Анатолий Николаевич Вершинский

Анатолий Николаевич Вершинский родился 6 декабря 1953 г. в селе Семёновка Уярского района Красноярского края. Окончил радиотехнический факультет Красноярского политехнического института и заочное отделение Литературного института имени А. М. Горького. Работал в научно-исследовательской лаборатории, в газете, служил на радиолокационной точке в Забайкалье. Участник VII Всесоюзного совещания молодых писателей (1979). В 1985 г. был принят в Союз писателей СССР. Журналистской и издательской деятельностью занимается более тридцати пяти лет, сотрудничал в книжных и журнальных редакциях, награждён дипломом Знака отличия «Золотой фонд прессы». В настоящее время участвует в разработке и выпуске мультимедийных образовательных пособий. Живёт в городе Раменское Московской области. Член Союза писателей России. Поэтические произведения Анатолия Вершинского печатались в альманахах «Енисей» и «Поэзия», в коллективном сборнике «День поэзии», в еженедельниках «Литературная газета» и «Литературная Россия», в журналах «Молодая гвардия», «Смена», «Москва», «Наш современник», «Литературная учёба», «Дружба», «День и ночь», «Сихотэ-Алинь», в других периодических и повторяющихся изданиях; переводились на английский, болгарский, молдавский, украинский, французский и другие языки. Он автор шести поэтических сборников, драмы в стихах «Восточный вопрос», книги исторических очерков «Русская Александрия. Средневековая Русь и Александр Невский» (премия «Серебряный крест» по итогам конкурса Московской городской организации Союза писателей России «Лучшая книга 2008–2010») и книги-исследования «Всеволод из рода Мономаха. Византийские уроки Владимирской Руси» («Серебряный крест» по итогам конкурса МГО СПР «Лучшая книга 2012–2014»). Наряду с собственными произведениями опубликовал стихотворные переводы: три книги и несколько подборок в журналах и коллективных сборниках. Победитель 2-го Международного конкурса перевода «С Севера на Восток»-2014 и 1-го Всероссийского конкурса на соискание премии литературных журналов в номинации «Слово» за 2015 г. Лауреат «Российского писателя» за 2016 г. в номинации «Критика».

ТЕПЛЯТСЯ ОГНИ…

 

ПАЛОМНИКИ
Нас привёл, как поводырь,
дождь от площади вокзальной
в белостенный монастырь
Троицы Живоначальной.

Подле храма, красоты
редкостной, народ ютится.
Неказистые зонты.
Неулыбчивые лица.

Провожает плач дождя
нас до самого собора.
И стихает, перейдя
за дверями в пенье хора.

Дождь остался у крыльца,
а холодные потёки
я в тепле отёр с лица.
Отчего же мокры щёки?

Миновав свечной киоск,
замедляем ход неспешный...
На ладони каплет воск.
Больно! Значит, жив я, грешный.

Знать, и Русь жива, пока
к раке Сергия людская
молчаливая река
все течёт, не иссякая.
Сентябрь 2000

ПОДМОСКОВНАЯ ТЕРПСИХОРА
           И каждый вечер, в час назначенный…
                     Александр Блок «Незнакомка»

Когда над пригородной станцией
закат затеплит облака,
она танцует с детской грацией
у музыкального ларька.

Пускай хрипит его акустика,
пугая крыс и мелких птах, —
где нет ни деревца, ни кустика,
ларёк и есть «рояль в кустах».

И ей, как птице, тоже боязно
одной кружиться на виду
у пассажиров, ждущих поезда,
что с расписаньем не в ладу.

Но завтра снова, в час обещанный,
у жестяных ларёчных стен
продлится танец хрупкой женщины
в немодной куртке до колен.

И пусть кривясь или хихикая
глядят зеваки на неё,
но эта станция безликая
с ней обрела лицо своё.
Май 2002

СЕВЕРО-ВОСТОК
               Нине
Эта радость безотчётна,
будто вера в чудеса...
Если радуга бесплотна,
что же делит небеса?

Сверху — темень грозовая,
снизу — ясный полукруг.
Что за обруч, остывая,
в небо выкатился вдруг?

Кто кузнец надежды зыбкой
не на счастье — на покой? —
с тихой любящей улыбкой,
с доброй книгой под рукой.

Как намёк на лучший жребий,
за которым вместе шли,
засиял высо́ко в небе
семицветный нимб земли.
Январь 2005

НЕДОСУГ
Умер дедушка-чалдон.
И жалел я запоздало,
что узнать успел так мало
из того, что помнил он.

Бабушку Господь прибрал.
Забелел у изголовья
уроженки Поднепровья
мрамор — дар саянских скал.

И опять сердился я
на себя, на мир, на Бога,
что успел узнать немного
из её житья-бытья.

Скучный нрав достался мне.
Но пенять на то не смею
ни Днепру, ни Енисею.
Сам бирюк: не льну к родне.

В каждом городе свечу
в расписных церквах российских
ставлю за здоровье близких,
а приеду — и молчу.

Вот и мамин пробил час.
На её сырой могиле
с нею мы поговорили
задушевно... первый раз.

Так на что мне этот бег?
Торопясь от будней к будням,
я опаздываю к людям,
недосужий человек!
Сентябрь 2005

БЛЁСТКИ
У прилизанных морем скал
близ обители соловецкой
я окатыш на память взял
по старинной привычке детской.

Был невзрачен морской голыш,
мал и сер, будто мышь-полёвка,
ну а мне приглянулся... Ишь
как улёгся в ладони ловко!

Днём косматились на ветру
тучи хмурого Беломорья.
Но прояснело ввечеру.
(Или просто глаза протёр я?)

И осколок прибрежных скал
в золотистых лучах заката
сотней звёздочек засверкал!
Чудесами земля богата.

Удивления не тая,
видел каждый, кто был при этом:
озарилась душа моя
на мгновенье небесным светом.
Ноябрь — декабрь 2010

* * *
Смерти не дал глаз Господь,
и она кружит вслепую,
и вынюхивает плоть,
и разит — любую.

И когда бездомный пёс,
пробегавший в полушаге,
заскулит из-под колёс —
поклонись дворняге.
Апрель 2013

ОЖОГ
Семёновка. Родное сердцу имя.
Сибирское село, где вырос я,
чьи рощи и пруды считал своими,
как все мы в детстве, помните, друзья?

Просторный дол и русским, и татарам,
и ссыльным латышам давал приют.
Но чаще — украинцам: здесь недаром
одну из улиц Киевской зовут.

Наш дом на праздник становился тесен:
за стол садилась мамина родня.
Слова застольных украинских песен
мне были внятны, трогали меня.

А в будни патефон, пока пружина,
трудившаяся в нём, была цела,
твердил, что «буйно квiтне черемшина»,
страдал, что «пiдманула, пiдвела»...

То место, где мы жили, нынче голо.
Сельчан переманили города.
Когда в родном селе сгорела школа,
я даже не почувствовал стыда.

Мой «мирный» век утратил поселений
не меньше, чем на Мировой войне!
Иль грех послевоенных поколений —
на ком угодно, только не на мне?

Я как бы не замешан в том разоре?
В уютном подмосковном городке
рассматриваю мир на мониторе
с такими же, как сам, накоротке.

Передо мной Семёновка другая.
Её накрыл ракетный ураган.
Ещё огонь змеится, обжигая
сквозь жидкокристаллический экран.

Ещё не догорел костёр из брёвен,
который запалил для брата брат.
Уж в этом-то я точно не виновен.
Чего же маюсь, будто виноват?

О кровных узах памяткою детской
я тешил душу и не помнил зла.
Семёновка, ожог земли донецкой,
на совести моей рубцом легла.
9-12 июня 2014

ВРАЗУМЛЕНИЕ
Кабы немощью жаловал бес,
открестился б от хвори: «Исчезни!» —
и недуг моментально б исчез...
Нет, Господь посылает болезни.

Чтобы в боли почувствовал ты,
каково бесприютным и нищим.
Чтоб заткнулся от их немоты
над чадящим ещё пепелищем.

Заплати за взросленье души
цену малую страждущей плоти.
А потом и паши, и пиши —
догорай на сподручной работе...
25 февраля 2015

КАРЛИКИ
           Выстругай и вправду папа Карло сына,
           это был бы Карлсон, а не Буратино.
                           Из варяжского фольклора

«Божий раб» — до чего же боятся
так назваться подручные тьмы!
Говорят нам с ухмылкой паяца:
«Вы холопы. Cвободные — мы».

В темноте, из которой бесстыдно
лезут гномы, не тратясь на грим,
тут, со света, не всякому видно,
что за ниточки тянутся к ним.

Дергунки, буратины, петрушки,
с лексиконом в полтысячи слов,
нам толкуют, теснясь у кормушки,
смыслы русских корней и основ.

Им, кого распаляют до пота
лишь бордель да эфирный содом,
несуетная наша работа
представляется рабским трудом...

Кто бы ни был ты: воинский сотник
или скотник, пасущий телят, —
ты сначала Господень работник,
а потом уж пастух и солдат.

Это в сказке троится дорога —
въявь у жребия две стороны:
стать надёжным сотрудником Бога
иль продажным слугой сатаны.
27 февраля-2 марта 2015

БЛАГОВЕСТВОВАНИЕ
             ...ты поверил, потому что увидел Меня;
              блаженны невидевшие и уверовавшие.
                                              Ин. 20:29

Сколь мелка природа человечья,
если книгочей, как в оны лета,
умолчанья и противоречья
ищет в книгах Нового Завета!

Любо знать такому корифею,
с томом Дарвина у изголовья,
что-де по Луке и по Матфею —
разные у Спаса родословья.

О младенцах — иродовых жертвах
пишет лишь Матфей, а чудо в Кане
и восстанье Лазаря из мертвых
только Иоанн включил в Писанье.

Марк молчит о детстве Иисуса
и чудесном дне Его рожденья...
Критик в минусах не видит плюса:
признак подлинности — расхожденья!

А едина истина простая:
в мире, где царили страх и злоба,
умер Он, своих врагов прощая,
и на третий день восстал из гроба.

Смерть поправший собственною смертью,
Он открыл дорогу к вечной жизни
каждому, кто верен милосердью
при любой его дороговизне.

Это всё история, не мифы;
и, уверясь в ней и тем усилясь,
иудеи, эллины и скифы —
пусть пока немногие — крестились.

Были в их числе и грамотеи:
прежний мытарь, врач, толмач, философ —
первопровозвестники идеи,
что сместит языческих колоссов.

Запасали перья и чернила,
приступали, помолясь, к работе.
Записали то, что сохранила
память — не машин, людей из плоти.

Дух Святой, объяв земную сферу,
их дарил прозреньем в равной доле.
Примем ли благую весть на веру?
Нам на то дана свобода воли.
6-9 апреля 2015

КРЫЛАТЫЕ СЛОВА
          ...а Словѣнескъ языкъ и Рускыи одинъ.
                              «Повесть временных лет»

Томик на столе, другой у изголовья...
Тысяча имён под лампой в сорок ватт.
Лишь одно из них навек вошло в присловья:
«Пушкин — наше всё» и «Пушкин виноват».

«Наше всё»: душа, натура, совесть наша —
ценности, что мы пытаемся сберечь.
А «виновен» — в том, что туже патронташа
лад его и строй скрепили нашу речь.

Римский шлем сменив на штатовскую каску,
Запад не поймёт, каков наш крест земной.
Мы «одинъ языкъ». То тесто, чью закваску
Пушкин обновил. Поэт всему виной.
17-24 апреля 2015

ЗНАК
Забытый напрочь с давешнего лета
смартфонный снимок... Облачная высь.
В закатном небе с воинами света
исчадья мрака биться собрались.

И солнце призывать на помощь поздно,
и прячется луна в земной тени,
и тучи не сулят удачи звёздной.
Но в чьих-то окнах теплятся огни...

Когда провал, предательство, увечье
смыкают круг из холода и тьмы,
спасает нас участье человечье
как знак чего-то большего, чем мы.
9-12 июня 2015

ХИТРЫЙ ТРАВНИК
(По мотивам жития Космы и Дамиана Римских,
святых бессребреников и чудотворцев)

Косма и Дамиан, святые братья,
и грешный врач, наставник их былой...
Сквозь толщу лет пытаюсь разобрать я
подробности его затеи злой.

Зазвав учеников к себе в селенье,
стоявшее от римских стен вдали,
сказал он: «Впрок пошло моё ученье:
вы цезаря, а с ним себя спасли.

Приёмы ваши столь необычайны.
Ваш странный Бог, распятый, точно тать,
вверяет вам целительские тайны,
каких и мне вовек не разгадать.

Зато я знаю редкостные травы,
которые растут у нас в горах,
и знаньем поделюсь не ради славы,
коль вам, конечно, чужд высотный страх».

Он помнит в Апеннинах все тропинки,
ведь с ним Фортуна — вестница удач.
В луга, как в ряд зеленщиков на рынке,
былых учеников приводит врач.

«Идите дальше вниз, двумя тропами:
так больше соберёте ценных трав.
А я отсюда присмотрю за вами».
И спутники кивают: травник прав.

Он видит с высоты притоки Тибра:
в них так удобно сбрасывать тела.
И, словно ядра мелкого калибра,
окатыши природа припасла!

...Он жертвы забивал, настигнув порознь.
Топил в реке, в суму набрав камней,
но прежде прибирал к рукам всю поросль —
вершки и корешки, что были в ней.

«Забудут люди ваше врачеванье.
Войдёт в анналы практика моя», —
гордился хитрый травник, чьё прозванье
не вспомнит сочинитель жития...
17-19 июля 2015

ПРОСТОТА
              Вы слыхали, как поют дрозды?
                                Сергей Островой

Что же с нами, граждане, творится?
Завершив прилюдно свой полёт,
не щегол, не дрозд, а «просто птица»
на глазах у публики поёт.

Вечер безмятежен, скверик светел.
Близ друзей, которых случай свёл,
дерево упало. Кто заметил,
липа или тополь? «Просто ствол».

Просто безымянный ствол и ветки...
Дочери Земли и сыновья,
что стряслось? У нас уже нередки
те, кто век не слышал соловья.

Кто забыл, как вяжет рот брусника
и к ладони льнёт кукушкин лён.
Для кого природа безъязыка
с тысячами всех её имён.

Занятая собственною шкурой,
вряд ли жертва бестии поймёт,
белый рвёт её медведь иль бурый
и при чём тут, извините, мёд...
6 августа 2015

МАНЕРА ПЕНИЯ
Душа народная открыта
вселенским радостям и мукам.
Открытость — лучшая защита.
Народ поёт открытым звуком.

Родной земному многолюдью,
понятный даже иноверцам,
народ поёт, как дышит, — грудью,
народ поёт, как любит, — сердцем.

И оттого похожи песни
Карпат, Урала и Алтая.
И их не вытянет, хоть тресни,
эстрада, самая крутая.
6 октября 2015

СНЕЖНЫЙ МИР
Как же красиво это!
Милая, глянь скорей:
снег золотист от света
уличных фонарей.

Кружится мотыльками,
вьётся под пенье вьюг
то, что не взять руками:
чудо уйдёт из рук.
19 января 2016

ВТОРЖЕНИЕ
Блестя, как чешуйки слюды,
дыханию неба послушные,
кристаллы замёрзшей воды
слагаются в замки воздушные.

Природу гнобят города,
но в бой с господами всегдашними
чертоги летучего льда
вступают осадными башнями...

Как мастерски выбелил снег
дворы и бульвары безлистые!
На устья развилистых рек
похожи деревья ветвистые.

Такие у нас чудеса
случаются время от времени:
приходят к земле небеса,
и та хорошеет от бремени.
21-25 января 2016

ЖЕСТ
Господа, ситуация — швах?
И счастливый не выпадет жребий?
...Так сияют кресты на церквах,
что почти растворяются в небе!

Этот блеск — достоянье моё:
и резные рельефы на фризах,
и оклады икон, и шитьё
на парчовых покровах и ризах.

Я люблю облаченья владык,
позолоту алтарных наверший
и звучащий с амвона язык,
не знакомый с понятьем «умерший».

В нём покойный «усопшим» слывёт:
в Судный день он восстанет из гроба.
В нём славянское слово «живот» —
это жизнь, а не чья-то утроба.

Господа, я ответствую вам
непочтительным уличным жестом,
если вы объявляете храм
заурядным присутственным местом.
1-3 апреля 2016

МЕДЬ
В клубе кинолента про войну.
Взрослый фильм. Недетские билеты.
Жалко, не хватает пацану
малости — двугривенной монеты.

Только голь на выдумку хитра.
Как цирюльник в радиоспектакле.
Если нет в кармане серебра,
то уж медь отыщется, не так ли?

Валенки в Сибири носит всяк.
Есть они в избёнке самой нищей.
Нужен трёхкопеечный медяк.
Вот он! Три его о голенище!

В сёлах мужики не пьют ситро.
В сенцах клуба, тесных, как предбанник,
эту медь сочтёт за серебро
трезвый не вполне киномеханик…

Дожили, салаги, до седин,
но досель грешим уловкой этой:
так надраить медный свой алтын,
чтоб сверкал серебряной монетой.
11-13 апреля 2016

СТРАСТНАЯ ПЯТНИЦА
День походит на прочие. Совесть чиста.
Только мнимая это похожесть.
Потому что сегодня бичуют Христа.
Озираюсь, от ужаса ёжась.

Я смотрю из московских болотистых мест
на пустыню, где сухо и глухо,
где Спаситель не бросит вовеки свой крест
за посулы лукавого духа.

Я менял на гроши и талант, и талан,
то впадая в хандру, то куражась.
Горстка медных монет оттянула карман,
и на сердце осталась их тяжесть.

Этот день… Он пополнит пристойные дни.
Ведь в толпе, не поверившей чуду,
я не стану кричать, как другие, «распни».
Я отважно безмолвствовать буду…
29 апреля 2016

 

БЫЛЬ О КЕДРОВОЙ БОЧКЕ. 1947 ГОД
                     Светлой памяти моей бабушки,
                     Анны Васильевны Дмитриевой,
                     урождённой Хижненко

1
Как с японской войны воротился солдат,
разрыдались от радости сёстры,
и заплакала мать, и свой траурный плат
поменяла на праздничный пёстрый.

Уж не чаяла сына дождаться, а то б
разве стала реветь, как белуга?
Он в болотах маньчжурских едва не утоп;
застудился и слёг от недуга.

Продержали парнишку без малого год
за дверьми госпитальной палаты,
подлечили, надеясь на добрый исход...
Помирать отпустили до хаты.

Только смерти сказала хозяйка избы:
«Не отдам вслед за мужем сыночка!
Не нужны мне гробы, что растут, как грибы,
а нужна мне кедровая бочка».

2
Поляна красива:
полынь и крапива,
чабрец, зверобой и пустырник;
спорыш-бескорыстник
и тысячелистник,
седой, как черниговский лирник;
невесты-ромашки
с ватагою кашки,
что клевером в книгах зовётся;
душица и мята —
для сына и брата.
Живая вода — из колодца!

3
Кто открыл хуторянке способности трав?
Не её ли батьки́ с Поднепровья?
Иль орловка-свекровь, кошенину собрав,
речь вела о поправке здоровья?

Или сватья-чалдонка по долгу свойства?
рассказала о средстве старинном?..
В чистой бочке запа́рила травы вдова —
воспари́ла надежда над сыном!

Вдалеке от больниц, в деревеньке лесной
я дивлюсь рукотворному чуду:
растворяет хворобу настой травяной,
изымает из тела остуду.

Ради сына, чью плоть истомила война,
долго травница кланялась лугу.
Ну а душу его отмолила она
в дальней церкви, одной на округу.
26-31 мая 2016

УШЕЛЕЦ
От чужого злословья не больно;
от сыновнего — боль не унять.
Кто из дома ушёл своевольно,
тот не должен сердиться на мать.

Был бы сын бестолковым, убогим,
так ведь нет же — учён, даровит,
но изъяны, присущие многим,
только матери ставит на вид.

То дороги, как водится, плохи,
то сородичи — сплошь дурачьё...
Погостит он, помается трохи —
и умчит в чужеземье своё.

Кривотолки и взоры косые
стерпит матушка, сколь ни злословь.
Он по-своему верен России.
Пуще смерти такая любовь.
28-30 сентября 2016

ЗВЕЗДА
На чьи слова откликнется молва?
Народ один — и на торгу, и в храме...
Рождественской звезде лишь три волхва
доверились и вслед пошли с дарами.

Далёк до Вифлеема путь... Но вот
промеж домов, заборов и поленниц
открылся чужеземцам скальный грот —
вертеп, где по ночам ютился скот.
Там в яслях, на соломе, спал Младенец.

Увидели волхвы, что шли не зря,
что золотом, и ладаном, и смирной
они почтут Небесного Царя
в пещере, ставшей светлой и обширной...

В ком образ Божий, не теряй лица!
В миру, где путаются зад и перед,
найдутся три упёртых мудреца,
которые в твою звезду поверят.
3-6 января 2017

Вверх

Нажав на эти кнопки, вы сможете увеличить или уменьшить размер шрифта
Изменить размер шрифта вы можете также, нажав на "Ctrl+" или на "Ctrl-"
Система Orphus
Внимание! Если вы заметили в тексте ошибку, выделите ее и нажмите "Ctrl"+"Enter"

Комментариев:

Вернуться на главную