
Наверное, ниспослано нам свыше:
Ведь листья первые проснувшихся берёз
Мы никогда словами не опишем.

Весна в Заволжье
Что в Заволжье весною бывает?
Чуть колышется воздух вдали,
Над озёрами утки летают,
И танцуют в полях журавли.
Жаворонки поют неустанно,
Отливают ручьи серебром,
И пылают степные тюльпаны
Красно-жёлтым душистым ковром.
Кувыркается чибис над пашней,
Рыжий суслик глядит из норы.
Каждый день не похож на вчерашний
У короткой весенней поры,
Той, что манит и тянет куда-то,
К первым листьям у ив, тополей,
К незабвенным степным ароматам
Свежих трав и озимых полей.
Мне красоты весны будут сниться…
Одного лишь не смог я узнать:
Как же ей не спеша насладиться,
И в природе побольше застать?
Как успеть? Я искать не устану:
Сердцу дороги степи вдали,
Где ковром полыхают тюльпаны
И кричат на полях журавли.

Журавли
Улетают на юг журавли,
Видя осени грустные лики,
И плывут по туманной дали
Их печальные, звучные крики.
Как трубят на просторах небес
Эти птицы в порыве едином!
И любуются поле и лес,
Журавлиным растянутым клином.
Как нужны они там, в облаках,
Украшенье картины осенней!
Не случайно воспели в стихах
Их поэты Рубцов и Есенин.
Не с того ли так хочется мне
Воедино с природою слиться:
Путешествовать там, в вышине,
Доверяя прославленным птицам?
Посмотреть на красоты земли…
Ну а я, зачарованный глушью,
Лишь смотрю, как летят журавли,
Будоража бродячую душу.

Старое село
На лугах некошеных
Утро рассвело;
Школьный сад заброшенный,
Старое село.
Ивы величавые
Стройны, высоки.
Церковь обветшалая
Дремлет у реки.
Пыльная околица,
Изб короткий ряд.
Бродит там, где взволится,
Выводок гусят.
Здесь коров мычание,
Ржание коней,
Птичье пенье раннее,
Запахи полей.
Эх, село забытое,
Счастье и покой!
Ты дождем умытое,
Талою водой.
Мчат меня скитания,
Но с теченьем дней
Ты в моих мечтаниях
Сделалось родней.
Многого не ведаю
В действиях своих,
Но сбежал к тебе бы я
С улиц городских.
Пусть маршрут составился,
Изменить – не труд.
Гостем бы отправился
В мудрость и уют.
Званым иль непрошенным,
Только бы свезло:
В школьный сад заброшенный,
В старое село.

Родной край
О, край родной! Ты радость для души!
Тебя любить вовек не перестану!
Пускай здесь нет заснеженных вершин
И шума мирового океана.
И пусть кораллы не хранит вода,
Другие вещи помнятся на веки:
Тот миг, когда открывшись ото льда,
Поют весной разлившиеся реки.
Когда им вторят ниточки ручьев,
Цветут тюльпаны яркими огнями;
Ночные песни майских соловьев,
Не молкнущие жаворонки днями.
Как ты проста, любимая земля!
Всплывает это часто в разговорах:
Мол, как скучны и степи, и поля,
И волжские привычные просторы.
Я не спешу вливаться в этот спор –
В нем доводы окажутся забыты.
Отвечу просто: я люблю простор,
Ведь в нём живёшь свободным и открытым.
С ветрами шумными и криком птичьих стай
Мне дороги таинственные дали.
И если я покину этот край,
То полюбить другой смогу едва ли.

Репино
Зимы возле Балтики жестоки,
Нерушим заснеженный покой.
Рисовал художник одинокий
Посреди холодной мастерской.
Падал снег, пушистый и красивый,
Но по сердцу резало ножом:
Ведь вчера он жил ещё в России,
А теперь – уже за рубежом.
Рядом Петербург, родные дали,
Реки и поля, вершины скал.
Там награды, почести, медали,
Почему же он не уезжал?
Где Отечество, а где здесь заграница?
Может быть, ответ лежит у ног?
Ведь кому-то Родина – столица,
А кому – у моря уголок.
Где душа с природою едины,
Льется вдохновение рекой.
Где писались дивные картины
Гениальной творческой рукой.
Там лесов задумчивые крепи,
Плеск балтийской яростной волны…
Это был Илья, художник Репин,
В чьи картины люди влюблены.
Только после смерти он вернётся,
Но зато вернётся навсегда.
Снова из глубокого колодца
Заструится чистая вода.
На эскизах в стенах этой дачи
Сохранятся вольность и ярмо;
Снова засмеётся круг казачий,
Сочиняя в Турцию письмо.

На Волге
На Волге штиль. Недвижимая гладь
Как зеркало, не тронута волною.
О, как словами чувства передать,
В таких краях владеющие мною?
Не влезешь по обрывистой стене –
Здесь берега круты и очень милы.
Но в каждом камне и в любой волне
Таится сокрушительная сила.
Когда ревёт надвинувшийся шторм,
О скалы разбивается тревожно,
То поневоле думаешь о том,
Что здесь прожить легко. И очень сложно.
Любить всем сердцем Волгу, только так!
Обычай этот – в каждой деревеньке.
Любил её, хоть с Дона был казак,
Сметливый, хитроумный Разин Стенька.
И повелось с тех давешних времен:
Живёт на Волге, кто натурой страстен,
Кто смел душою, кто не покорен,
Кто над собой чужой не терпит власти.
У волжских скал сегодня я стою,
Вдыхаю воздух, расправляю плечи
И счастлив, что живу в таком краю,
Где чувствуется связь тысячелетий.

Леонид Наимжонович Негматов родился в 1989 году в Самарканде. Лауреат Премии Президента РФ для талантливой молодежи, именной стипендиат Правительства РФ, призер Всероссийского и 6-кратный победитель областного фестиваля "Студенческая весна", участник шорт-листа Международной литературной премии "Золотая строфа-2010".
Художественный руководитель литературной студии "Aspera" в Саратовском социально-экономическом институте, доцент кафедры социологии в Поволжском институте управления имени П.А. Столыпина.
Автор книг «Вчерашняя наивность» (2007), «Амальгама души» (2009), «Не аналогия и не романтика» (2012). Живёт в Саратове.

...И песни, и стихи, и голоса

***
Ты – вода. Ты погасишь привычную боль, словно соду.
И в журчанье твоих удивительно мягких волос
я войду, как ребёнок, – не зная ни ходу, ни броду,
не боясь, что поранюсь о камни, и плюнув, что бос.

Мой прожиточный минимум – чувствовать нежность ладоней,
вырезать в облаках уголки недоверчивых губ…
Ничего не боюсь – у тебя я такой бережёный,
что и Бог сбережёт, позабыв, как строптив я и глуп.

Если, выиграв в битвах, я сердцу войну проиграю,
не жалей и не плачь – уступи напоследок в цене.
Я, дойдя до финальной черты, до последнего края,
стану спать на краю. Чтобы ты не упала во сне.

***
Целый город качается, будто огромный трамвай,
В нём сидячих – семнадцать, стоячих – два миллиона.
Там для нищих душой раздаётся бесплатный вайфай,
А для нищих деньгами – кусок ржаного с бульоном.

В нём беседы недолги:  «Вы сходите?» ( «Да. С ума.» –
про себя) вслух: «На следующей, у Театра Драмы».
Всем есть дело – что спрятала Родина в закромах,
Никому нет дела – как себя чувствует мама.

В нём кредиты берут, словно вечером – Армагеддон,
И на Страшном Суде всем простятся долги земные.
Все читают, с кем спит в свои семьдесят Сарандон,
Не читает никто у Толстого о судьбах России.

В нём совсем молодые не знают, как жить в выходной
Дорогими вещами скрывая души дешевизну,
И хранят в кошельке свой билет, будто он – проездной,
Будто выдан он был уж как минимум на две жизни…

***
Случайного прохожего плечо
заботливо подставлено снежинкам.
Они, садятся, словно пепелинки
огня, в который нас войти влечёт.

Мы все играем с жизнью в поддавки
с извечным страхом выиграть. Не шашки –
друзей сдаём с азартом. Эта чаша
не то что не минует – за грудки

ухватится, чтоб только проиграть,
оставив нас над чёрно-рыжим полем.
Мы это поле густо пересолим
слезами. Только поздно горевать.

Чем злей потерь нежданных полоса,
тем больше дружба. Нам досталось время
настолько говорливое, что немы
и песни, и стихи, и голоса.

Будь милосерден. Мне не ставь в вину,
что я теперь живу подобно моли.
А вдруг – чем мельче жизнь, тем меньше боли?
Ведь боль, как рыба, ищет глубину.

***
Этот дом – он ведь всё понимает, он стар и устал.
В этом доме твой юный дружок собирает конструктор.
Твой дружок не читает советов, как сбить капитал,
И пока не заботится – где подешевле продукты.

В этом доме за плинтусом - твой позабытый тайник,
Где лежат две монеты, слюда и часы без браслета,
В этом доме нет шкафа, в котором бы не было книг,
Уплывая в которые, ты обошёл вокруг света.

Этот дом за твоею спиной умилённо молчал,
Провожая тебя в первый класс с неподъёмным портфелем,
Он тебя, словно папа - младенца, в кровати качал,
Когда сладко ты спал, как пчела на цветке мирабели.

Этот дом в занавесках стыдливо окошки скрывал,
Когда ты целовался с несмелою первой любовью,
Всё он знает – про каждый рывок и про каждый привал,
И про ангела, что столько лет простоял в изголовье.

Этот дом… Он ведь всё понимает, как добрая мать–
У тебя трудодни-трудоночи, рекламы-афиши…
И чем чаще он просит тебя про него не писать –
Тем больнее ему от того, что ты вправду не пишешь…

***
Злое время диктует нам, папа, дурные ритмы:
Если к финишу кто-то приходит не в первой тройке,
То его не берут в разведку, он – друг не ситный,
С ним не принято песни горланить у барной стойки...

Знаешь, папа, я только теперь, да и то со скрипом
Начинаю вникать в непростой твой мужской характер:
Непроста наша доля, где пасть на кровать от гриппа,
Значит в зимнюю стужу детей своих выгнать в лаптях...

Слышишь, папа, который уж год я так живо помню,
Как дурное прощал ты всегда молчаливо-грустно...
Мы должны чутко спать по ночам и дышать неровно
До последнего вздоха – у жизни не просят спуску.

Я смертельно устал. И в глазах твоих светло-серых,
В волосах твоих – в цвет глазам – поседевших так рано,
Я читаю гораздо больше, чем в самых первых,
Самых правильных, вроде, книгах Шатобриана.

Я тебя попрошу – несмотря на мои паденья,
Несмотря на метанья мои, чердаки-подвалы,
Обещай мне не плакать, отец, ибо наше время
Никому не прощает ни искренность, ни усталость...

Анастасия Владиславовна Ястребкова родилась в 1991 году. Окончила филологический факультет СГУ имени Н.Г. Чернышевского. Лауреат областного литературно-краеведческого конкурса, посвящённого 155-летию со дня рождения В.Г. Короленко,  литературного конкурса «Поэтический ринг», городского конкурса переводов, дипломант Первого Поволжского фестиваля современного искусства. Публиковалась в  журналах («Волга–XXI век», «Бег»), «Литературной газете». Автор книги стихов «Сиюминутное». Живёт в Саратове.

Воскресенье

***
Природой скованное время,
Промозглой сырости мечты.
Мне не хватает не терпенья –
Мне не хватает пустоты.

Пройдусь по улицам раздетым,
Промытым серою водой.
И я не спрашиваю: где ты?
Я оставляю за чертой

Переживания, томленья,
Всю необузданность минут.
И легче быть вне настроенья,
Когда тебя нигде не ждут.

***
Ёлочная игрушка, кончился Новый год.
Спрячут тебя в бумагу и уберут за шкаф.
Хочется быть желанной? Это, увы, пройдёт.
Хочется быть разбитой? Это в твоих руках.

***
Как синее пятно вдали,
Который день мне снится море.
Зима приластится к нам вскоре,
Ведь за окном листву смели.

Мой новый день – как новый путь:
Испачкает края штанины.
И каждый – нестерпимо длинный.
И не уйти. И не свернуть.

Который день – как день сурка:
Он не добавит, не утратит.
Гипотенуза целит в катет,
Без дрожи пальцев у курка.

Но эта лёгкость, эта сласть
Она спасёт, она – спасенье!
Переведи как "воскресенье".
И дай упасть.

***
Говори, говори со мной
Обо всём, что ты знал и ведал,
Обо всех, кто ушёл весной,
И о тех, кто по лету предал.

Незамеченным кто прошёл,
Кто оставил следы без тени,
Без кого тебе хорошо
В миг таинственных откровений.

***
Я новый день беру как крепость.
Я забываю, как дышать.
Но эту светлую нелепость
Совсем не нужно прерывать.

И если не прервать томленья
Чего-то жгучего в груди,
То это даже наслажденье,
И будет радость впереди.

***
Эти дни – от ночи к ночи.
Эта жизнь – от точки к точке.
Стали фразы всё короче.
И бредут поодиночке.

***
И заплатками на синем
Спеют облака,
Взглядом искренним окинем
Жизнь издалека.
Робко плечи замотаю
В бежевый платок –
Вот и я уже летаю
Птицей между строк.

Летнее
Июнь-то я прожить смогла,
Июль прожил меня,
А в августе ночная мгла
Робела от огня.

***
И нас с тобой, мой милый друг,
Научит осень быть любимыми, 
Словами, еле уловимыми,
Вернём тепло и нежность рук.

Там будут плакать за окном,
Там будут вялые приветствия.
Не надо думать о последствиях,
Не надо думать о "потом".

Мне так хотелось рассказать,
Но оказалось - нить утеряна.
Давай же помолчим. Намеренно.
Легко молчанием терзать...

Глубокой нежности пора,
Но зря ей падать вместе с листьями 
Или смотреть глазами лисьими:
А вдруг прогонят со двора?

Не с глаз сошла ведь пелена,
То лишь туманы нас укутали.
А вдруг мы осень с чем-то спутали...
Чему научит нас она?

* * *
Мне нравится, что этим летом
Не будет прошлых лет и бед.
И растворится вместе с ветром 
Секрет.

Мне нравится, что все простое –
Намного путаней внутри.
Обиды ничего не стоят –
Сотри.

И нравится, что улыбаться
Мне только проще с каждым днём.
И каждый день перерождаться –
Огнём.

И лепестков ромашек трепет
Не будет сорван злой рукой.
Они живут, их сладкий лепет – 
Покой.

Система Orphus
Внимание! Если вы заметили в тексте ошибку, выделите ее и нажмите "Ctrl"+"Enter"
Комментариев: