Авторская рубрика Михаила ПОПОВА (г. Москва)

ДНЕВНИК (БЕЗ ДАТ)

<<< Ранее

«»»
Калькулятор не имеет права презирать таблицу  умножения.

«»»
Гитлер: Россия способна создавать лишь «потемкинские деревни». Только вот наши танковые армии были не Потемкинскими.

«»»
Пушкин не читал Толстого, но есть ощущение, что читал.

«»»
«Дух Чань подобен вкусу чая» - говорят дзен буддисты. Получается, что США пошли путем Чань после Бостонского чаепития.

«»»
Футболист "Зенита" Гарай носит кличку Негро, и на вопрос: не обидно? – смеется, нисколько. Почему-то белому, пусть и смуглому в данном случае, называться черным не обидно. А черному обидно смертельно.

«»»
Один знакомый скинхед мне сказал, перевожу насколько понял: победа в конкретной драке для меня важнее победы моей страны в войне. По сути, ведь подпольный человек.

«»»
Французский писатель Даниэль Пеннак написал роман о диктаторе и его двойниках. Первый двойник был слегка не похож на оригинал, второй, взятый на службу первым двойником, еще чуть меньше, и так далее, пока не появился человек лишь едва-едва напоминающий внешностью диктатора.  По-моему, автор не докрутил . Два выхода из этого замысла как минимум лучше того, что есть у Пеннака. В одном случае тиражирование двойников доходит до того, что двойником признается одноногая старая негритянка. Второй – появляется двойник, настолько превосходящий достоверностью внешности диктатора, что у реального диктатора начинаются проблемы. И все кончается «Железной маской», для одного из них.

«»»
Верховный суд Индии постановил, что именно и только «Веды» являются источником индуизма. Забавно, что в «Ригведе» нет ни слова о  карме, метемпсихозе и много раз и с удовольствием поедают коров. Современный индус имеет слишком свое мнение о том, что есть индуизм.
Индуисткая Троица вообще комична. Брахма, создатель, самый ничтожный из всех, один храм на весь субконтинент. Шива над ним измывается, руку отрубил. Шива хулиган, но зачем так с одним из своих. Зачем нужно, чтобы создатель, а Брахма именно что создает все, подвергался унижениям. И главное, даже не в отместку, как Зевс.

«»»
Забавны «русские магазины» за границей. Там венгерские пятилитровые банки с помидорами, «Глобус», специальная чудовищная колбаса по 2.20, хлеб, грубые кирпичи непропеченного хлеба, как из деревенского магазинчика 60-х. Березовый сок. В общем, концентрированное представление о родине не имеет ничего общего с современной системой торговли на родине.  Тут ностальгия не географическая, а  историческая. Причем, в стиле «другой истории».  Потому что в таких магазинов нет главного, без чего все остальное чепуха – очередей.

«»»
Как все близко. Вице-спикер британского парламента обвинен в изнасиловании мужчины. Ну, это малоинтересно. Во-первых, что это за мужчина, что дал себя изнасиловать!? Почти наверняка подставился. Чтобы впоследствии «наехать» на честного гея.  Но честность гея  в том же сообщении была поставлена под  вопрос. Оказывается дядя в бытность парламентарием во времена Тетчер, голосовал за «питерский» закон, мол, нельзя пропагандировать гомосекусализм в соединенном королевстве. «Плакал, но голосовал», цитируют вице-спикера. Настоящая мразь. Кто-то предает родину, а этот предал свой третий пол. Если вдуматься, то этот англичанин ничем не лучше, а даже хуже, скажем, нашего Молотова, выдержанно снесшего  арест своей супруги. Тетчер все же не убила, и не кастрировала бы тогда еще молодого парня. Молотов же имел основания предполагать, что его бунт против вождя не закончиться всего лишь разрушением его карьеры.

«»»
21 век на дворе! Сколько восклицаний в этом роде можно услышать. То есть, наступило некое время, когда кое-что невозможно. И выясняется, что ни от чего возможного прежде 21 век не свободен. Да еще и кое-что новенькое можно наблюдать.
Мальчиком я радовался, читая о восстании рабов в древнем мире,  как хорошо, что те времена миновали, мы живем в цивилизованном, мирном мире,  а в это время резали людей где-нибудь в Конго, и собирались резать в Сербии, Ливии, Ираке, Уганде.
Зарубки на  теле времени невозможны.

«»»
Русская критика всегда оценивает намерение, хвалит за намерение. Реальное достижение всегда для критики сомнительно, успех – вид коррупции, всегда вокруг успешного живого явления нашаривают раскрутчика.

«»»
Примеры оксюморона: чистая грязь, горячий снег, умный мотоциклист…

«»»
Любим (ненавидим, что одно и тоже) американцев, уважаем немцев, хотим понравиться французам, договориться с поляками, выпить с испанцами…

«»»
Каламбурий – современный телевизор. Нынче слова в заголовке рубрики в простоте не увидишь.

«»»
Прогорклая поговорка.

«»»
«Силиконовые вершины» – роман о пластическом хирурге. Новогрудок – городок этот вполне мог стать центром косметической хирургии, коррекции груди.

«»»
Ницше написал – кошка независимее собаки, явно поэтому ставя кошку  выше собаки, но ящерица независимее кошки, а устрица независимее ящерицы.

«»»
Пение – обращение в прошлое, говорение, или что-то очень сиюминутное или направлено все же в будущее.

«»»
Трумэн за три месяца вице-президентства при Рузвельте виделся с ним два раза. Его сознательно не подпускали  к принятию решений. Как только он дорвался, началось: бомбу на Хиросиму сбросил, ЦРУ основал, Корейскую войну затеял.

«»»
Костомаров: Хохлы не мстительны, но злопамятны ради осторожности.

«»»
Умный человек прежде всего различает поводы и причины.

«»»
В Венсенском лесу капитулировало правительство кайзеровской Германии. Армия нет.
В 45 году капитулировала армия, но не  партия.
 Японцы капитулировали правильно,  и император и генштаб.

«»»
Вот говорят Сталин, Сталин, все так, но взять, например, уринотерапию. Был в СССР институт, занимавшийся этим видом лечения. Позанимался, позанимался. А потом выяснилось – шарлатаны, и все руководство в расход. Практически то же самое и институтом крови Богданова. Кто-то скажет  крутовато, но вы поговорите с   пациентами  колдунов, и выпрямителей ауры.

«»»
Мединский: предпослал своей книге цитату из  Достоевского: «Хорошо если умная нация победит глупую». Но не Достоевский это, а Смердяков! Даже у Достоевского с его бахтинским полифонизмом, есть персонажи, с мыслями которых автор не солидаризируется долее, чем на те мгновения, что надобны для нанесения их на бумагу.  Проблема культуры - уровень культуры министра культуры.

«»»
«Мы медведи высшая раса, наш долг перед динозаврами, людьми и попугаями. Истребить эту заразу  - тараканов».

«»»
Гаишники не люди. Это инопланетяне, и обирая водителей, они копят деньги для того, чтобы построить корабль и улететь с Земли. Остроумная идея в романе Глуховского.

«»»
«Любите сталь своих оков».

«»»
«Когда я проснулся, динозавр все еще был там».

«»»
Сало на саксофоне – украинский джаз.

«»»
Старая сука (собака) Фрося. Когда-то, она, будучи молодой еще, разорвала покрывало, и теперь хозяину достаточно показать ей издалека эту перештопанную ветошь, Фрося, хватается лапами за лохматую голову  и, вздыхая и постанывая, лезет под диван. От стыда, а не от страха. «Память, говори!»

«»»
Чем дальше, тем  вежливость я ценю больше  искренности.

«»»
Мысль, которая могла бы прийти в голову Талейрану: Надо, чтобы о заговоре знали абсолютно все, потому что если кто-то не посвящен, то может все испортить.

«»»
Переходящие мысли. Тонино Бенаквиста в «Саге» на мгновение выводит на сцену героиню, которая должна покончить с собой, и вот к ней кидаются окружающие, не гибни просто так, уговаривают погибнуть со смыслом. Чем не гражданин Подсекальников. Только Эрдман  использует ситуацию по полной, а у француза это вполне проходной момент.
Кстати, там же Бенаквиста «цитирует» Райкина  (Жванецкого, наверно), монолог, где рационализатор-идиот дает советы как нам поднять уровень жизни. К балерине привязать динамо-машину и т.д. Вряд ли Бенаквиста знаком с творчеством  Эрдмана. Тема невольного цитирования многократно  обыгрывается в романе, так что можно согласиться, что автор даже извинился  заранее за все.

«»»
Прогноз, это слух с высшим образованием.

«»»
Невыносима лишь одна тирания – необаятельная . Кастро  народ симпатизировал.

«»»
Мы обладаем крупнейшими в мире запасами кваса.

«»»
Наташа Ростова специально обучалась в петербургской школе очень русского национального танца, как и все дворянки того времени. Патриотизмом по-женски. Толстой зря так уж восхищается, когда она пляшет русского после охоты. Постановочно.

«»»
Во времена толстовского вегетарианства, гостил он у каких-то князей. Был выписан повар из лучшего вегетарианского ресторана. Приезжает Софья Андреевна. Хозяева сокрушаются: Лев Николаевич плохо ест. Софья Андреевна велела зарезать тихо хорошего петуха и сварить щи на крепком бульоне и подать как вегетарианские. Аппетит классика тут же восстановился. Можно догадываться, как он воздерживался от мяса в домашних условиях.

«»»
Омерзительное место в Хаджи-Мурате с описанием того, как русские солдаты загаживают водоем в ауле. Толстой на стороне водоема и чувств горцев по этому поводу. Солдаты ведь, как дети, вырванные из своей жизни, которую они считают единственно нормальной, и  любое чужое, даже святое и ценное для других для них бессмысленно, и даже враждебно. В данном случае главное, что называется, позиция автора. Ничего изначального высокого в водоеме аульном нет, как нет  в аульном образе жизни, ничего изначально порочного в нанесенном оскорблении солдатами нет. Конфликт рождает насильственное совмещение двух образов жизни. Толстой пишет здесь как все же дворянин, как крепостник, ему стыдно за поведение своей дворни перед людьми чужого племени

«»»
Очень интересный человек Александр Яковлев. Кулацкий сын, отринувший кулатчину, решительно бросившийся в советскую карьеру. И Твардовский отрекался «от своих», но здесь что-то другое.  Яковлев не отринул, как выше сказано, забыл, «особым сном души», вывел из реальности старую свою жизнь. Служил честно новополюбленному, признанному над собой режиму. То, что он травил братьев Стругацких как раз не странно, это странно из нашего времени, когда мы привыкаем видеть и тех, и этого как бы по одну сторону баррикады.  Не странна статья  «Вопросы историзма»: брошенному, отставленному, преодоленному родному бытию надо было показать зубы.  Надо было убедить и себя что оно, брошенное было ужасно, беспросветно, мерзостно. 
Движение вверх по карьерной непрямой тропе звучит как нарастающее крещендо. Кулак, вспомнивший что он кулак, и лошадок своих, и мельницу папкину,  и - месть, страшная месть этому режиму, заставившему столько кланяться, столько ползать на брюхе, многократно предавать родное и своих. Такой режим должен быть уничтожен.  И жирное, мятое, хромое самодовольство. Грехи противолиберальные ему прощены. Цель жизни  - месть за отобранную мельничку, состоялась, да еще под флагом спасения России от бед, в высоколобой, докторальной позе.  Омерзительный,  но сдобный  характер, особенно внушительный в той центральной, замороженной части «честного» делания отвратно-желанной партийной карьеры.

«»»
В журнал «Литучеба» писатель Бабенко принес повесть  «Игоряша, золотая рыбка». Завязка полусказочная, просыпается человек с жуткого похмелья: голова раскалывается, во рту полк переночевал и т.д. – все, клянется он себе, больше ни капли, пора с водкой кончать.  И тут ему является золотая рыбка. И дальше раскручивается остроумный сюжет. А на дворе полусухой закон Лигачева. Главный редактор говорит – надо снимать, или в крайнем случае, придумать безалкогольный сюжетный ход. Автор сначала расстроился, а назавтра прибегает уже с переделанным началом. Все по-прежнему и головная боль, и все прочие похмельные признаки, только речь Игоряши немного изменилась: пора кончать с этой гречневой кашей. Съел вчера девять тарелок. И тут ему является золотая рыбка.

«»»
Пикассо как-то спросили, каким образом его  художественные идеи доходят до зрителя. Через новую форму унитаза, ответил честный художник. Искусствоведы истолкуют, то что появится  на картинах очередного периода, дизайнеры почитают искусствоведов, производители ширпотреба прислушаются к дизайнерам и т.д. и вот вам новый унитаз.
Мой товарищ привез из поездки в Прагу, купленную на Карловом мосту майку. На майке  - Кафка. Кафка стал торговым брендом. За Кафку, все же как-то обиднее. В Пикассо где-то заложена эта готовность скатиться до сантехники. Даже само это трезвое и точное рассуждение, возможно только в виду имеющейся внутри червоточины. За Кафку обидно. Он был бескомпромиссен. В этом в значительной степени его сила.

«»»
Я собрался писать о белорусских партизанах. Надо  думать о болотах, карателях, а в руки берется, к  примеру,  то Л. Витгенштейн, то Кутзее, то Панченко о «бунташном веке, то «Спорт, вообще, экспресс». И, странным образом, к решению проблемы приближаюсь. С очень неожиданной порой стороны. Раньше возмущался этим своим «отлыниванием» ума от намеченной цели, а потом понял – получая задание, сознание начинает его выполнять, меня раздражает как раз то, что сознание подчиняется, но своим способом.

«»»
Делай что хочешь и будь что будет – современный лозунг.

«»»
- На меня где сядешь там и слезешь.
- А я просто хотел посидеть на тебе стоящем, и все.

«»»
Лет до 18 все стояло, история, литература, политическая карта. Теперь все течет, только я стою. Даже во что-то врастаю.

«»»
Знание законов не гарантирует от  безответственности.

«»»
Дул бы ты в Дубулты!

«»»
Настоящая демократия, это когда судят победителей. Где-то в 1994 году я от нечего делать стал подсчитывать количество антисталинских публикаций в «Московских новостях», когда дело дошло до сотни, решил произвести эксперимент: собрал подборку стихотворений в честь Сталина, там были и Пастернак и другие любимцы либералов, и понес в газету. Предложил опубликовать, мол, для того, чтобы показать высокую объективность издания. В ответ была истерика – провокатор и т.д!
Мой приятель сразу после событий октября 1993 года вынес из Белого дома из кабинета Хасбулатова несколько мешков книг подписанных хозяину кабинета. Там были очень многие  известные деятели либератного крыла. И надписи не формальные – «Руслану Имрановичу, дружески»,  а развернутые, со слезой восторга. Попробовал из этого сделать материал и предложил  в МК, кажется.  Высмеяли – подделка!  Но он вышел из положения – стал  названивать авторам, предлагая выкупить улики. Утверждал, что неплохо на этом заработал.

«»»
Музей Сахарова у Курского вокзала. Сколько раз проходил мимо -  ни единой души. Сваренный из железных листов памятник похож на изображение мук, которым хотели бы подвергнуть  Андрея Дмитриевича самые радикальные его недоброжелатели.
Суть ситуации описана в хорошем романе «Загадка  Прометея» Лайоша  Мештерхази. Спасенный Гераклом титан прибывает в обозе команды Геракла в Афины и там тихо живет, никому не нужный.  Есть виды благодетелей человечества, вызывающие у него у человечества зевоту.

«»»
Был у нас в деревне бобик. Кудлатый, неврачный, не шибко умный.  Но однажды его случайно застали за одним забавным занятием. Получив свою миску с едой, он съедал  часть, выхлебывал жидкое, а то, что можно было утащить в зубах, утаскивал куда-то. Оказалось, что через две улицы в будку к ощенившейся суке. Хозяйка ее сказала, что у нашего бобика был роман с ней, и щенки - плод этой любви.  Может и придумала, только никакого другого объяснения этого феномена в голову не приходит.

«»»
- Ты спал с ней?
- Зачем ты ее оскорбляешь. С ней нельзя заснуть ни на секунду.

«»»
Астрид Линдгрен была в молодые годы знакома с Герингом. Образ Карлсона списан с будущего рейхсмаршала. 

«»»
Роберт Рейфилд – биография Чехова, очень объемистая, с массой подробностей,   много новых материалов из зарубежных архивов, что не были доступны нашим исследователям. Прочитал с интересом. Потом стал прислушиваться к себе – изменилось ли мое представление о Чехове, полученное из чтения «Скучной истории», «Архиерея» «Студента», ну и так далее. В ничтожно малой степени. Громадный труд – ничтожный результат.  Пишущий о писателе -тяжелый вариант мазохиста, или это вид Сизифова комплекса: все равно, на какую высоту ты выкатишь свой исследовательский камень, он вернется к подножью естественного впечатления от чтения самого писателя.

«»»
Экзюпери – есть только одна задача – вернуть человечеству духовные заботы. А как это можно без Бога? Можно без него прожить весело, даже правильно, полезно, но это будет лишь везение. Духовно, это когда ты правилен сознательно.

«»»
Привезли кусок пояса Богородицы в Храм Христа Спасителя. Естественно – очередь А где очередь – сопутствующие это явлению эксцессы. Кто-то отстоял шестнадцать часов, но теряя сознание должен бы уйти, кто-то заплатил пятерку и пролез в самое начало очереди, кто-то вообще прошел по вип-каналу.
В московских церквях тоже имеются куски пояса, и на постоянной основе, но к ним не стоят очереди. Идентичность не имеет значения.  Впрочем,  отдельных девушек и дамочек понять можно – они приезжали покрасоваться в новых шубах, это извинительно. И политиков можно понять, у них свои «шубы». Только отстоявший сутки на сыром холоде прикладывался к подлинному поясу. Удивили больше всего те, кто обходил очередь к святыне не с публичной, не с рекламной целью, а именно как к христианскому артефакту, вроде как верующие. Кого они хотели обмануть?  Им-то должно быть досконально  понято, что ОН видит все.

«»»
В политику идут  плохие люди. Я не пошел в политику, значит я не такой уж плохой? Но я-то себя знаю. С другой стороны, если представить, что там, наверху люди еще хуже меня. Чего же мы тогда все ждем здесь внизу, занимаясь своим  «настоящим» делом. Что ты тут внизу не изобрети, все равно какая-то каналья там наверху приспособит  эту штуку для своих целей.

«»»
Большому кораблю  большой айсберг

«»»
Ермолов после того как  достойного служаку Барклая сняли с должности, и тот вполне понятно загрустил,  ехидно замечает: «велики должно быть огорчения». Паскудное, правда не скажу, что чисто русское, есть в этом ехидстве. Знает же, что наказывать шотландца не за что, армию спас, так нет, все равно ткнем, только за то, что не свой, хоть и на нашей стороне.

«»»
Невежеством считается незнание наук, а дикое незнание религии  невежеством не считается, а оно сплошь и рядом.
Люди современные прогрессивны чаще всего  на основании чудовищного невежества в религиозной области.

«»»
Граница до которой можно дойти  в изображении человеческого убожества. В литературе это отлично чувствовал Достоевский. Когда Ставрогин с Шатовым приходят на квартиру к Лебядкину - там его недоумочная сестра. Описывая ее, писатель указывает между прочим что у нее были великолепные зубы. Разумеется, если бы у Лебядкиной были бы зубы гнилые, этого не оправдал бы никакой Достоевский.
«Зубы у него как жемчуга».

«»»
Настоящий классик, это такой писатель, который присутствует в разговоре о литературе, даже когда не говорят именно о нем.

«»»
С американцами, с англичанами у нас много общего, хотя бы наша многолетняя вражда.

«»»
Самый распространенный вид репрессии  - границы. Попробуй поездь в Англию по своему желанию, или в США. Тебя наказывают невъездом, ничего не объясняя. Почему кто-то решает, могу я реализовать свое природное право на свободу передвижения или нет. Почему  волюнтаризмом Советов по отношению к гражданам России все возмущались яростно, а волюнтаризмом  американцев возмущаться не принято.

«»»
Смелый солдат, который хамит сержанту, пользуется уважением сослуживцев – орел! Потом выясняется что просто у него дядя комбат. Солдатик превращается в презираемого, и никак не может понять – в чем дело. Начинает ненавидеть армию как таковую. Грубые в армии люди, не уважают свободного человека.

«»»
За вредность надо давать не молоко, а яд.

«»»
«Рукописи не горят». Если вдуматься, помимо того смысла, что виден всем – мол, написанное пером, не вырубишь топором, лестного для всякого пишущего человека смысла, есть и другой, противоположный. Однажды сказанная тобой гадость, написанная глупость,  донос, лесть в адрес начальства, никогда не пропадут, не сотрутся, не сгорят.  Отвечать придется за каждое слово.
Герман Гессе, отвечая на вопрос о том каким ему видится его посмертье, сказал, что очень боится шумного шуршания, что будет исходить от его бесчисленных необязательных рецензий, статеек, поверхностных интервью, от всего, что писалось им в течение жизни. Этот бесконечный назойливый шум и будет его адом.

«»»
Очень модное изречение – «никогда и ничего не просите, в особенности у тех, кто сильнее вас». Молодое сердце аж захлебывается от восторга, как сказано! Во-первых, надо помнить, кем сказано. Дьяволом.   Кое к кому с просьбой и действительно обращаться противно, к управдому,  начальнику. Но ведь Воланд вряд ли стал бы мельчить, он сам явился в нэпмановскую угарную Москву как бы с ревизией – что тут поделывает низовой персонал моего ведомства? Имеются в виду буфетчики, председатели жилтовариществ, администраторы варьете, стукачи, продажные поэты и редакторы.  Он их всех высек, кстати, не тронув ни одного нормального человека – не его креатура. Внимательнее всего он отнесся к людям пограничного состояния – Мастер, Маргарита, к разочаровавшимся, к тем, кто уже  почти готов перейти под его руку.  Находящийся в состоянии душевного смятения человек нуждается в помощи, и совершенно нормально, если он о помощи попросит. «Господи, помилуй мя грешного».    В такой, страшной ситуации у человека простой  выбор, или просить о милости Того, Кто бесконечно тебя сильнее, или броситься в бунт против божественного порядка вещей.  Так вот Воланд лжет. Он и сам, как известно заядлый, изначальный бунтовщик. Его роль в мире - не просить о милости, не раскаиваться, он и колеблющихся  подбивает на то же.
Глупо видеть в таком писателе как Булгаков просто сборник простых советов на все случаи жизни.

«»»
Тягловое крестьянство. Плита крепостного права, это и есть та тяга земная, что не вытянуть и Святогору.  Этой тягой на периферию русской жизни выдавлены все яркие, оригинальные, свободолюбивые — казачество, интеллигенция, все эти Стеньки Разины, Курбские, Солженицыны и т. п. Но основной груз государственности несли они, тягловые. Безропотно.  Кстати, такие «тягловые» найдут и не только за сохой, возьми хоть Королева, Курчатова, Георгия Свиридова, старшего Бондарчука. А остальные, тонкие, оригинальные,  их презирали. Не понимая, кому обязаны своим существованием.

«»»
Рязановские фильмы начиная с «Гаража» как будто с каплей гноя в замысле.  Цензура не просто загоняла фиги в карманы автора «Берегись автомобиля» и «Иронии судьбы», не в вырезании эпизодов дело. Странным образом, она работала как «часть той силы, что вечно хочет зла, но часто совершает благо». Выкручивая руки, лишая свободы художника, она вынуждала его попробовать найти хорошее в той жизни.  И «они» свободомыслящие, либерально настроенные  с отвращением обнаруживали, что оно «хорошее» есть  и они способны его выдать на экран.   Они были выпотрошены, изнасилованы требованиями цензуры, но зритель получал нечто очаровывающее. Сомнительная, особенно с точки зрения творца, диалектика. Но диалектика.
И Рязанов и Гайдай, про более мелких не будем говорить, получив полную свободу самовыражения, просто лопнули как глубоководные рыбы вынутые на поверхность. Наступание на горло своей песне давало питательные плоды. «Свобода» выбросила на экраны этих невнятных «Кляч», «На Дерибасовской хорошая погода». Могут сказать, что старики просто выдохлись естественным образом к этому времени. Но и отрицать, что крах художников совпал с крахом системы, тоже ведь нельзя.    

«»»
Аполлинария Суслова.  Если бы не роман с Достоевским, никто бы про Аполлинарию и не узнал, или, во всяком случае, о ней знали бы меньше, чем о ее сестре, первой женщине нейрохирурге в России, ученице Сеченова.
 Художник Верещагин и его брат деятель вологодского масла.
В конце концов, Пушкин и Воронцов. Художника всегда оправдают и выставят на первый план. Художник может обидеть всякого.

«»»
Природа пощадила Шукшина и Высоцкого, не дав дожить до Перестройки. Жутко себе представить Высоцкого  с гитарой на ельцинском танке, а Шукшина  у микрофона в белом доме рядом с Хасбулатовым.

«»»
«Открытая форма туберкулеза», если вдуматься - опаснее  еще не открытая, она убивает анонимно.

«»»
Метаметафорист Алексей Парщиков писал для филологов. Если вдуматься, в конечном счете, все пишут для филологов, только неплохо бы, чтобы в судьбе текстов был период, когда они очень нужны обычным читателям.

«»»
Ленин  был присяжным поверенным, но проиграл все процессы и пошел в революцию, Иоанн Павел 2 был  актером, но судьба так повернулась, что пришлось бросить это дело, и пойти в Папы, не говоря уж о художнике Шикльгрубере. Кстати, то, что Иоанн-Павел 2 был посредственным драматургом как-то влияет на отношение к католицизму?

«»»
Николай Васильевич Гугл – креативный автор. Иосиф Броский – современный яркий поэт.

«»»
Компания за столом. Шестидесятники. Среди гостей симпатичные женщины, разнообразные мужчины. Один особенно хорош. Мужественный. Жесткий, загадочный, но увлекается среди прочих дам одной,  замухрышечной, ну, ничем не привлекательной. Выясняется, что он из «сталинских палачей», а замухрышка дочь репрессированного.  Палач не может расстаться с жертвой, она для него драгоценность.

«»»
«Нам не надо ни ваших законов, ни ваших денег» – лозунг 1968.
Нынешние юниоры кричат иначе: дайте денег и отвалите. И даже грубее. 
Тех испугался даже де Голь, эти   пугают абсолютной обыкновенностью.

«»»
В ИГИЛ многие (процент пока не понять) бегут не от глупости, как думают у нас тут некоторые. Бегут отличники, имеющие возможность нормально встроиться в современную им жизнь. Так вот именно этого они и не хотят – встроиться в «эту» жизнь. Она им противна. Она для них ад. А там в сирийской пыли страшная, грязная, кровавая, но жизнь!

«»»
Почему понедельник «трудный день»? В понедельник был рожден дьявол, между прочим.

«»»
Хочешь быть начальником? Учись подчиняться.

«»»
Будущее как  власть. Заигрывание с будущим. У Будущего свои лизоблюды и блюдолизы. Попытка заглянуть в глазки начальства – одна из составных частей  любого, или почти любого авангардного искусства. Только само «начальство» особого рода. Оно не правитель, не денежный мешок, делается вид, что его вообще нет.  И заигрывание перед ним  должно напоминать мятеж.  Хотя, если разобраться, то это смелость  перед лицом сержанта, с уверенностью  в том, что эта смелость угодна полковнику. Как вариант  - «Над пропастью во ржи» - заигрывание с молодым поколением.  Набор властей, перед которыми художник лебезит – очень большой.  Перед женским полом – «Код да Винчи».  Бунт против уже имеющихся видов тирании – государство, церковь, очень часто только  стремление продемонстрировать свою причастность к  некой группе бунтовщиков.  Моськи лают на слонов, потому что безопасно, моськи лают на слонов, чтобы не потерять статус мосек. Человек не может без каких-то « своих», ради своих он готов быть против всех.
Чулпан Хаматова и Евгений Миронов и Путин. Попытались  промолчать в присутствии слона, так стаи мосек накинулись на них. Власть тусовки шипящей  жестче власти властей предержащих.

 «»»
Душа язычника, считают некоторые, это птица, прилетающая из тьмы, промелькнувшая в пламени светильников, и вылетевшая опять-таки во тьму.  Я бы, пишет Ивлин Во, - представил себе птицу  запертую в темной комнате, которая топчется там, чувствуя, что за окнами яркий день, и ей до него никак не добраться. Примерно так.
У Набокова другой образ. Он развенчивает метафору – жизнь это путь. Мы, мол, никуда не идем, мы сидим дома, а окружающая нас тьма колеблет занавеси закрывающие окна.
А вдруг это не тьма колеблет. Откуда эта уверенность, что тьма, и откуда уверенность, что  ты сидишь дома, и главное сидишь в светлой комнате? И не в камере.
Честертон  рассматривал человеческий мир, как маленькую освещенную полянку, вытоптанную в огромном враждебном лесу. Вроде бы тот же самый образ, что и у Набокова, но не нет едва уловимого набоковского самодовольства.
«Когда-то звезды в небе казались мне другими мирами, к которым полетят космические корабли из Солнечного города. Теперь я знаю, что их острые точки – это дырочки в броне, закрывающей нас от океана безжалостного света». Пишет современный отечественный автор.

«»»
Кузнецов «Атомная сказка». Древо познаем по плодам. Патриотические литераторы решили,  что получили от своего главного поэта-мыслителя разрешение ничему не учиться, ничего не читать.

«»»
Сибирский писатель Распутин,  переделкинский поэт Евтушенко, «Прощание с Матерой» «Братская ГЭС». Трагедия прогресса разъята на части показана с разных сторон. Нужен другой уровень чтобы объединить  в единое нечто. Высокая трагедия, а не утробный  плач против  барабанного энтузиазма.

«»»
Рубашов, «Слепящая тьма», даже если такая фамилия будет кем-то выискана в каком-нибудь телефонном справочнике, я не перестану чувствовать ее искусственность. Выдуманность фамилии главного героя, мера выдуманности романа.

«»»
Большие религии запрещают: самоубийство, инцест, мужеложество, каннибаллизм.
Древние глупости эти преодолены, и ли вот вот будут преодолены.  Эвтаназия начала пробивать себе дорогу, и пробьет. Но тут разговор трудный – мы не знаем этих болей, и пусть там Бог решает, кто прав, кто просто был капризен и нетерпелив.
Инцест: уверен, скоро появятся парады под лозунгом: а я сплю с моей мамой! Потолки не упадут. Это все есть, но пока под одеялами.
С гей движением все и так ясно.
Остается одна трудная тема – каннибализм.
Хотя почему трудная? Надо просто разделить для начала  людоедство и убийство. Некто завещает свое тело на съедение друзьям.  Они не совершат никакого преступления если выполнят эту волю.  Осталось найти тех, кто захочет. Почему-то у меня подозрение, что если все это подать как следует, желающие найдутся. Хотя бы из тех, кто хочет быть впереди планеты всей.
Уж лучше балет «Лебединое озеро» круглыми сутками.

«»»
Тетя Дуся  в возрасте под семьдесят задумалась о смерти. Первая книжка попавшаяся ей под руку «Откровения и путешествиях по векам» некой Анастасии. Уверовала в Анастасию насмерть.  Так цыпленок, вылупившийся из яйца, если ему подсунуть вместо курицы мяч, считает, что мяч это его мать.
Попытался отобрать «мяч» - тихая ярость в ответ. Ни логика, ни ирония здесь не помогут.
И потом, почему я решил, что именно помогаю? А вдруг я, отбирая «мяч», не «мать» возвращаю тете Дусе, а, скажем, «кирпич». 

«»»
По дороге в деревню, по павелецкой дороге часто попадается на глаза надпись на какой-то стене в толпе зданий – «Бирюлево правит миром».  Первый раз посмеялся, а потом задумался, а вдруг уже и правда правит. Что мы, в сущности, знаем о мире?

«»»
Доцент Безъязычный учил нас в Литинституте на лекциях по редакторскому мастерству.: «Если вы видите в тексте – Волга впадает в Каспийское море, не спешите исправлять, а вдруг, пока вы спали, она уже впадает».

«»»
Точность перевода. Какая степень точности может быть достигнута при переводе поэтического текста. У нас на курсе в том же Литинституте был йеменец Мифа Абдурахман, абсолютно чернокожий араб. Он необычайно много пил для мусульманина, и переводил текст, очень важный для человека его образа жизни. Он переводил «Черного человека» Есенина. И в некоторых частях, как я понял, однажды разговорившись с Мифа. Все помнят эти строки: «Черный человек на кровать ко мне садиться, черный человек мне спать не дает всю ночь!» В обратно переводе с арабского, текст звучал так: «Белый человек на кровать ко мне садиться…»
Или вот пример из Клайва Льюиса: «Это было так же неудобно как  праворульное движение». При первом прочтении я не обратил внимание. А потом сообразил, что переводчик  написал противоположное тому, что было в английском оригинале. В Англии праворульное движение, значит, в оригинале  речь шла о левом руле. Но если бы переводчик перевел точно, русскому читателю было непонятно. Вот как бывает, вкладывая в перевод обратный  смысл, добиваетесь абсолютной точности перевода».

«»»
Американского посла убили ровно 11 сентября, примерно через год  после убийства Каддафи. Что-то эстетически законченное есть  в этом факте. Реальность отомстила Америке как  человек.  Тарантино правит миром. Убить Билла.
Месть, нестерпимая жажда мести  — самое часто и искренне реализуемое нынче в кино и не только чувство.  «Христианство устарело» и сразу следует отступление на линию морали, где «око за око».
«И надо заметить, что «око за око» это далеко не дно. До уровня «око за око» надо было подняться. Прежде же если тебе выбивали глаз, ты выбивал жизнь из гада, и не считал, что делаешь больше, чем положено.

«»»
Есть ли у человека что-то такое, чего нет у Бога? Способность умереть. Ницше ляпнул красивую глупость.

«»»
Боевой дух – Квантунская армия несколько лет ждала столкновения с Красной армией. Огромная под миллион человек, окопалась лучше чем современные игиловцы в Сирии. Когда армия Мерецкова чуть ли не горбу перетащила через Сихоте-Алинь свои танки японцы дали последний и решительный бой. Гибли не сходя с места, никто не сдавался в плен, зубами вгрызались, и это было все ни к чему. С Западных фронтов приехали такие военные волки, что против них уже ничего не работало ни смелость, ни готовность погибнуть.

«»»
Цивилизация всегда на стороне жизни. Заботится об оправдании женщины сделавшей аборт, требует пристойных условий существования для преступника, совершившего убийство. Логично. Ведь абортированный и убитый уже не существуют, а  мать и преступник живы. «Только жизнь имеет значение», как сказано у Люка Бессонна.  Нельзя морально изводить женщину совершившую аборт,  нельзя физически мучить убийцу, раз суд приговорил его к лишению только свободы, это с точки зрения цивилизации бессмысленная жестокость. Мучения матери и преступника ничего уже не изменят в судьбе и самоощущении абортированного и убитого, ибо таковых нет. Ни субъектов, ни их ощущений.  Поскольку «там» с современной точки зрения ничего нет, то все внимание к тому что осталось «здесь». Здесь осталось право женщины на счастье  в предстоящих еще годах  жизни. Здесь, пребывает и убийца, и его нельзя лишать шанса.
Тот, кто попытается отомстить за убитого, убив убийцу – преступник, потому что выходит за границы признанные нынешней цивилизацией. Он действует от имени того, что нынешняя цивилизация признает  не существующим.
Интересно, что не родившиеся в этой системе защищены даже хуже убитых. Никто ведь не мстит женщине сделавшей аборт за убийство. А ведь даже у не родившегося есть родственники.  То есть, пустота до существования, пустее той, что будет, по представлениям нынешней цивилизации, после существования. Тогда, получается, Набоков не прав, говоря, что «жизнь только луч света между двумя идеальными черными вечностями». Принятые на территории «жизни здесь» правила и обычаи свидетельствуют, что по отношению к нашим ощущениям  вечности не идеально одинаковы.
Можно сказать, что абортированный и убитый не в одинаковой степени субъектны. Плод все же не вполне человек, но это отговорка. Кажется, доказано, что плод с какого-то момента обладает не только бьющимся сердцем, но и психикой.  

«»»
Люди  не только знают, что Волга впадает в Каспийское море, но верят в это. А если их заставить верить, что уже впадает в Черное? И они поверят.  Куда она будет впадать?

«»»
Деталь. Вроде  бутылочного горлышка у Чехова – как показать ночь. Как показать север? Двигатели тракторов и других машин запускают в октябре и глушат в апреле, потому что если заглохнет в январе – можно вообще больше не завести.
 Голод – после снятия блокады ленинградских школьников целыми классами приводили посмотреть  в на кошку, которая сохранилась в одной из семей на Васильевском. Остальных горожане съели.

«»»
Один из моих друзей поэтов, как-то раз произвел на своем выступлении большое впечатление на дочь одного из наших знаменитых маршалов. Разговорились, условились о встрече. Очень недвусмысленно все. Поэт долго маялся странными терзаниями – все же дочь народного героя. А у него не любовь, а только поэтический интерес. Правда, женщина привлекательная.
Пошел. Цветы, бутылка. Дома все готово – цветы, свечи. Неловкость,  бутылка вина была, как водится в таких случаях, закупорена очень туго. И тут вдруг гаснет свет. Пробки. И тут же удары кулаком в дверь, деревянную гулкая дверь. Поэт наш ни жив, ни мертв. Идут вместе открывать, а там на площадке  - полководец, скульптор притащил макет памятника, и побежал вниз за чем-то.
Поэт тихо сбежал. Такой вот каменный гость.

«»»
Нетрадиционная ориентация. То есть, геи считают, что мужчины с женщинами  спят по традиции, что-то вроде файв о клок. Здесь не в природе дело, а только в распространеннной общественной привычке.

«»»
Можно сказать чистую правду, но при этом впасть в неточность. К примеру: дважды два меньше девятнадцати! Это правда, но это неточно. 

«»»
Казалось бы – образованнейший человек  Борхес. Недавно, случайно попалась  в руки старая его книга «Письмена Бога», а там статья про буддизм. Такого количества глупостей в одном месте, посвященных  важному предмету, я давно не встречал. Ну, то, что он называет буддизм религией, а не учением, простим, так уж сложилось, хотя  смотрителю библиотеки неплохо было бы знать разницу между религией и учением. 
Больше позабавил блаженный треп старика про абсолютно ненасильственный характер буддизма. Что творили господа буддисты-ламаисты хотя бы во времена Унгерна  в Монголии! Разрубание груди врага, вырывание и пожирание живого сердца, чем это отличается от поведения  исламистского командира, что сожрал сердце врага в Сирии перед камерой. А нынешняя Бирма?! Буддисты жгут мусульманские деревни, со всем населением. И похожих фактов полно.
Еще момент, в учении Будды, в изначальном учении, ни слова о метемпсихозе. Только под страшным давлением индийской  действительности,  пришлось буддизму принять в себя эту  доктрину.
Умирая, Будда говорит ученикам, что его Будды в сущности нет, он оставляет ученикам свое учение. Вообще лучше забыть о существовании человека Будды. Но тогда откуда будут последователи знать, что учение называется «Буддизм»? Вообще, как они будут определять, что они исповедуют, чему следуют, и вообще есть ли оно. И главное, если все-таки нынче существует  и слово буддизм, и учение буддизм, это стопроцентное доказательство, что ученики оказались не верны заветам учителя, извратили учение. Остается только уповать на то, что смысл учения Будды, в том, чтобы ученики обязательно его извратили.
Встретишь Будду – убей Будду! Наталкивался на такое выспреннее, идиотическое заклинание в буддийских текстах.  Будда умер своей смертью, это известно, Значит, что он никого не встретил в своей жизни? Или никто не выполнил заповеди.  Значит, последователей нет.
Но Бог с ним с самим буддизмом, допускаю. Что чего-то не постигаю в этом восточном способе производства мыслей, но уж Борхес  человек  одной со мной культуры, и я не могу не отметить какой это манерный, поверхностный  господин. 

«»»
Сложилось мнение, что товарищ Бушин всегда прав, что он-то насыплет соли на хвост любому разошедшемуся писаке.  Бушин знает истину,  и вообще – Бушина на вас нету!  Но вот буквально на днях читаю текст Бушина и он утверждает:  колхозы лучший способ организации сельскохозяйственного производства, даже Гитлер сохранил колхозы на оккупированной территории.  Ну, дикий же аргумент. Когда это Гитлер у нас стал критерием хорошего отношения к русским и русскому государству!  Не все что  поощрял Гитлер надо поощрять и нам. И о колхозах можно сказать что-нибудь и поумнее.

«»»
«Новый реализм» - последнее хоть сколько-нибудь заметное явление в современном литературном процессе. Кстати, уже уходит в прошлое, но о нем время от времени вспоминают. А было время, когда нельзя было открыть  газету из числа литературных, чтобы там не натолкнуться на это словосочетание.
Опять-таки совсем недавно вижу в статье известного критика рассуждение о нем, о «новом реализме» и о «новых реалистах».  И с удивлением обнаруживаю, что лидерами этого течения являются Роман Сенчин, Денис Гуцко, Садулаев…  они уже в начале нулевых годов и т.д. Но моя память подсказывает какие-то другие имена и другие годы.  В 1997 году в помещении Московской писательской организации состоялось первая конференция посвященная «новому реализму» под названием «Новые реалии – новый реализм». Вел его критик Сергей Казначеев. Среди участников были такие известные люди как Вадим Кожинов и Лев Аннинский.  Ни Сенчина, ни вообще кого-либо из тех, кто сейчас числит себя среди основателей направления, и близко там не было. Сергей Дмитренко, помнится, тогда  опубликовал тогда отчет в «Независимой газете». Материалы конференции вышли отдельной книгой. Были еще несколько конференций, десятки докладов, отчеты и т.п.  Но господа, числящие себя «новыми реалистами» то ли не знают ничего о том, что было до них, то ли не хотят знать. Второе вероятнее. Почему-то все хотят выйти из «Шинели»  Гоголя, а не из пиджака Казначеева.

«»»
«У озера». На примере этого фильма можно представить себе условия существования художника в условиях советского союза. Фильм хороший, снят очень сильным  режиссером Сергеем Герасимовым, его экранизация «Тихого Дона» несомненный художественный шедевр, но обратившись к современности он оказался  в ловушке. В фильме ставятся  глобальные вроде бы  проблемы: борьба прогрессивного и отсталого, сколько стоит цивилизация? не теряем ли мы душу, строя вторую технологическую реальность? Слышится рядом тявканье Вознесенского  - все прогрессы реакционны, если рушится человек. Все, как бы так. Разговор в самых заоблачных философских высях, а на самом деле, суть в том, что тот завод на Байкале, из-за которого весь сыр-бор, не целлюлозный комбинат только лишь, а производство самых современных взрывчатых веществ. Без байкальской чистоты не могут обойтись военные, но об этом сказать ничего нельзя, и весь фильм становится  всего лишь умственной ужимкой.

«»»
Парамайдан после майдана.

«»»
Не скрывай от людей то, что знает о тебе Бог.

«»»
Кама-сутра по-русски – голь на выдумки хитра.

«»»
Ад для художника – Джойса заставят «там» вечно читать «Поминки по Финнегану», а Алексея Германа не открываясь смотреть «Трудно быть богом». Чистилище – это когда ты можешь выбрать, и не только из своего.

«»»
Искусство так или иначе вышло из храмового культа. Современное искусство предельная степень выхолащивания его. Перформанс -  последняя тень литургии, инсталляция – уже абсолютно бессмысленная возня с церковной утварью, когда и возящиеся забыли  что откуда.

Продолжение следует

Нажав на эти кнопки, вы сможете увеличить или уменьшить размер шрифта
Изменить размер шрифта вы можете также, нажав на "Ctrl+" или на "Ctrl-"
Система Orphus
Внимание! Если вы заметили в тексте ошибку, выделите ее и нажмите "Ctrl"+"Enter"

Комментариев:

Вернуться на главную