О фильме П.Лунгина "Царь"
В какой-то момент недавнего прошлого некоторые православные журналисты стали на все лады нахваливать фильм Павла Лунгина «Остров». Мол, надо же, какой неожиданный интерес к теме! Какая фигура отечественного кинематографа коснулась истории души верующего русского человека! Пошли такие ахи и льстивые комплементы, что Павла Лунгина едва не записали в церковные эксперты, безо всяких на то оснований. Хотя если без эмоциональных перехлёстов, фактически Павел Семёнович Лунгин – то же самое, что Эдвард Станиславович Радзинский или Николай Карлович Сванидзе на ниве исторической беллетристики.

Нужна ли им истина? Нужна ли научная достоверность? Любят ли они русскую историю, как может любить её преданное русское сердце, которое ищет для себя в тайнах прошлого ответы на вопросы дня нынешнего? Думается, в лучшем случае все трое – вариант Александра Дюма-отца. Какой бы интригующей ни была его фантазия, Дюма нельзя считать экспертом ни в одном историческом вопросе. Он всего лишь любитель, падкий на красное словцо и деньги.

Меж тем, журналисты-поклонники кино-творчества Павла Лунгина, когда он взялся разрабатывать свою версию противостояния царя Иоанна Грозного и митрополита Филиппа, смотрели уже на него как на гуру: мол, Лунгин мастер, и его фильм «Царь», скорее всего, затмит художественную ленту «Иван Грозный» С. Эйзенштейна. Не получилось. А не получилось потому, что истина Павлу Семёновичу особо-то не нужна. А нужен повод для осуждения русской истории и её главных действующих лиц. Для этой категории «мастеров» - в славянской душе нет никакой загадки. А напрасно они в неё не верят. Иначе бы искали разгадку. И не делали лобовых заявлений.

Итак, почему фильм Лунгина «Царь» вызвал отторжение у русской части кинозрителей? Да потому, что в этом фильме нет ни вопросов, ни раздумья. Для Павла Семёновича всё, и давно, понятно: царь Иоанн Четвёртый прозван народом Грозным потому, что был развращенным маньяком и садистом. А народ русский, де, тупо и глупо смотрел на его злодеяния, прогнать такого царя трусил. Но разве точно так же не подаётся современным кинематографом фигура Сталина? Без попыток встать на точку зрения Иосифа Виссарионовича, попытки разглядеть в нём ум и масштабность, величие и дальнозоркость? «Сталин – злодей» – расхожий, скучный штамп, не более того. Что касается взгляда «мастеров» на русский народ, то нам уже два десятка лет активно внушают: русские – рабы, рабы со времён основания Русского царства. А рабская психология может требовать только одного: жёстокого хозяина. И чем будет он более жесток, тем более величествен и праведен в глазах народа. Поэтому-то, дескать, народ и прозвал Иоанна Четвёртого не Ужасным, а Грозным.

Зачем нам «такое кино»? А оно служит иллюстрацией к полнящимся фальсификации учебникам. Вот только что опять вышел ещё один такой. Под редакцией профессора МГИМО А.Б. Зубова. «История России. ХХ век». В нём опять говорится, что сталинское правление было антинародным. А о русском народе времён Гражданской войны: что в нём есть «покорное и пассивное большинство, запуганное и дрожащее над своей только жизнью, над своим куском земли, а когда надо – идущие в бой по принуждению». Опять сообщается, что советское руководство в 1940-1941 годах планировало превентивную войну и готовилось к ней. Хоть кол такому профессору на голове чеши – он полемики даже слышит, маниакально гнёт своё.

Вот и мы с вами, попробуем-ка после просмотра фильма Павла Лунгина сказать своему ребёнку, что кинорежиссёр… соврал. Ребёнок тут же возразит: человек, снявший «Остров» и покопавшийся в историческом материале, «почти церковный эксперт», лучше всех остальных знает тему. Если он снял такого Грозного, значит, Грозный таким и был. Промывка мозгов состоялась.

Поэтому в одной из радиопередач «Радонежа» священник Русской Православной Церкви, иконописец Саулкин призвал верующих вообще не смотреть этот фильм, и детей своих на него не водить. Вот почему Союз Православных Хоругвеносцев во главе с Леонидом Симоновичем-Никшичем провёл пикет в защиту русской истории и культуры. Логика либеральной прессы: Лунгин победил, потому что фильм даёт сборы. Точка зрения известного русского историка, автора фундаментальной исторической монографии «Драма русской истории: на путях к Опричнине», профессора Санкт-Петербургского университета, доктора исторических наук Игоря Яковлевича Фроянова: «Лунгин воспользовался тем дутым авторитетом, который приобрёл фильмом «Остров». С этой точки зрения он более опасен идеологически, чем Эшпай (имеется в виду его фильм «Иван Грозный»). Это люди одного идейного помёта, люди настроенные, несомненно, антирусски, я в этом не сомневаюсь. Иначе они не оценивали бы эпоху Иоанна Грозного так однобоко и односторонне».

Если бы Лунгин вёл честную игру со зрителем, он бы дал понять, что от столь отдалённой от нас эпохи, в которую жил и создавал Русское царство Иоанн Грозный, осталось не столь уж много документов. Поэтому мы о ней не столько знаем, сколько её реконструируем, строя догадки. Уже поэтому не веришь восторгам Михаила Ефремова, который восклицает в либеральном журнале «Итоги», что для него «Царь» «стал настоящим откровением». Более того, что фильм этот якобы «возбуждает патриотизм». Имеется в виду «светлое начало» сюжетного конфликта – митрополит Филипп против царя русского.

Но ведь и о том, был ли митрополит убит, был ли он убит по приказу царя, ничего доподлинно неизвестно. Мы можем только строить версии. Но уместны ли они в столь деликатном вопросе, как жизнь, конфликт и смерть реальных исторических лиц? Чего добивается автор? Правды? Или просто жаждет заработать на легендах из русской истории? Сделать голливудский триллирок-ужастик и хорошие сборы? Когда Голливуд снял мультфильм «Анастасия», превратив жизнь мученицы-царевны и её семьи в раскованный глуповатый боевичок, в сентиментальную сказочку с «колдуном Распутиным», это вызвало внутренний протест у русского зрителя, особенно у верующих: ну, как можно так вольно обращаться с историческим материалом!

Если бы Лунгин был дотошным режиссёром-правдолюбцем, он бы докопался и до того, что показали последние исследования: в сохранившихся останках Иоанна Грозного содержится смертельная доза ртути. Он был убит, медленно отравлен. Точно так же была убита и мать Иоанна, и его любимая первая жена. Леонид Симонович-Никшич озвучил на «Радио русских новостей» и другой факт: был отравлен ртутью и старший сын царя, Иван, а не убит в досаде и ослеплении отцом-государем. Убит и младший сын, Дмитрий. Такая логическая цепочка. Иначе говоря, царь был на вершине власти, но достаточно одинок, чтобы уберечь от козней своего окружения самых близких ему людей. Они явились жертвой той борьбы, которая желала оставить на Руси прежнюю боярскую вольницу, стремившуюся к удельному княжению. То есть и тогда, как и сегодня, были очень сильны силы, боровшиеся против централизации страны, против монарха, который вёл эту политику.

Вообразите только: а если бы сегодня в одном из 87 субъектов РФ местные «бояре»-губернаторы и мэры, а то и военноначальники, подняли бунт: открытый, вооружённый или тайный, теневой, закулисный, с отравлениями или облучением радиоактивными веществами неугодных лиц, с террористическими партизанскими атаками и наглыми заявлениями о необходимости отпада от Руси Великой, дабы присоединиться к Швеции, США или Китаю? И вот, чтобы убрать, задушить на корню эти сепаратистские настроения, надо было бы собрать отряд верных Президенту «опричников», а потом с их помощью провести десятки арестов и даже лобовых столкновений с революционерами. Неужели ради единства страны мы не пожертвовали бы 4 тысячами человек, желающими оставить за собой «как можно больше суверенитета»? Да мы и жертвовали, когда дважды вели чеченские войны уже в наши дни.

Так отчего тогда претензии именно к Иоанну Грозному? Он желал того же, чего желаем мы: сильной России, выходов к морям, усмирения пограничных Казанского и Астраханского ханств, хитрых немцев и шведов. Зачем же делать из него чудовище? Зачем, как Николай Сванидзе, утверждать, что царь был «в свои 54 года исключительно дряхлым человеком вследствие развратного образа жизни, которую вёл»? Кому выгодно всюду рассказывать, о каком бы великом русском человеке ни заходила речь: о Блоке ли, Маяковском, Петре Первом и прочее, прочее, что они, дескать, умерли от сифилиса, и не было других причин? Нет, царя извели, извели такие же политические противники, какие водятся в нашей стране и ныне. Столь же непримиримые, как Николай Сванидзе и иже с ним. Яды очень часто выходили на арену политической борьбы Европы, да и в Золотой Орде ими охотно пользовались. Труднее поверить в то, что несколько десятилетий на русском престоле сидел параноик, который, по словам Николая Сванидзе, вырезал у пытуемых куски мяса из ещё живого тела, а его никто не остановил даже ударом посоха по голове.

Но таким людям, как Павел Лунгин и Николай Сванидзе, свою фантастическую картину «русского апокалипсиса» надо обязательно выставить на всеобщее обозрение, в том числе - на Каннском кинофестивале. Представить наш народ как миллионы тупых баранов, с которыми можно делать всё, а они даже не вякнут. Этакая клевета в художественной форме. Неслучайно Павел Лунгин на радио-диспут с Симановичем-Никшичем не явился, прислал вместо себя Николая Сванидзе, с которым совсем недавно выступил письмом в защиту писателя Виктора Ерофеева. А того, полезно вспомнить, совершенно справедливо судят за пасквиль на наш народ, русофобскую книгу «Энциклопедия русской жизни». Бояться эти люди русской опричнины, трепещут перед ней.

Потому в фильме «Царь» Иоанн Грозный, по верному замечанию Михаила Веллера, - «абсолютно частное лицо в частных обстоятельствах», никакой печати на челе, свидетельствующей «о государственности и масштабности». Как будто митрополит Филипп стыдит соседа по коммунальной квартире, Иоанна, за то, что тот развёл грязь и тараканов. Митрополит – чистоплюй и моралист, «светлое начало» коммунальной квартиры, а Иоанн Грозный - беспутный и развратный алкаш? А бьются они потому, что не сошлись характерами? Нет, господа либералы, всё было гораздо серьёзнее.

Вообразите теперь другую ситуацию: октябрь 1993 года, «царь Борис» и патриарх Алексий. Алексий Второй аж до сердечного приступа молится об умягчении сердца Бориса Ельцина, а Борис Николаевич в одну-две ноченьки уложил до тысячи защитников Дома Верховного Совета РСФСР. И даже трупы успел припрятать. То ли сжёг, то ли где-то зарыл. Вот вам и пример новоявленной опричнины как борьбы за власть. И где же были в эти дни Павел Лунгин и Николай Сванидзе? Если обоим так близка позиция светлого и чистого душой митрополита Филиппа?

Вот как в октябре 2008 года Н. Сванидзе писал в «Парламентской газете»: «В этой ситуации Ельцин совершил то, что должен был совершить ответственный глава государства, желавший спасти страну». Слова «расстрел парламента» политолог развенчивает, смеётся над ними. Идёт абсолютное оправдание действий Бориса Николаевича, «желавшего, видите ли, «спасти страну». Ну, так и Иоанн Грозный хотел того же. Вам не нравится, что царь переменил много жён, оттого, что не верил ни одной, а некоторые даже пытались им, царём, управлять? А Борис Николаевич был алкоголиком. Где же в этой ситуации ваше чистоплюйство?

Нет, хватит уж русскому человеку слушать «экспертов», вроде г-на Ерофеева, тушеваться перед «авторитетами», вроде г-на Лунгина. Пора послушать экспертов, в вере православной стойких. Вот что, например, говорит доктор исторических наук И.Я.Фроянов: «И когда били по русскому самодержавию, то выступали против Русской Церкви и Православной веры. Так что опричнину надо воспринимать как форму борьбы, как институт, как учреждение, обеспечивающее государственную безопасность… Иван Грозный был в высшей степени религиозным человеком, искренним, всей душою и телом преданным Христу. Всякие попытки посеять сомнения в этом вопросе безнравственны и бесперспективны».

Когда в лоно национальной истории вторгаются пришлые люди, которые эту историю хотели бы принизить, а народ развенчать, лишить духовных идеалов, превратить в скот, или, как иные сегодня любят выразиться хлёстко, в «быдло-патриотов», чтобы тем самым укрепить СВОЮ власть, власть СВОЕГО НАРОДА, история часто переписывается им в угоду. Сидели такие люди по русским архивам ещё во времена Петра Первого, сразу же после того как он прорубил окно в Европу. И опыт по переписыванию документов у них есть.

Исраэль Адам Шамир, выступивший на форуме «Диалог Цивилизаций» на Родосе, 8-12 октября 2009, посвятил свой доклад теме переписывания и переиначивания еврейского Ветхого Завета. «На протяжении веков евреи переводили Библию на языки народов мира для того, чтобы повлиять на их духовное развитие; настало время расплатиться с ними той же монетой, дав им подлинный древнееврейский текст Ветхого Завета, не отредактированный синагогой и отцензурированный книжниками и масоретами текст, а тот самый текст, который читали во времена Второго храма». Нынешний древнееврейский текст Ветхого Завета «не есть Богооткровенный текст, с которым был знаком Спаситель и Апостолы», - говорил учёный, а текст сокращённый, из него выброшены указания на приход и приметы Христа как Мессии.

Ныне русским то и дело приходится защищаться. Уже в начале перестройки мы услышали о том, что дескать, С. Эйзенштейн делал свой фильм об Иоанне Грозном единственно потому, чтобы так хотелось «тирану» Сталину, тот требовал оправдания его «культа личности». Меж тем, в постановлении ЦК ВКПб от 4 сентября 1946 года говорится: «Режиссёр С.Эйзенштейн во второй серии фильма «Иван Грозный» обнаружил невежество в изображении исторических фактов, представив прогрессивное войско опричников Ивана Грозного в виде шайки дегенератов, наподобие американского Ку-Клукс-Клана, а Ивана Грозного, человека с сильной волей и характером, - слабохарактерным и безвольным, чем-то вроде Гамлета». Нет, фильм этот нужен был Сталину потому, что было очевидно и тогда: только волевой руководитель в состоянии сохранить нашу страну. А пришёл к власти Гамлет-Михаил Горбачев, а вслед за ним пьющий Борис Ельцин, и громадного государства тотчас не стало. Хлебнули «суверенитета», и сегодня буквально собираем Россию по винтику. И народа погибло в эти два десятилетия политических шатаний не 4 000 человек, как под опричниной, а миллионы. Причём 25 миллионов русских оказались в иностранных государствах, под чужеземной властью. Ныне народ жалеет об одном, что в августе 1991 года ГКЧП вела себя недостаточно смело и решительно. Воли бы ему побольше! Воли к Победе! Потому что тогда ещё можно было удержать Россию на краю пропасти. Ценой ничтожных жертв.

Когда 3 ноября в вечернем эфире радиостанции « Русская служба новостей» в передаче "Своя правда" прошёл диспут между Леонидом Симоновичем-Никшичем и известным политическим обозревателем, членом Общественной палаты, Николаем Сванидзе, слушатели приняли сторону Симоновича-Никшича. 67,3% против 32,7%, которые поддержали Н. Сванидзе. И дело не в том, что народ «раб, неуверен в себе». Просто он понимает, что слабой рукой Россию не сохранить. Слишком много у неё врагов. Народ голосовал патриотически, а не антирусски. Ибо время русофобов кончилось. Им пора уже это понять.

 

Ирина Репьева


Комментариев:

Вернуться на главную