Юрий ЩЕРБАКОВ, секретарь СП России, председатель Астраханского отделения СПР

ОЧЕРКИ СМУТНОГО ВРЕМЕНИ

<<< Ранее

23.06.20 г.

«СКАЗКА – ЛОЖЬ…»

Я несколько раз участвовал в выборах. Дважды становился депутатом Астраханской городской Думы. Хотя по неофициальным сведениям выигрывал гораздо чаще. Помню, опередивший меня кандидат, ставший депутатом областной Думы, сказал мне об этом прямо: «Ты у меня, конечно, выиграл. Но я-то здесь нужнее!» Правда, до конца срока он не дотянул, потому что получил другой срок – тюремный. За мошенничество. Злые языки, однако, утверждали, что было оно вовсе не бытовым, как написано в приговоре. Просто зажилил человек оговоренную за избрание сумму. А такими вещами не шутят… Самое интересное, что потом выборы в городскую Думу у меня «выиграл» сын новоявленного арестанта. И тоже попал в тюрьму. Якобы за взятку. Анекдот! Впрочем, разных забавных «выборных» случаев в памяти немало. Хотя забавными они кажутся сегодня, по прошествии некоторого времени, а тогда…

Вот самый безобидный эпизод. Голосование закончено, подводят итоги. Поднимают ящик для голосования, чтобы перевернуть его на составленные столы пред зорки очи членов комиссии и наблюдателей. А у ящика, который должен быть наполнен, судя по всему, едва на треть, от тяжести отваливается днище! Не растерявшийся участковый председатель коршуном кидается на груду бюллетеней и начинает их… Нет, нет – не рвать и глотать, как вожделенную добычу, а перемешивать! Наблюдатель – ветеран-коммунист – не растерялся и – цоп его за руку:

 – Не замай! Что это тебе, вермишель, что ли?

Пришлось председателю оставить, скрепя сердце, «поварское занятие». А через несколько минут стало ясно, чего это он вздумал «кашеварить». Просто обнаружились вдруг пачки бюллетеней – аккуратные, как на подбор. Наверное, они сами улеглись в ящик ровными стопочками! А что? Видно, такое уж магическое или магнетическое действие оказала фамилия кандидата, за которого дружно проголосовали все три сотни «пачечных» избирателей! Вот оно, настоящее притяжение обаятельной личности! Которая, конечно, в результате и победила.

А вот ещё одна избирательная потешка. Вышел как-то мой наблюдатель из помещения участка на несколько минут. А в это время по случайному, конечно, совпадению остальных наблюдателей пригласили бесплатно пообедать. Короче говоря, когда вернулся мой  сторонник к обязанностям СНС (сиди, наблюдай, считай), то глазам своим не поверил: за время его перекура проголосовало двести человек – вдвое больше, чем за полдня до этого! Он – к комиссии. А что комиссия? Кто один, тот всегда не в ногу! Один в поле не воин! Эти истины популярно растолковали наблюдателю члены избиркома. Такой вот результат. Хотя был ещё один: наблюдатель бросил курить. Совсем.

А вот два других наблюдателя на других выборах и на другом участке были людьми некурящими. Как, впрочем, и представители иных кандидатов. Всё было здесь поначалу мирно и благолепно. Председатель комиссии, как и положено, ежечасно объявлял о количестве проголосовавших. При этом он, как человек «продвинутый», активно общался с кем-то сразу по двум телефонам, воткнутым в уши. Поэтому никто сразу и не понял его очередную скороговорку: «На 15.00 проголосовало…» Надо сказать, что это время – с 14 до 15 – обычно «мёртвый сезон». Активность избирателей наблюдается обычно утром и вечером. За минувший «тихий час» на участке побывало буквально несколько человек. И вдруг оказывается, что по «официальным данным» за роковые 60 минут проголосовало людей втрое больше, чем с 8 до 14! Оторопевшие поначалу наблюдатели кинулись к председателю комиссии за объяснениями: откуда, мол, приплыл такой косяк «электората», который они в глаза не видели?

Телефонный многостаночник отвечал невозмутимо односложно:

 – Меньше надо курить и в туалет ходить!

И, пресекая возмущённые возражения, указал на длинный стол, за которым члены комиссии что-то вписывали, не разгибаясь, в избирательные свитки:

 – Там всё есть!

Потом ткнул перстом в ящик для голосования:

 – И там тоже!

Чем закончилась эта история? Да ничем! Что и кому в такой ситуации можно доказать? Разве что правоту изречения Козьмы Пруткова: «Не верь глазам своим!» Впрочем, современный острослов Игорь Губерман написал об этом гораздо хлеще:

«Не в сочинениях у греков,
А в русской классике простой
Нашёл я откровенье века.
«Не верь б----м!»–
Сказал Толстой».

Именно этой цитатой завершил в тот день работу мой наблюдатель и добавил, что бросает… нет, не курить – участвовать в фарсе по имени «выборы».

Это он ещё не видел так называемого «досрочного голосования»! Я наблюдал как-то этот паноптикум перед выборами в городскую Думу. По закону положено, не мешкая, представлять в окружную избирательную комиссию «образцы агитационных материалов»  Вот я и принёс свою листовку. А сдать её некому – окружные комиссии в полном составе на аврале – ведут досрочное голосование. В фойе администрации …ского района не протолкнуться среди толпы жаждущих выполнить гражданский долг. С трудом розысканная председательница раздражённо отмахнулась: некому, мол, вами заниматься! Так бы, наверное, и ушёл, подавленный несоразмерностью груза чужой ответственности и легковесностью своей несчастной листовки. Как говорил Жванецкий: «Какой там борщ, когда такие дела на кухне!» Но тут, как на грех, кинулась ко мне за помощью захлопотанная женщина:

– Подскажите, как причину досрочного голосования писать?

– А кто вас сюда направил?

– Директор детсада.

– Ну так и напишите: по распоряжению директора детского сада №…, где я работаю…

– …Воспитателем.

Оказалось, что таких, как эта труженица дошкольного фронта, в фойе – большинство. И я с удовольствием, громко и внятно советовал им писать правду: заставил, мол, главный врач поликлиники, директор школы, бани, парикмахерской, магазина и т.д. Прервала это благородное занятие почему-то изрядно побледневшая председательница окружной комиссии, едва не за руку потащившая меня в свой кабинет – «агитацию принимать». И чем только ей моя устная агитация не угодила?

Кто-то может сказать, что в досрочном голосовании ничего страшного нет. В кабинке человек один, начальство, его сюда пригнавшее, в спину не дышит – голосуй, как душа велит! Ну да, ну да. И хранится потом драгоценное мнение гражданина не в ларце, утке и яйце, конечно, но тоже вполне надёжно: в запечатанном конверте с подписями двух членов комиссии, в сейфе, в охраняемом денно и нощно помещении.

В целом затюканные «досрочники» и так голосуют, «как надо». Но те, кто владеют административным ресурсом и его достойным братом – ресурсом кретинизма – это вам не Кощей, пустивший на самотёк своё бессмертие! Серьёзные люди рисковать драгоценными голосами не будут! А вдруг кто-то из «досрочников» пошёл-таки вразрез с «генеральной линией»? Поэтому отнюдь не сказочные персонажи просто меняют одни конверты на другие. Как? Это у них, у фокусников, надо спросить. Только не слышал я, чтобы спрашивали! А вы?

Помню, как знакомая председательница участковой комиссии рассказывала об ужасе, с которым вскрывала потом такие конверты. Больно уж топорно работали злоумышленники, намертво прихватывая клеем поддельные бюллетени к конвертам, чего по честной технологии не может быть в принципе… Ну, а если бы заметили это, разве удалось бы что-нибудь изменить? Гораздо более очевидные прегрешения оставались без наказания!

Например, как-то принципиальная окружная руководительница вывела на чистую воду афёру одной из кандидаток, муж которой пригнал на досрочное голосование целый «Икарус» избирателей. Они, как бы это помягче сказать, страдали похмельным синдромом и за обещанный «пузырёк» готовы были на любые подвиги. Редкий случай – нарушителей «взяли с поличным». Полиция, акт, подтвердившие всё соучастники, снятие с выборов. Замкнутая логическая цепочка. Вот только последнее «звено» в ней подкачало – суд восстановил аферистку в правах за несколько дней до выборов. Видно, долго ещё не утратит актуальности старинное горькое присловье: «Закон – что дышло: куда повернул – туда и вышло!» Даже если это закон о выборах…

У нас всё можно: разворачивать, к примеру, с порога председателей участковых комиссий, доставивших в более высокую инстанцию протоколы голосования: не те, мол, результаты, верней, не те проценты! Идите, ребята, и переделывайте! А на робкие возражения: как же, мол, копии протоколов уже подписаны и наблюдателям розданы, хладнокровный ответ:

– Ничего, за это ещё никого не посадили!

И ведь верно – не посадили! Да и как посадишь симпатягу-чиновника, охапками перетаскивавшего бюллетени за пазухой из кабинета в кабинет, при этом деловито-задорно спрашивавшего у встречных-поперечных:

– Я не стрёмно так выгляжу, а?

Может, кто и вспомнил сейчас этого колоритного субъекта, напрашивающегося в персонажи сатирического романа!

А вы слышали когда-нибудь термин «ресурсоспособность»? Я о его существовании впервые узнал от одного из известных областных функционеров. Разговор шёл о моих шансах на грядущих выборах.

– Рейтинг в округе у тебя, как у городского депутата и писателя, конечно, самый высокий, – он сожалеюще покачал головой, – но ведь ты – нересурсоспособный!

– На агитацию, что ли, надо больше тратить?

Собеседник поморщился от моей непонятливости и выразительно похлопал ладонью по столу – вот она, мол, куда кладётся, эта самая ресурсоспособность!

Помню, один избирательный участок располагался в районе бывшего знаменитого астраханского рыбокомбината. Сегодня он знаменит ветхими водо-  и теплосетями, которые после закрытия предприятия долго оставались бесхозными, разбитыми дорогами, неосвещёнными улицами. Словом, власть и её кандидата здесь любят особенно сильно. Мешали проявлению этой любви только мои наблюдатели. Выловили они, к примеру, гражданина с пачкой бюллетеней за пазухой. Сдали его полиции, а та, как потом выяснилось, отпустила с миром. А моим героям некий наблюдатель от «Яблока» тут же, видимо, в благодарность за подвиг вылил на глазах у комиссии бутылку воды за шивороты. За что и был удалён с участка … вместе с облитыми! Виноват медведь, что корову задрал, виновата и корова, что в лес зашла…

К большому неудовольствию комиссии я тут же назначил другого наблюдателя. Через десять минут с участка выгнали и его. Вместе с неким субъектом, который вылил на парня «для верности» не воду, а горячий кофе. В результате – семикратное преимущество кандидата, фамилию которого аборигены и слыхом не слышали.

А как забыть завуча одной из астраханских школ и, по совместительству, председательницу участковой избирательной комиссии, которая метнула с могучего бюста пачку бюллетеней в общую кучу, но была поймана с поличным? Ну, почти поймана. Часть бюллетеней осталась у неё на груди, прилипли они, что ли. Но как добыть «поличное» из-за пазухи? Выход один – вызывать наряд с женщиной-полицейским для обыска. Должны это сделать полицейские, дежурящие на участке. Но вместо этого они пообещали моему настырному наблюдателю вызвать наряд для него…

А как вам такой пассаж? Школа имени Пушкина. Кандидат в депутаты – писатель. Председатель участковой комиссии – учительница русского языка и литературы. Наблюдатель – поэтесса. И вот её-то в буквальном смысле за руки-за ноги вытаскивают с участка. Причина? А не понравилось литераторше выражение лица поэтессы! Ей-Богу, не вру! Потом эти кадры смаковало и центральное телевидение и интернет.

Вообще роль учителей в избирательных компаниях – тема для особого разговора. Разговора о морали, нравственности, стыде и совести. Вернее, о том, как при потере этих качеств можно сеять «разумное, доброе, вечное». Да чего там – очень даже можно! Только взойдёт на «ниве просвещения» зло, как в мифе об аргонавтах. Ради какого-такого золотого руна стараются наши педагоги, составляющие сплочённые крикливые группы во многих участковых комиссиях? Какому Пелию докладывала по «мобильнику» в гулком школьном коридоре торжествующая председательница-литераторша:

– У нас всё получилось!

  А вообще всё сказанное выше – это небылицы, вымысел, слухи, сплетни, байки, анекдоты. «Дела давно минувших дней, преданья старины глубокой», к голосованию за поправки в Конституцию РФ никакого отношения не имеющие. Говорю это специально для тех, кто горазд бороться не с аферистами, а с теми, кто пытается говорить хоть толику правды об игре под названием «выборы». Сейчас можно рассказывать об этом с усмешкой. А испытать на себе все эти «хохмочки» было в своё время ох как больно! Тем более, что за каждым из подобных эпизодов – конкретные люди, факты, даты, реальная подлость…

Чем закончить эти заметки? Да Пушкиным, который везде к месту:

«Сказка – ложь, да в ней намёк,
Добру молодцу урок!»

Наш канал на Яндекс-Дзен

Вверх

Нажав на эти кнопки, вы сможете увеличить или уменьшить размер шрифта
Изменить размер шрифта вы можете также, нажав на "Ctrl+" или на "Ctrl-"

Комментариев:

Вернуться на главную