Александр СМЫШЛЯЕВ (Петропавловск-Камчатский)

ВСПОМНИ ИМЯ СВОЁ НА РОДНОМ ЯЗЫКЕ

90 лет назад Корякский округ создавался как национальная административная единица Камчатки. Позже он стал автономным округом, несколько лет его автономия была полной, независимой от Камчатки, сейчас он вновь в составе большого Камчатского края. Как видим, административные находки и потери налицо. Но главной, пожалуй, потерей округа стало уходящее в небытие знание родных языков коренными народами, населяющими Корякию. Если корякский и эвенский языки еще живы, хотя уже нуждаются в особой охране, то ительменский практически утрачен, на нем никто не говорит, из быта он ушел полностью, оставшись небольшим словарным осколком для сцены и науки. О нем давно говорят шепотом, как о покойнике.

Язык – душа народа, один из главных признаков его идентичности. Нет языка – нет народа, и хоть ты кричи на весь мир, что ты ительмен, тебе никто не поверит, потому что кричишь ты по-русски. Когда крикнешь по-ительменски, тогда действительно станешь им.

Лучше обстоят дела, как сказано выше, с корякским и эвенским языками. Но и они на грани исчезновения. Уйдут старики, начнет забываться язык. Из народа начнет уходить его душа. Слава Богу, нашлись люди на Камчатке, которые это понимают. Они не за возврат автономии борются, что вторично, а за возрождение языков коренных народов, что первично.

Вспоминаю некую эвенку Жанну. Сейчас она живет, насколько я знаю, в Норвегии, диссиденствует. А когда была жительницей Петропавловска, сочиняла сказки. На русском языке. Одну из сказок в конце 1990-х годов Жанна вынесла на публичный показ и обсуждение. В сказке говорилось о том, как огромный, неуклюжий лось растоптал гнездо маленькой птички и нарушил ее безмятежную, счастливую жизнь. Она, убитая горем, порхала над головой лося, перед его глазами и, в отместку, сильно досаждала ему. Лосю надоело это, и он навсегда покинул лес. «Так и мы, маленькие «птички», должны мешать, всячески досаждать русским, и они когда-то все-равно оставят нас в покое, а то и совсем покинут Камчатку» - в этом был откровенный смысл сказки, о чем поведала мне в личном разговоре Жанна, вознамерившаяся стать лидером в борьбе за права коренных народов Севера. Но, повторюсь, написана сказка и рассказывалась по-русски, потому что автор не знала, или знала плохо, родной язык.

Жанна оказалась обыкновенной карьеристкой, по большому счету ей было наплевать и на свой народ, и на родной язык. Но есть другие люди, которым не все равно, как и чем живут коренные народы Камчатки. Именно эти люди во главе с известной Валентиной Тадеевной Броневич (до 2000 г. она была губернатором Корякского автономного округа, первой женщиной-губернатором в новой России) задумали, а затем реализовали проект мероприятий по возрождению и сохранению родных языков северян. Одно из этих мероприятий – конкурс сочинений, написанных на родных языках. Конкурсанты разбиты на три группы: дети, взрослые, профессионалы (имеются в виду учителя родных языков и ученые). Сначала они сочиняют на русском, затем переводят на свой родной язык. Или наоборот, что реже.

Робко, немноголюдно начинался этот конкурс. Все годы его проведения я был и остаюсь членом жюри, и вижу, как пополняются ряды конкурсантов в номинации «Взрослые» и остается стабильно немногочисленной номинация «Дети». Чем это объясняется?

Взрослые спохватываются и начинают хоть что-то делать, чтобы наверстать упущенное со своим языком. Дети же пока не понимают, зачем им язык предков, когда вокруг говорят по-русски, поэтому конкурс для них – сродни обычной школьной викторины, ответов на трудные и не очень вопросы, да и то под руководством родителей или учителей. Часто – просто ради награды. Похоже, что во многих национальных школах сугубо факультативно, по желанию учеников, подходят к преподаванию родных языков. Я когда-то сам был свидетелем такого подхода в одном из сёл Корякии, присутствуя на факультативном уроке ительменского языка. Учительница – ительменка, одна из последних носительниц своего языка (сейчас ее уже нет в живых). В классе – две девочки, причем одна – русская, учит язык ради подруги-ительменки, которая никак не хотела ходить на этот урок в одиночестве. Но почему только две ученицы, если школа забита детворой, большинство из которых считают себя ительменами? Конечно, виноваты взрослые, не пропагандирующие язык, не прививающие не то что любовь к нему, а даже элементарное стремление знать язык дедушек и бабушек. Поэтому и в конкурсе дети участвуют неохотно, не понимая, насколько это важно для них самих в современных условиях гибели многих малых языков.

Но и те дети, которые участвуют в конкурсе, относятся к нему зачастую формально. И лишь единицы действительно делают это с желанием. И тогда радуешься находкам, читая конкурсные работы.

Одна из таких находок – маленькая сказка школьницы из Петропавловска-Камчатского Ангелины Рольтыгиргиной «Олень и бычок». Вот ее начало:

«На берег моря вышел дикий олень. Хотел воды соленой напиться, потому что в тундре соли нет. Олени любят соль. Пьет воду, смотрит – выплывает из моря рыба-бычок - большая голова, а хвост маленький».

 Вот ее эвенский вариант:

«Нам олиткин эмрин буэл орэн. Нам воман колдай, домныла ача чоль. Орыр чолив амыч аявры. Колыдыкын мов, намдук нён олры Накчи. Дылын эгдян, иргыннян кучикан…»

Знающие люди говорят, что всё здесь правильно. И в русском варианте всё правильно. И сама сказка придумана автором, встречать ее точно ранее не доводилось. Как не поставить высокий балл, даже если работала Ангелина вместе с родителями – значит, хвала родителям.

А вот другая работа, опять же школьницы из Петропавловска Святославы Акугук – стихотворение «Птичка». На этот раз на корякском языке. Приводить его не буду, скажу только, что стихотворение – обычная зарисовка из подсмотренного в природе. Техника стихосложения слабая, но текст красивый. И перевод правильный.

Хорошо поработали девочки. Но их две работы в детской номинации – единственные в конкурсе 2020 года. Обе школьницы из Петропавловска-Камчатского. А где сочинения школьников из Корякского округа, особенно из отдаленных национальных сёл Крайнего Севера? Или там всё благополучно с корякским языком? Не уверен, потому что знаю – не всё и не везде благополучно.

Россия – многонациональная страна. Особенно Север, как и Кавказ, напичкан языками и диалектами. Диалекты рождались на Севере из-за огромных расстояний между стойбищами родов. Каждый род жил в себе, развивал язык внутри себя. Даже профессиональный корякский поэт Юрий Алотов, живущий в Корякском округе, в Палане, одно и то же выражение «невесть что» пишет по разному: «теӄын аму» и «аму  йынны». У него же птица кедровка – «какач» и «калак». Это диалекты коряков кочевых, оленных (тундровых) и коряков оседлых (береговых). А сколько еще диалектов внутри диалектов!

Кстати, писатель Юрий Алотов (27 ноября 2020 г. ему исполнилось 65 лет) теперь единственный национальный корякский писатель в Союзе писателей России и в его камчатской организации. Других нет, и на горизонте не просматриваются. А ведь планку корякской литературы задал покойный ныне Владимир Коянто (Косыгин) очень высокую. Алотов держит ее, но кто перехватит? А если и перехватит, то удержит ли? Особенно без хорошего (лучше – безупречного) знания родного языка?

Вот и получается, что, теряя язык, народы Севера теряют литературу, далее - очередь за культурой, а там и идентичностью.

И, все-таки, позитивные шаги к изучению и сохранению языков Севера сделаны. Новости на региональном камчатском телевидении регулярно выходят и на корякском языке (на диалекте большинства коряков – оленных, чавчувенов). Который год подряд проводится конкурс родных языков, о котором я здесь рассказал. На сайте «Полуостров Камчатка» целая новостийная лента переводится на язык чавчувенов. В школах проводятся уроки родного языка. Всё это дает возможность читать по-корякски, слушать свой язык и, если серьезно к нему относиться, то и изучать. Вот только в национальных школах, мне кажется, требуется какой-то другой, более глубокий подход к языкам северных народов. Нужна особая федеральная правительственная программа, а к ней достойное финансирование, чтобы коренные северяне в массе своей, а не единично, снова заговорили на своих языках – корякском, алеутском, эвенском, чукотском, возможно и ительменском.

Александр Александрович Смышляев родился в 1952 году в горняцком посёлке Темир-Тау в Горной Шории (Кемеровская область). По образованию геолог и телевизионный режиссёр. Работал в геологоразведочных экспедициях: Томь-Усинской, Янской, Северо-Камчатской и Пенжинской, затем в журналистике на Камчатке, собкором «Российской газеты» на Дальнем Востоке. В 1996 г. вышла первая книга. Член Союза писателей России с 2006 года. Автор нескольких книг и телефильмов о Камчатке, Курильских островах, Чукотке. Живёт в Петропавловске-Камчатском.

Наш канал на Яндекс-Дзен

Вверх

Нажав на эти кнопки, вы сможете увеличить или уменьшить размер шрифта
Изменить размер шрифта вы можете также, нажав на "Ctrl+" или на "Ctrl-"

Комментариев:

Вернуться на главную