20 июля у нашего постоянного автора, замечательного русского поэта и публициста Эммы Меньшиковой - день рождения!
Редакция "Российского писателя" от души поздравляет Эмму Петровну!
Желаем здоровья и душевного равновесия, благополучия и удачи, радости и вдохновения!


Эмма МЕНЬШИКОВА (Липецк)

ПИСАТЕЛЬСКИЙ ДНЕВНИК
  <<< Предыдущие записи

19 июля 2017 г.

Из цикла «Мастеровые люди России: неактуальное искусство»

ЛАПОТНИЦА

На все случаи жизни

Уже восемьдесят лет Мария Сухова из Преображеновки плетёт лапти на все случаи жизни. Да-да, лапти на Руси издавна были не только обувью, но и служили оберегом, для отвода глаз людей завидущих и загребущих.

Придёт такой недобрый чужой человек во двор или огород, а там лаптей видимо-невидимо: до ста штук вешали их на столб около крыльца или над воротами, а то и на каждый кол в огороде, на штакетины забора. В курятнике лапоть «охранял» кур, в лавке — «приносил» доход.

В доме лапоть «сторожил» семейное счастье. В лапоть прятали гостинцы для домовых. Он охранял от разлучников и разлучниц!

Но не до примет было Марии Суховой из добровского села Преображеновка, когда она принялась плести свои первые лапти...

 

Кочедык в руки

До войны Марии Михайловне удалось закончить только один класс в местной школе. Семья была не из зажиточных: шестерых детей нажили её родители, и это было единственным их богатством. Чтобы содержать семейство, папа работал на шахте. Но, видимо, с достатком в доме было туго, и во второй класс маленькой Маше просто не в чем оказалось пойти.

Впрочем, в деревне босым остаться невозможно: сызмала все научались плести лапти. Мария Михайловна вспоминает, что в лаптях на селе ходили и в войну, и долго после неё. Так что не было ничего удивительного в том, что дед, папин отец Игнат Федотович Бусаров, вручил девчушке кочедык в руки и научил им пользоваться. С тех пор Мария Михайловна и плетет эту самобытную русскую крестьянскую обувь. Лапоточки у нее получаются просто картинные.

И пусть давно уже в них никто не ходит, лапти и сегодня пользуются немалым спросом. И не только в качестве сувениров, хотя это одно из новых предназначений лаптя, ставшего непременным атрибутом народных, этнографических, фольклорных гуляний, фестивалей, праздников.

Их охотно покупают на память о пребывании на мероприятиях, развешивают в домах, выстроенных в деревенском стиле. Лапти приобретают русские танцевальные и певческие коллективы, театры, музеи.

 

Премудрости русской жизни

Такой всплеск интереса к произведениям своих рук Мария Михайловна только приветствует: плетение лаптей — это ее излюбленный досуг, приносящий к тому же хоть и небольшие, но доходы. В мае заготавливает она лыко, благо, лес рядом.

Традиционно в Преображеновке используется лыко липовое. Оно сушится, сматывается в мотки и ждет своего часа, когда заканчиваются полевые и огородные хлопоты и начинается рукоделие. Тогда лыко распаривают или вымачивают, и плести из него — одно удовольствие. День-два работы — в охотку или под заказ — и пара готова.

Лапти можно и разукрасить, и особыми шнурочками снабдить, это кто как пожелает. Кстати, снашивались лапти в старину за неделю! Другой-то обуви не было. Зимой их надевали на онучи, хорошо — шерстяные, которыми обматывались ноги до колена. Поэтому лапти в домах плели почти
постоянно — впрок по нескольку десятков пар, ведь семьи были большие.
 
Весной Марии Суховой исполнилось 87 лет, но сидеть без дела она не умеет и не хочет. В её маленьком домике, который они в своё время построили с мужем, царит творческая атмосфера.

Там и колодки, и инструменты для лаптевого промысла. Там и прялки, в том числе старинная, что называется дедовская, а также электрическая, которыми Мария Михайловна пользуется по сей день.

Соседи выращивают овец, рассказывает она, а шерсть за ненадобностью выбрасывают. Её и подбирает Мария Сухова и прядет отличную пряжу для теплых домашних носков, жилеток. Которые потом собственноручно и вяжет.

Одна беда — не хотят молодые перенимать ремёсла. Терпения у них не хватает, считает мастерица. И интереса. Это пока-то они проникнутся народными традициями, исконно русскими промыслами. Да вот только научить их, открыть секреты ремесла будет уже некому.

А ведь она ещё — по свидетельству соседей, потому что сама Мария Михайловна очень скромный человек, — печёт изумительный домашний хлеб, уваривает исконно русский преображеновский квас, знает все грибные и ягодные места в округе и делает из лесных даров заготовки на зиму, а про блины и вовсе молчок: что толку говорить, когда надобно «откушать». А еще лучше — самим учиться у деревенских хозяек премудростям русской кухни и жизни. 

 

Женское счастье

А плести, вязать, готовить, печь Марии Михайловне есть для кого. Мало того что человек она гостеприимный и без камня за пазухой принимает каждого ступившего на порог. Так у неё и родни целый клан, только успевай поворачиваться. И не потому что надо, а потому что нравится ей быть нужной своим близким людям.

Я горжусь, говорит она, что мы с мужем, Александром Никитовичем, после себя столько народу оставили! Супруг уже ушёл в иные веси, но они родили и вырастили пятерых детей, которые «дали» многочисленную молодую поросль. Двенадцать внуков и девятеро правнуков — главное женское счастье Марии Суховой, её опора и поддержка.

Но пока она и сама ещё в силе, старается хлопотать по дому, в котором всегда находит себе дело по душе — хоть лапоточки сплесть, хоть блинцов испечь...

Липецкая область, Добровский район, село Преображеновка

Фото Ольги Беляковой

Система Orphus
Внимание! Если вы заметили в тексте ошибку, выделите ее и нажмите "Ctrl"+"Enter"
Комментариев:

Вернуться на главную