Основы русского характера

Ирина РЕПЬЁВА
Ощущение Неба

http://www.geocaching.su/photos/areas/16566.jpg

В детстве, ещё до крещения своего, очень я боялась всего, что связано с памятью о смертности человека. Мертвела от одного взгляда на гроб. Бывало, заслышу где-то на улице звуки похоронного марша и сама словно умираю. Так не хотелось мне исчезнуть бесследно, уйти в никуда. И нечем было утешиться, потому что никто не говорил мне тогда, что душа человеческая вечна, что после смерти личность наша сохраняется и продолжает жить, а жизнь земная – всего лишь испытание нашего русского характера.

Да и вряд ли бы поверила я, маленькая девочка, что придёт время, и смогу с благоговением, а не со страхом, подойти к гробам четырёх мучениц суворовских, покоящихся в храме Успения Богородицы, и с любовью и надеждой приложиться к их нетленным мощам.

http://pravsarov.su/assets/gallery/17/490/6539.jpg

Мощи святой Дарьи

Четыре суворовские мученицы не появились на свет святыми. Эти четыре деревенские девы и женщины постепенно взрастали душой и духом вокруг главной фигуры тех событий - блаженной Дуни.

Родилась она в середине девятнадцатого века в селе Пузо, которое назвали в советское время селом Суворовым. Это в Нижегородской области. Послушница епископа Варнавы (Беляева) монахиня Серафима (Долганова) первой и наиболее полно собрала и записала рассказы о Дуниной жизни со слов свидетельницы её жития, келейницы, старицы Пелагеи, Поли.

Родителями Дуни были благочестивые люди, крестьяне. Даже фамилия их точно не известна. То ли - Шиковы, то ли Шейкины. Мать Дуни умерла, когда девочке было два года. Отец женился вторично. Но мачеха решила уморить его. Мышьяком. Дуня увидела, что вода в стакане мутная, и предупредила об этом отца.

Примерно такая же история, и тоже в селе, произошла с моим собственным дедом, когда он был пятилетним мальчиком. Молодая мачеха, желая сжить его со свету, набила мелко стёкла, смешала их с кашей и приказала ему съесть. Саша отказался. А, узнав от сына о том, на что способна новая жёнушка, прадед мой, набожный раб Божий Сергий Семёнович, выгнал молодуху из дому. Так и жил он потом бобылём, до самой своей смерти.

Русские сказки о злых ведьмах - ведь не такая уж и выдумка. Однажды Николаю Александровичу Мотовилову, который стал апостолом новейших времён, была въяве открыта связь беса и человека. Нам известна только та её форма, которая называется беснованием. Но бесы, как тёмные энергетические сущности, могут присутствовать в каждом из нас, и притом - почти неприметно.

http://data.sobory.ru/pic/03200/03245_20090211_222412.jpgНиколай Александрович, помещик симбирский, живший в 19 веке, стоял как-то на Пасху, слушая проповедь епископа Воронежского и Задонского Антония, своего духовного друга, ныне признанного святым. И вот вдруг явилась в глазах Мотовилова пламенная речь епископа настоящим фаворским светом преображения. Буквально, как огонь неопалимый, вырывалась из его уст проповедь, распространяясь по всему храму. Да и сам епископ, казалось, пылал.

Оглянулся Мотовилов по сторонам и понял, что все люди стали для него прозрачными. И вот одни из них были все черны, от пяток до макушки, - даже некоторые монашествующие. Другие стали золотисто-чёрными, в полосочку или с вкраплениями тёмных пятен. И только очень немногие сияли, подобно епископу Антонию, ослепительным солнцем.

Бесы и были теми сущностями, которые свили своё гнездо в человеке. Одни нашли себе пристанище в ногах, другие в руках, кто-то в сердце, а кто-то в иных местах. Надо ли говорить, что те, кого мы называем в своей жизни и в сказках злодеями, буквально поглощены этими падшими ангелами?

Неизвестный афонский исихаст, современник Дуни, писал: «Человек состоит из души и тела. Тело - чувственно и вещественно, как сказано: «И создал Господь Бог человека из праха земного». Душа же – невещественная и умная, как сказано: «И вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душою живою». Потому тело, будучи от земли, любит земное, а душа, будучи от Небесного Бога, любит небесное и невещественное. … Как только зло будет сотворено, оно тут же изгоняет из человека эрос Божий, небесную любовь и надежду будущего божественного наслаждения. Как только покинул человека эрос Божий … тотчас начинает царствовать в нём похоть мира, плотская сласть и прелесть дьявольская».

Так всё и объясняется. Далеко не весь народ русский был до революции богобоязненным молитвенником. Над многими властвовали страсти, которые вызываются бесовскими нападениями. А беса человек, не имея в Боге опору и силу, победить САМ не в состоянии. Это говорят те, кому было попущено Небом увидеть эту нечистоту земную своими духовными очами. Бесы умнее нас, и они умеют так неприметно войти в нас ещё в детстве, что в состоянии завладеть нами полностью. Мы даже не различаем в себе их голоса, оправдывая свои глупости «особенностями нашего характера», считая бесов – частью нашей личности.

Бесовское Зло, проявленное через неверующих людей, и положило конец земной жизни блаженной Евдокии и трёх её келейниц в августе 1919 года.

Но пока было до этого далеко. Неспокойная духом мачеха, страдающая от того, что её супруг - безземельный, сманила его бросить дочь на родственников и отправиться в Сибирь в поисках «лучшей доли».

Дуня осталась жить у своего благочестивого дядюшки – церковного старосты и его жены. Она потом и закроет ему глаза, когда он, старик уже, отойдёт в Царствие Небесное. Да и Подвиг свой духовный она будет творить в его избе. В советское время этот дом был раскатан на дрова. Ныне же, на месте кельи святой Евдокии стоит поминальный Крест. Однако существует пророчество, что со временем здесь встанет новая церковь.

Дядюшке и тётушке девочки мало было посещать церковные службы, они и дома семейно вставали на молитву. Дуня молилась и пела вместе с ними.

А когда ей было восемь лет, она и её подруга Маша отправились пешком в Саров, в мужской монастырь, где до 1833 года подвизался преподобный Серафим, и находился тогда его гроб с надстроенной над ним часовней.

Не только в дальней дороге, но и в своём селе Дуняша всегда прикрывала лицо платком. Так, чтобы и на неё не смотрели, и она никого не видела. Не от нелюбви к людям это было. Просто она хотела, чтобы один Бог был у неё на сердце, закрывалась от чужой нечистоты, которую остро духом своим чувствовала.

И пока жива была Маша, ходила с ней и в другие монастыри в своих детских лапоточках.

В селе Дивеево ей довелось удостоиться внимания великой юродивой Пелагии Ивановны (Серебряковой), которая, заметя грубость своих келейниц, назвавших девочку «рваниной», велела им накормить её. Юродивая обратила внимание на то, что Дуня кормила голубей блаженной своим последним кусочком хлеба.

О Пелагее Ивановне (1809-1884) надо сказать чуть больше. Ибо потом Дуня повторит её подвиг. Пелагея тоже была полусиротой. Когда отец её умер, осталась она при матери, которая считала её «дурочкой». В 1828 году девушка посетила Саровскую пустынь и встретила там Чудотворца Серафима, который угадал в ней будущую святую. Он и возложил на неё подвиг юродства. Предрёк, что будет она потом жить в Дивеево, а когда он умрёт, она заменит его: Многие тобою спасутся, и будешь ты свет миру.
В Арзамасе, на родине Пелагеи, стоит огромный величественный храм, поставленный в честь победы русского народа над Наполеоном. На его высоких ступенях и пребывала поначалу в своих ночных молитвах Пелагея. Мать выдала её замуж, но она не хотела жить с мужем. Тот не понимал её высокого стремления познать Господа, бил Пелагею, заковывал в цепи; отвращая от будущего духовного подвига, принуждал к обычной человеческой жизни.

http://ns.nne.ru/pic/p_1140029044.jpgА душа Пелагеи другого жаждала, жизни во Христе. Побои она принимала как мученичество за веру. И когда однажды, по просьбе мужа, городничий наказал молодую женщину так, что «клочьями висело её тело, кровь залила всю комнату», Пелагея даже не охнула. А городничий после был предупреждён Самим Небом, что расплата для него близка, если он не покается: во сне увидел он котёл с кипящею водой, который был уготован ему за истязание рабы Божьей Пелагеи.

В конце концов, муж отрёкся от неё, и мать поместила её в Дивеевский женский монастырь, - Четвёртый Удел Пресвятой Богородицы, Духовный Центр Вселенной, как называл его батюшка Серафим, многократно удостоенный посещения Царицы Небесной. Большего счастья для Пелагеи и быть не могло. Здесь юродивая прожила 45 лет, прикрываясь от окружающих видимым «безумием» и чудачествами.

Истинной задачей её жизни было оберегать молитвами обитель, заложенную Серафимом по просьбе Пресвятой Богородицы. Не всегда и монахини смиренно и чисто молиться умеют. А когда отошла блаженная ко Господу, девять дней её тело стояло в душном храме, не получая ни малейшего изменения, точно не смерть приключилась с ней, а успение, сон, как с Самой Богородицей.

В 2004 году блаженная Старица Пелагия Дивеевская канонизирована как всероссийская святая, а мощи её положены для поклонения в Казанскую церковь Серафимо-Дивеевского женского монастыря.

Жадно впитывала Дуняша все монастырские впечатления в Дивеево, точно родниковой водой питаясь. И когда её, девочку, стали преследовать безбожники-односельчане, знала уже, как следует к этому относиться. А они смеялись над её юродивостью, камнями в неё швыряли, гнали от храма, чтобы она не могла в него войти, говорили, что её дружба с Машей от беса блудливого, а не от Бога.

И Бог, слыша эти насмешки, отнял Машу от Дуни. Чтобы не оскорбляли люди Его избранницу, меряя её на свой аршин. Убрал Он от Дуни эту палочку дорожную, этот хрупкий костылёк, - умерла Маша. А взамен дал Дуне семь подруг вместо одной, семь её келейниц.

Теперь молилась Маша о Дуне, находясь на Небесах, а Дуня - о Маше на земле. Каждый день заходила в храм сельский, когда там не было её мучителей. Но сама слабела день ото дня, всё больше приближаясь к тому состоянию, в котором и должна была понести свой подвиг юродства, свой подвиг центра духовного в крестьянской среде.

http://www.nne.ru/upload/1142340114.jpg

Икона и мощи блаженной Пелагеи

В двадцать лет слегла Дуня в доме дяди. С тех пор почти не поднималась телом, только – духом. Когда уже в нашем веке учёные стали исследовать Дунюшкины мощи, то пришли к выводу, что блаженная Старица Евдокия могла ходить: её кости только в области колен оказались деформированными, - из-за того, что Дуня подолгу молилась на коленях. Однако она взяла на себя ношу - не выходить из избы, точно из затвора, не общаться с теми, кто отвлекал её от молитвы. И пробыла в избе своей, на лавочке, более сорока лет.

Отец Макарий Оптинский, один из главных духовных учителей нашего народа в Х1Х веке, рассуждал так: «Откуда бы научились терпению и смирению, ежели бы никто ничего не делал нам противного?» Подвиг юродства особенно трудный. Первым делом он уязвляет гордость. А гордость наша – пристань для беса. Победишь в себе страсть гордости, тщеславия, честолюбия, становится проще отсечь от себя все другие страсти.

Потому Дуня не просто ушла в затвор. Что бы это был за подвиг юродства, если бы она сама, добровольно не выставила бы себя для осуждения другими людьми? Но чем могли укорить её, деву чистую? Нечем было. Вот и сотворила из себя юродивая Дуня существо неприятное. Волосы у неё были длинными и нечесаными, ногти как у зверя, по телу насекомые ползают. Это и помогало обрести смирение. Кто же будет тебя такой нахваливать?

«Святые отцы, - писал о. Макарий Оптинский (Иванов), - …научались до того, что при всей их святости считали себя хуже всех… » То же и Дуня с собою делала.

Скажите, что это излишество? Что до этого можно было бы не доходить? А знаем ли мы, какую пользу приносит смирение нашей невидимой душе? Она же состоит из иной материи, чем плоть тела. Значит, и подчиняется каким-то иным законам, не земным. Не люди установили подвиг юродства, этой нищеты духа, а Бог. И противопоставлено блаженной юродство богатству и алчности, похоти очей и слуха.

Многое проясняет и следующий эпизод. Однажды к о. Макарию Оптинскому привели бесноватого. С криком: «Макарий идёт! Макарий идёт!» - бесноватый ударил Старца по щеке. Тот тут же подставил ему другую щёку. И тогда больной … рухнул без чувств. А очнулся исцелённым. Прогнало беса смирение отца Макария.

«…Живущие без внимания к самим себе, - говорил другой святой Оптинского монастыря, отец Лев, - никогда не удостоятся посещения Благодати; а если по единственно Благости Божией и удостаиваются, то уже перед кончиною».

Юродивостью бесы посрамлены бывают. И всякий святой - юродивый хотя бы отчасти. Считали юродивым и Николая Мотовилова. И митрополита Филарета Московского. Всякий человек, в ком жива детская вера в Бога, производит впечатление не ловкача, у которого «всё схвачено», а блаженной души. Блаженной, значит, радующейся.

А разве не прекрасно, что простая деревенская девушка, так и не научившаяся писать, жила не абы как, а со вниманием к самой себе, к своему духу? В раздумьях о своей загробной участи? Не жалея себя нисколько, и всё больше накладывая на себя ограничений? Какая сила воли тут присутствует!

В её избе стоял постоянный холод. Печь была разбита, её и не топили. Дуня запрещала. И тут она хотела снискать повод для терпения: «А святые как терпели? Вы, здоровые, не можете терпеть. Как же я, больная, терплю?» - говорила она келейницам.

Вся жизнь её была подчинена молитве. Действие молитвы мы тоже не можем увидеть глазами. Но одному монаху, делателю Иисусовой умной молитвы, было показано: он вдруг оказался в преисподней, куда не проникал извне ни один луч света, и где пребывает престол всех демонов. «Там будет тьма внешняя», - говорит Спаситель в Евангелии от Матфея о преисподней. Так и было. Демоны тут кишели, как черви, одни прилетали для отчёта, а другие улетали, получив задание.

Но когда монах стал произносить слова молитвы, на каждое сердечное моление из его уст исходило такое горящее пламя, которое настигало демонов и пожигало им крылья, ноги и руки. Опалённый демон оставался недвижим, как чурбан или опалённая блоха. И тогда, сообщает нам афонский молитвенник, прибыл побить этого монаха сам сатана. Но и его прогнало жаркое слово молитвы, идущей от сердца. Молитва – духовный меч!

Но такой молитвы надо уметь удостоится. Тут труд нашей души нужен. Дуня и трудилась. Ведь молитва – это такой меч, который по силам поднять и лежачему больному.

Образ жизни Дуни стал привлекать к ней других крестьянских дев и женщин.

Не сразу они становились сильными. Хожалка Анна пришла к Дуне в дом из «весёлой жизни», очень плясать любила. Всё просила простодушно: «Дуня, вели мне сплясать». Но она была нужна этой маленькой монашеской общине, потому что хорошо знала церковную службу.

Однажды скучно ей стало возле блаженной, она и собралась сбежать. А ночью увидела во сне преподобного Серафима Саровского, кормящего укрощённого им медведя. Преподобный укорил Анну: «Что же это ты, бездельница? Вот я тебе дам дело – иди, нянчи моих детей». «Детьми» Чудотворца Серафима и были Дуня с её келейницами.

На этот раз сбежать Анна не посмела.

http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/1/62/191/62191547_1280637091_ib789.jpgНо в другой раз Анна украла у Дуни рыбу. А дома развернула её, а это - чайник.

Потом деньги украла. Но возвратилась и покаялась.

Наконец, украла у Дуни всё, что было в избе ценного. На двух возах увезла. Ехала к своей матери и приговаривала, думая о Дуне мстительно: «Это тебе будет за спасение!»

Мать Анны обрадовалась: «Ну, доченька, будем с тобою сытно жить!»

Но через год Анна так затосковала, что едва с ума не сошла. Опять вернулась к Дуне. Упала перед её завшивленной постелью и стала покаянно рыдать. Дуня с Дарьей тоже заплакали, из сострадания к ней. Дуня, конечно, простила Анну: «Это тебя враг научил», то есть бес. И тогда враг, через Анну, ещё раз поднялся на юродивую. Анна зло произнесла: «Это ты мне его «посадила»! Сглазила.

И не простило Небо этих несправедливых слов – упала Анна на пол, и три дня потом металась, крича: «Предайте смерти!» - так плохо ей было. Искупала грех своих слов. На четвёртые сутки Дуня дала Анне своих сухарей, которые телом высушила, держа их под своей постелью, и та исцелилась. На этом закончились метания Анны между Богом и чёртом. 18 лет прожила она потом рядом с юродивой, в постоянной молитве.

Эта Анна Хозинская не была расстреляна вместе с другими келейницами. После их смерти она жила всё в том же селе, свидетельствуя об их подвигах. Вела жизнь подвижническую, неустанно поминая почивших в молитвах. Постилась, тайно носила вериги, не нарушала монашеских правил, предписанных Дуней. А скончалась в конце сороковых годов ХХ века, оставаясь, по выражению Святителя Тихона, Патриарха Московского и Всея Руси, одним из тех «белых платочков», которые сохранили в народе веру, не убоявшись новых гонений безбожников.

http://www.nadegda.de/images/image002(3).jpgКак считает автор жития четырёх новомучениц, ни в одном монастыре начала ХХ века нельзя было найти такого каждосуточного бдения, какие понесли блаженная и её келейницы – крестьянские дочери. То был подвиг разве что времён преподобного Иоанна Лествичника.

Святой этот умер между 650 и 680, был византийским религиозным писателем, настоятелем монастыря на Синае.

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/0/01/John_Climacus.jpg/200px-John_Climacus.jpg Со временем многие-многие люди стали стесняться называть себя христианами, стесняться жизни смиренной и тихой, проходящей в молитве. А, отказавшись от Божьей защиты, сами себя предали врагу рода человеческого.

Блаженная Евдокия и её келейницы начинали молиться в восемь вечера и творили молитву до двенадцати ночи. Потом спали. Вставали в пять утра и опять молились до двенадцати дня. Недолго отдыхали, занимались делами по дому, и подходил вечер…

Вместо пояса были на Дуне вериги. По воспоминаниям Поли, когда после расстрела раздели блаженную, польстившись на её юбку, народ увидел, что вериги Дунюшки за много лет их ношения вросли в её тело. При открытии мощей их не обнаружили. Но не исключается, что их просто съела в земле ржавчина. Железо испытаний времени не вынесло, а вот мощи блаженных дев были подняты нетленными, хотя их без гробов положили в яму.

Зато в яме этой нашли куски кожи с конским волосом, настолько грубые, что они не смогли сгнить и за 80 лет. Предполагают, что это могла быть власяница Дуни.

Монахини, келейницы её, были, конечно, и постницами. Изредка позволяли себе картошку «с разварки» и рыбу. Яйца – лишь две штуки в год. Мяса не ели вообще. Хлеб Дуня ела только тот, что пекла её верующая односельчанка, и пекла с молитвой.

А в сенях и на чердаке у Дуни гнили плюшки, рыба, стояло варенье и мёд, которые приносили ей в дар люди, просившие её молитв за себя и ближних. До всего этого девушки даже не дотрагивались. Не разрешала Дуня. Говорила: «Господь ещё больше пошлёт ради поста и молитвы». Он и посылал...

http://lh4.ggpht.com/_B96MvDh5wVo/SxbbVdV8bXI/AAAAAAAACPM/keGHsJoAylY/s800/1.%20%D0%9C.%D0%91.%20%D0%98%D0%B2%D0%B5%D1%80%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F.jpg

И дар прозорливости, и дар чудотворения. Священники, зная о Дунином подвиге, именно к ней в дом направили список с чудотворной иконы Иверской Божьей Матери, когда ходили с ней по Нижегородчине. А вслед за иконой потёк в дом Дунечки и народ, дивясь её смиренному образу жизни и получая силы на себя самого посмотреть трезвыми, а не пьяными глазами.

http://www.3rm.info/uploads/posts/2011-11/1322327287_diveevo.jpgИстория этой иконы тоже протрезвляет. В эпоху иконоборчества, чем-то сходную со временами «красного террора», который коснулся и Дуни, в IX веке пришли как-то святотатцы, хитро выдававшие себя за «борцов с идолопоклонством», к благочестивой христианке. Один из них, в приступе безумия, ударил копьём образ Богородицы. И тотчас живая кровь заструилась из её раны. Вдова, спасая икону, пообещала врагам деньги, а сама вместе с сыном (впоследствии - афонским иноком) опустила икону в море.

Стоя на воде, источая свет небесный, и приплыла эта икона к Афону. Тут она пребывает и по сей день.

А те, кто заглядывал в домик Дуни, надо думать, просто купались тогда в Благодати. Это чувство не спутать ни с чем!

В Дивеево, возле женского Серафимо-Дивеевского монастыря, сохранился с давних времён дом другой блаженной, Паши Саровской, которая прожила 120 лет и умерла в 1915 году.

http://www.cirota.ru/forum/images/124/124220.jpeg

Блаженная Параскева, в миру Ирина, родилась в 1795 г . в селе Никольском Тамбовской губернии, в семье крепостного крестьянина. Её подвиг юродства начался с того времени, как она поселилась под открытым небом, обитая зимой и летом то в Саровском лесу, то на лицах местных деревенек.

Хотя она прибыла в Дивеево уже после смерти Серафима Саровского, он неоднократно являлся ей. Он же и руководил её действиями. Паша пришла в монастырь на смену Пелагее Ивановне, в самый год её смерти. А жизнь под открытым небом тяжела. На Пашу, как и на преподобного Серафима, как-то раз было совершенно нападение разбойников. С проломленной головой целый год она находилась между жизнью и смертью.

http://www.rusfront.ru/uploads/n5-51010.jpg

Много позже унали её и Сергей Нилус, и митрополит, будущий новомученник, Серафим (Чичагов), который принял самое горячие участие в канонизации преподобного. А императорской чете Николая Второго блаженная Паша предсказала в этих стенах рождение царевича Алексея...

Но - о Благодати. Оказавшись в просторной комнате блаженной, мы явственно ощутили присутствие тут неземного. Точно вошли в некую силу, стоявшую полным колодцем до самого неба. Просветляющая, добрая, умиротворяющая, эта сила окружила нас и наполняла благоговейной радостью. Смотрели мы друг на друга, улыбаясь, и не хотелось выходить из неё, хотелось пребывать тут вечно. Так, каждую клеточку наших тел, и саму душу напитала вдруг эта сила. Словно блаженная Прасковья всё ещё находилось тут. А, может быть, и находилась. Стерегла вещи преподобного Серафима, что пребывали в соседней комнате. Мы, три разных человека, с совершенно различным самочувствием, испытывали одно и то же. Казалось, небесный мир привечает тут своих гостей.

Но заработать такую Благодать Божью даже юродивому не просто.

http://www.afonnews.ru/media/pic_middle/0/569.jpg И вспомнилось о читанном: на Афоне монах, Максим Кавсокаливит, так захотел однажды постичь Благодатность Иисусовой молитвы, что босыми ногами поднялся на самый верх Афонской горы ( 2022 метра ). Потом спустился до уровня полутора километров. Несколько раз являлась ему Богородица, указывая, что делать, испытывая его. Наконец, он вновь поднялся под самые облака. И решил не уходить с этого места, из маленькой часовенки, умереть тут с голода и от жажды, не смыкать самих глаз, но удостоится Чуда. И когда Иисусова молитва забурлила в его сердце благодатной силой, он обрёл и способность летать телом по воздуху! Именно в таком, преображающем физику нашего тела состоянии только и возможно ходить по водам, как предлагал будущим апостолам Иисус.

Всё это Дуня знала по житиям святых, которые любила читать. И ради этого состояния многие страсти были побеждены ею. В доме её не только пища лежала не тронутой, но и деньги на полу валялись, будущие святые девы ходили по ним точно по грязи.

Предложили Дуне на эти деньги дом новый построить, она отказалась. Начали строить новую келью, так и не достроили.

Но зато просветлел разум Дуни. То пожары предскажет, то увидела беса. А то, не покидая своей кельи, выглядела духовным зрением, что лежит в такой-то избе заброшенный одинокий старик, весь покрытый червями, хоть и живой пока. Ухаживать за ним велела. А когда умер он, и хоронили его, раскрыла все окна в доме и молилась о его загробной участи: мучеником из жизни ушёл.

Предвидела и свою смерть. Не давала проносить милостыню над тем местом, на котором её потом избивали каратели. Иногда принималась тихо стенать: «Какой бы позорной смерти ни предали их, а всё-таки их похоронят, а меня не станут хоронить. И в колокола звонить не будут. Господи, какие люди счастливые: помрут – звонят по ним. А меня, как скотину, в яму свалят».

Так и случилось. Сорок дней не разрешили каратели служить службу по ней и её убитым келейницам. А Дуня добавляла, что людей, которые её расстреляют, потом тоже расстреляют, придёт время. Не со зла она это говорила. Просто знала.

Заранее просила односельчан заходить на её могилку: «… Я буду всё слышать, только отвечать не смогу». Келейницу Полю просила принять схиму после её, Дуниной, смерти. Поля смиренно возражала: «Я же неучёная». А Дуня отвечала на это: «Кто у меня живёт, все будут учёные. Старайся обо мне молиться. И я тебя там не забуду. Иди в монастырь».

Знала бы тогда Дуня, что после её смерти, очень скоро закроют и разрушат почти все монастыри на Святой Руси!

http://www.geocaching.su/photos/areas/16567.jpg

село Суворово

Мы, люди, разделяем свой народ на политические кланы, на сословия, на «низших» и «высших», «презренных бедных» и «счастливцев»-богатых. А у Бога велик только тот, кто принимает Его как Господина своего, как Закон, кто трудится Христа ради. Вокруг Дуни и собрались такие девы и женщины. Пора и о них рассказать.

У келейницы Дарьи родители были неверующими. А её тянуло в ту жизнь, которой жила Евдокия. О. Анатолий, в схиме Василий, Старец высокой духовной жизни, скончавшийся в 1919 году, и благословил юную поселиться у Дуни. Но родители Даши воспротивились и решили её замуж выдать. Когда её просватали, Дарья убежала к Дуне. Родня за волосы вытащила девушку от блаженной и сильно избила. Тогда она опять сбежала. И опять её волоком тащили домой через всё село. Но не смогли привязать к мирской жизни. И последующие двадцать лет Дарья, до самой своей смерти, не выходила из Дуниной избы даже в церковь. Жила в её доме, как Ной в своём ковчеге во время Великого Потопа. Спасалась.

Другую свою послушницу, Марью Кошелевскую, Дуня от блудного беса избавила. Падение её началось с того, что она стала со священником жить. А потом пошла по рукам. Бес так её скрутил, что она уже и не верила, что прощена Богом будет. Хотела даже повеситься, так страсть донимала её. Но Дуня крепко держала её возле себя, не отдала сатане.

Всего было у Дуни семь келейниц. Не все из них погибли. Марья Кошелевская в живых осталась. А две Дарьи не захотели расстаться с Евдокией и в час её смерти. Добровольно на смерть пошли.

Вторая погибшая Дарья – это Дарья Сиушинская. Прожила она у Евдокии всего три года. Непрестанно молилась Иисусовой молитвой. Ещё до прихода к блаженной каждый день Псалтирь без отдыха читала, стоя на ногах. Так сердце к святому слову тянулась у этой чистой крестьянской души.

Третья, расстрелянная с Евдокией келейница, - Марья Неизвестная. Неизвестной прозвала она себя потому, что скрывалась от любившего её мужа. Была она мордовкой. Мужа очень любила. Но как-то раз заболела она. Три года болели у неё ноги. В больнице она и узнала от одной старушки о Святителе Николае Чудотворце. И начала призывать его на помощь.

http://www.nikola-ygodnik.narod.ru/33Nikola_sred.jpg

Он и явился. Исцелил её. Тогда пообещала она ему в благодарность начать странствовать по святым местам. Вернувшись домой, забыла о своём обещании. И святитель явился ей вновь. Напомнил об данном ему слове. Тогда Марья отправилась в Саров. Из Сарова - в другие места. Так и оказалась у Дуни. Но сначала не смогла у неё задержаться надолго: показалось ей, что живёт Дуня очень голодно и холодно. Да так оно и было. Тогда Святитель Николай явился Марье воочию в третий раз и строго – настрого велел вернуться к Дуне. Так и прожила Марья у юродивой семь лет. Вместе к Богу и отошли.

http://www.sofronievapustyn.ru/img/materials/dmcms221209214235_1830257188.jpg http://www.sofronievapustyn.ru/img/materials/dmcms221209214235_1414991390.jpg
С именем блаженной Евдокии связан и ещё один человек святой жизни. Архимандрит Софроний (Смирнов.1828-1921) – выдающийся подвижник Русской Православной Церкви. Он пребывал в тесном молитвенном общении с блаженной с 1908 года по 1919 – ый.

Семья Смирновых была удивительной. В храме, где служил отец будущего Старца Софрония, обвенчались Александр Сергеевич Пушкин и Наталья Николаевна Гончарова.

Два сына из шести детей отца Георгия избрали монашеский путь. Одним из них и был о. Софроний. Преподобномученица Евдокия не раз обращалась к Старцу за духовными советами и посылала к нему других верующих. Отец Софроний тоже провидел кончину блаженной и подарил ей в День её Ангела написанную им икону Спасителя в терновом венце. Она всё поняла правильно. Судьба её решала не только на земле, но и на небесах.
Предсказал ей о. Софроний и прославление. Говорил, что в селе Пузо будет четверо мощей, и Дуня станет мощами. Больные будут возле неё исцеляться и после её земной кончины.

Но и до революции, даже когда Дуня была известной духовной подвижницей, находились те, кто хотел поглумиться над ней. Как-то, смеясь, обговаривали это урядники. А то дьякон пузинской церкви собаку убьёт и подкинет к Дуниному дому. Не знали, что и творили, беса в себе слушали.

А соберётся возле избы Дуниной народ, её почитающий, богохульники камнями в верующих кидаются.

А то принесли Дуне на Пасху творог, отравленный мышьяком. Кошки случайно отведали его, положенный на подоконник, и умерли.

Злодеи же и окна в Дуниной избе побили. Так Дуня в этот день и лежала на своей лавке в осколках и крови, пока вместе с сестрами не дочитали праздничную службу.

Однажды захотела Дуня, чтобы к ней в избу принесли Икону Божьей Матери Оранскую.

http://img-fotki.yandex.ru/get/5300/aleks-dralo.57/0_4aef4_53099a9d_XL

Эта икона – копия с Владимирской иконы Богородицы. В царствование Михаила Фёдоровича один благочестивый человек с Нижегородчины, по имени Пётр Гладков, пожелал иметь список с неё. Пять лет пребывала икона в его доме. А в 1634 году, под субботу Похвалы Богородицы, Гладков услышал во сне голос, повелевавший ему строить храм в честь Владимирской иконы Богоматери.

Три раза повторялось видение и повеление, и Пётр повиновался. Гора в дремучем лесу, где должно было основать церковь, была прежде капищем мордовских язычников. А вскоре от иконы Богородицы, помещённой во вновь построенном храме, стали совершаться многочисленные чудеса. Орано-полем называлось поле около горы, на которой встал новый монастырь. Монастырь получил название Оранский, а чудотворную икону стали называть тем же именем. Сегодня она находится в Нижегородском историко-архитектурном музее. В восстановленном храме почитается список с неё.

На просьбу Дуни, принести эту икону к ней в дом, монах, что сопровождал икону во время хода её по Нижегородчине, ответил отказом. А ночью увидел во сне, как Сама Царица Небесная молится на воздухе над Дуниной кельей. И услышал он голос: «Проси у неё прощения». Монах живо исправился.

Дуня дар такой получила, что тех, кто к ней приходил, насквозь видела. Потому от дурных людей подношения даже не принимала.

Однажды отказалась она таким образом от двух пудов пшеничной муки. Подносительница муки тайно родила и удавила своего ребёнка. При людях Дуня её обличать не стала, а потом заставила поскорбеть: «Не отчаивайся. Ведь и разбойника Господь спас. Кайся».

Ругала блаженная и тех, кто народ спаивал. Говорила, что через детей Господь этих людей накажет.

Одна из таких торговок, Варвара, так своим «бизнесом» занята была, что дочь маленькую по двое суток не кормила. А дочка её росла верующей. Через молитву Дуни мать усовестилась, изменила свою жизнь, и восемь лет потом Дуне прислуживала.

Полюбил Дуню и сын Варвары, Михаил. Всё мечтал огромную рыбу своими руками поймать, чтобы блаженной подарить. И очень сетовал, что в день её смерти, не смог с ней попрощаться. Тогда Дуня, после смерти своей, в одеянии схимонахини, сама к нему пришла с Того Света. Увидел её тогда мальчик во всей небесной славе, и узнали люди, что место Дуни было теперь у самого Престола Пресвятой Богородицы.

Крестьянин Пётр Глухов был молитвенником. Приходил в избу Евдокии стихиры вместе с другими молящимися петь. А как-то вышел во двор, чтобы домой идти, а страшно: черно вокруг, ночь. Тогда Дуня так сделал, что перед ним золотой шар огненный покатился, освещая ему дорогу до самого дома.

Маслом, в её избе освящённым, даже бесов из больных изгоняли.

После революции 1917 года, когда так называемых «красных» искусственно и искусно стравили с «белыми», затеяв гражданскую войну, Евдокия духом своим учуяла, насколько возросли грехи людские.

Беды Дуни пошли от Ильи. Он был перевёртышем. То на Афон греческий уехал, якобы как великий молитвенник, то вернулся, продал привезённые оттуда святыни и лавочку фруктовую завёл, деньги стал копить. Жену выдавал за сестру, ребёнка - за приёмыша. Обеты забыл. В общем, путаник.

А как-то принёс Дуне мешок с деньгами и велел спрятать. Она отказывалась, брезговала его деньгами. Но Илья как-то настоял, оставил мешок в избе.

А когда призвали его красные на военную службу, он дезертировал.

Арестовали его, когда он явился к Дуне помолиться. Потом он сбежал повторно, уже от милиции.

Так и настало время Дуниного мученичества. Местный милиционер вызвал в село большой карательный отряд.

«Это время, пожалуй, самое страшное и кровопролитное за всю историю Нижегородского края, - пишет Вячеслав Сотников. - … Полицейских выслеживали, травили, как зверей. ВЧК рассылало по губерниям особые списки жандармских офицеров, «подлежащих немедленному расстрелу»… Фамилиями, непривычными для слуха нижегородца, пестрят репрессивные документы того времени: Буссе, Шепте, Таурин, Клавс, Штромберг, Барр, Баллод, Бредис, Грубе, Лелапш, Карре, Юргенс, Михельсон…. … В декабре 1918 года большевики расстреляют без суда 46 крестьян села Емангаши, в январе 1919-го - 50 жителей татарского села Семеновка. Сверхжестокость ЧК выведет из равновесия даже некоторых коммунистов. Но виновные останутся безнаказанными. Для большинства из них Божия кара наступит лишь в приснопамятном 1937 году».

Солдаты ещё не явились, а впереди побежал слух, что они едут в село Пузо, чтобы убить Дуню. Едва каратели вошли в келью, Поля, по просьбе блаженной, побежала за подмогой к верующим мужикам.

А к Дуне в избу пришли каратели, свалили её с лавки на пол и избивали ногами и плетьми три дня. Иконы посрывали. Искали дезертира Илью. Но искали и деньги.

Как рассказывает заведующая местной православной библиотекой Галина Золотарева , которая усердно собирает исторические документы и публикации, относящиеся к пузинским святым, члены карательного отряда с непроизносимым названием «Нижгубкомдезертир», чуть ли не каждый двор обложили тогда штрафом за дезертирство. Требовали с каждого двора по 150 тысяч рублей. Но такого большого числа дезертиров в селе просто не могло быть. Даже при негативном в целом отношении к гражданской войне, в которой мужики не хотели участвовать, нужды не видели. За неуплату контрибуции каратели грозили расстрелять каждого десятого в селе. Потому для них дезертиры были всего лишь поводом для грабежа и насилия.

Когда в июле 2001 года были обретены из земли мощи святых мучениц, учёные подтвердили, что солдаты жестоко избивали подвижниц. Следы ударов на нетленных мощах остались. А на Дуниных косточках остались даже следы от ударов ружейными прикладами, от солдатских сапог.

Народ попытался защищать блаженную. Одна женщина кидались в солдат камнями, не подпуская их к Дуниной избе. И за это была удостоена чудесного видения: над кельей блаженной явились четыре огненных столпа, уходящие в небо.

Выкинутые во двор иконы из её избы подбирали местные жители. Мужики тоже пытались вступиться. Но солдат было слишком много.

http://suvorovo-school.ucoz.ru/_si/0/s11957829.jpgНаконец, к блаженной допустили священника, причаститься. «Убьют вас, Дунюшка, решили убить», - сказал он. «Батюшка, ведь, чай, должен быть суд?» - «А они промеж себя уже всё решили». Время было скоро на расправу. И время то было безбожным.

Келейниц юродивой солдаты отпускали. Но они не могли оставить свою матушку в последние часы её жизни. Две Дарьи и Мария Неизвестная решили погибнуть вместе с ней.

Когда страдалицы выходили из дверей её кельи, лица их были прекрасными. Вышли они с чётками, молясь. Это разозлило карателей. Их снова стали избивать. Злость во истину была сатанинской, потому и неразумной, не объяснимой. Дуне было тогда около 70 лет. Старая, измождённая телом бабушка. Не пощадили. С кем эти люди боролись в её лице? Скорее всего, с той мистической силой, которая стояла за ней, и которую они в ней ощущали.

Когда вновь накинулись с плетьми на Евдокию, келейницы накрыли её своими телами, чтобы на Дуню, у которой итак не было живого места, попало бы меньше ударов. Потом мучениц погрузили на подводу. Дуня была на руках у Дарьи. И опять их избивали. Избивали всю дорогу.

http://www.pstbi.ru/foto_1/od1-29.jpgВстретился с подводой, на которой юродивую и её келейниц везли на расстрел, неверующий местный мужик, Иван Анисимов. И дано было ему обрести веру через них. Он увидел, что летал меж дев голубь светлый. И куда должен был пасть удар солдатской плётки, туда голубь и садился, защищая истерзанные тела. Не один он видел тогда это чудо. Некоторые крестьяне увидели только крылья. Но всем стало ясно, что это Сам Святый Дух сопровождает монахинь на место их казни. Чтобы принять их души и вознести их в рай. Потрясённый Иван произнёс: «Теперь бы я корову последнюю отдал, только бы не убивали их».

Трое других мужиков вступились за блаженную: «Она наша селичка, - говорили они, - никаких дезертиров не пускала!» Тогда солдаты и их стали плетями избивать. Словно повторялась та евангельская картина, когда Господь шёл на свою Голгофу, понукаемый римскими солдатами. Великая сила читалась в эти мгновения на спокойных, светившихся лицах святых дев, которые предчувствовали перенесение своих душ в жизнь вечную. Ни одна не пожелала изменения своей судьбы. Это и была ВЕРА.

Евдокия увидела, как избивают её защитников-мужиков, и сказала: «Смотри, как с них грехи сыплются. … С Макара грехи летят, как с веника листья в бане, когда его за меня бьют». Петр Карасёв потом вспоминал, что никакой боли от этих ударов не почувствовал: «Я был бы счастлив, если бы меня ещё раз избили за Дунюшку».

http://pravsarov.su/assets/gallery/17/490/6541.jpg

http://suvorovo-school.ucoz.ru/_si/0/s55591011.jpg

(Таким и был долгие десятилетия безбожия сельский храм в селе Суворово-Пузо, пока не началось обновление церковной жизни).

http://www.cofe.ru/images/pictures/blagovest/people/dunushka.jpgСолдаты целились в головы монахинь. Один стрелять не смог. Татарин. Отказался участвовать в убийстве. Другие стреляли спокойно. Марью, самую молодую из них, только ранили. Её добивали штыком.

Набежала местная саранча. С убитых сняли юбки. С Дуни - чулки.

Солдаты хотели сбросить тела мучениц в яму и забросать их землёй. Но один сельчанин спрыгнул в могилу и стал на руки принимать тела убитых. Василий Седнов покрыл их убитых платочками. Большинство народа к месту расстрела и захоронения не пустили.

Но в этот августовский день верующие издали ощущали благоухание, доносившееся с места казни. На могиле сама зажглась свеча. А к келье блаженной Евдокии спустилось само солнце, и некоторое время играло над ней на глазах у людей.

http://www.4udel.nne.ru/image.php?&src=assets/images/news/2011/osen/09_08_blz_maria.jpg&h=446&f=jpeg&q=75&sia=thumb_09_08_blz_maria.jpg Монаху Ионе, ушедшему по благословению Евдокии в Оранский монастырь и скорбящему по святой, было видение, что к её могиле текут реки людские, архиереи служат здесь службу. А блаженная Мария Ивановна Дивеевская часто потом повторяла: «Ходите к Дуне на могилку чаще. Там Ангелы поют и служат не переставая». И правда, доносился, и до сих пор доносится, с этого места звон колоколов, которое слышат многие. Разносится над местом казни и самое нежное ангельское пение.

Блаженная Мария Дивеевская ругала пузинских жителей: «Предатели! На что Дуню предали? За это они наказаны Богом будут». И правда, женщина, что сняла с мёртвой Дуни чулки, обезножила в тот же год. Дома тех, кто растащил Дунино имущество, очень скоро сгорели.

Надо сказать ещё несколько слов о Марии Дивеевской. Духовным зрением своим увидела она из монастыря, что на Нижегородчине, смерть царской семьи в июле 1918 года. Бушевала тогда: «Царевен - штыками!»

Отец Софроний тоже ругал соблазнившихся сельчан юродивой Дуни: «А как страдала ваша светильница от трёхдневного побоя! Если бы вы за неё заступились, вы бы не сгорели. – В тот год село Пузо горело трижды. - Все её тряпки, что вы растащили по домам, в Пузе выгорят, а место её очистится огнём после этого беззакония».

Поля, келейница блаженной, не погибла. Но от переживаний за свою духовную матушку и монахинь-сестёр, заболела: отказали ноги. И Святая Евдокия явилась к ней из Царствия Небесного, чтобы исцелить её. Ещё утром Полю поили с ложечки монахини, а вечером она уже мыла полы.

http://pravsarov.su/assets/gallery/17/490/6540.jpg

Сегодня все четверо мощей находятся в храме села, где к ним можно приложиться, попросив об исцелении. Но множество чудес происходило и на могиле святых до их прославления.

http://pravsarov.su/assets/gallery/17/490/6538.jpg

Вот только один рассказ, из позднейших: «В 2005 году у меня заболел воспитанник Дмитрий – опухоль на стволе головного мозга. Он был парализован, его готовили к операции. Я зашёл в храм и спросил у служащей там женщины (не знаю её имени), как можно помочь мальчику. Она сказала, что если он поверит в исцеление, и будет молиться святым мученицам о помощи, то исцелится. Дала мне кусочек материи, который был приложен к мощам, земельку с могилки мучениц, икону с их изображением. Мальчик молился и выполнял всё, что ему сказали. Он совершенно выздоровел. Операцию отменили, так как опухоль исчезла, и не осталось никакого следа. Да хранит вас всех Господь. Евгений Ефремов, заслуженный тренер России по самбо, г. Нижний Новгород»

Сегодня в Суворово проживает 600 человек. Но прославлено тут не четверо, а пятеро святых. В 2007 году подняли мощи ещё одной местной жительницы, преподобноисповедницы Матроны (Власовой). Она родилась в селе Пузо, в крестьянской семье. Осталась сиротой, как и Дуня, была отдана в монастырь. А в годы безбожия 18 лет провела в советских лагерях, безвинно страдая за веру.

Похоронили её в 1963 году рядом с блаженной Евдокией и её келейницами. А сегодня мощи её хранятся в Казанской церкви родного для неё Серафимо-Дивеевского монастыря, недалеко от мощей юродивой Пелагеи Ивановны Серебряковой.

http://stat15.privet.ru/lr/090427ef0b71f8dd749367b9e44a1d6e

http://foto.rambler.ru/original/46f86001-1e43-42c1-9ff4-54b181b94a51

(обретение мощей святой Матроны Власовой)

Удивителен русский народ! В самых беднейших его слоях он столетиями был богат своей детской верой во Христа. Образовывался духовно за чтением житий и в мечтах о своём личном подвиге. Может быть, поэтому в нём так много блаженных мучеников за веру. Он всегда знал, что Бог слышит каждое его слово, видит каждое чувство, и радовался этому. И очищался своей верой. Есть ли на свете второй такой народ, который так предан Ему?


Комментариев:

Вернуться на главную