Светлана ЗАМЛЕЛОВА

ЧИТАТЕЛЬСКИЙ ДНЕВНИК
<<< Следующие записи           Предыдущие записи >>>

02.10.13 г.

Власть и человечность

Жанр романа Юрия Шурупова «От царства к Царствию» невозможно определить только лишь как исторический. Уже название романа говорит читателю о том, что автор предпринимает попытку поставить и разрешить философскую задачу, исследуя ту пропасть, что разделяет трон земных владык и Трон Владыки Небесного. Пропасть, потому что власть суть тяжелый крест и суровое испытание для христианской души.

Есть притча о человеке недовольном своим крестом. И вот во сне восхитил его Ангел и перенёс на дно глубокой пропасти, где повсюду лежали разные кресты – деревянные, железные, золотые. «Выбирай любой!», – сказал Ангел. Бросился человек к золотому кресту и не смог поднять его. Хотел взяться за железный – и не сдвинул его с места. Лишь деревянный крест оказался ему по силам. «Неси свой крест, – сказал ему Ангел, – не ропщи и не желай того, что тебе не по плечу».

Судьбы царей земных, облечённых властью, нередко бывают драматичны. « Это драма , – по слову историка А.Н. Сахарова, – живой человеческой личности, вынужденной сочетать в себе, кажется, столь несовместимые начала, как “власть” и “человечность”» . Драме царя Александра I Благословенного и посвящён роман Юрия Шурупова.

Жизнь императора Александра I , а, точнее, его кончина, по сей день вызывает споры и разногласия среди историков. По официальным данным император Александр Павлович скончался в Таганроге 19 ноября 1825 г . Тело его затем было переправлено в Санкт-Петербург, императора похоронили в Петропавловской крепости. Однако многие очевидцы рассказывали, что близкие царю люди, в том числе и его мать, Мария Фёдоровна, отказались признавать в усопшем Александра Павловича. Современники, правда, объясняли непохожесть усопшего на самого себя при жизни плохим бальзамированием и необычайно жаркой погодой, стоявшей в тот год на юге России. Но слишком много существует странных фактов и совпадений, указующих на то, что Александр I Благословенный окончил свою жизнь не в Таганроге в 1825 г ., а на лесной заимке недалеко от Томска в 1864 г . под именем Фёдора Кузьмича, блаженного старца, прославленного затем Русской Православной Церковью. Факты и совпадения свидетельствуют и о том, что об уходе императора в затвор знал небольшой круг близких ему людей – супруга Елизавета Алексеевна, друг П.М. Волконский, личный врач Виллие, врачи Тарасов и Стофреген и ещё несколько человек, к числу которых относился, возможно, и брат Александра Павловича – Николай Павлович, унаследовавший престол и долгое время, уже будучи самодержцем Всероссийским, состоявший в переписке с Фёдором Кузьмичом.

Судьба императора Александра I – во многом типично русская судьба. Здесь невольно вспоминается и некрасовский дядя Влас, что «У всего соседства бедного / Скупит хлеб, а в черный год / Не поверит гроша медного, / Втрое с нищего сдерет!» , а после «Роздал Влас свое имение, / Сам остался бос и гол / И сбирать на построение / Храма Божьего пошел» . И разбойник Кудеяр, который, по слову того же Н.А. Некрасова, «Днём с полюбовницей тешился,/ Ночью набеги творил». Но «Вдруг у разбойника лютого / совесть Господь пробудил» . Параллель напрашивается потому, что в молодости своей Александр Павлович оказался замешан если и не в разбое, то уж во всяком случае, в не менее тяжком злодеянии – отцеубийстве. Грех этот всю жизнь тяготил императора, пока, наконец, не вынудил его уйти неузнанным из мира и посвятить себя молитве.

Читая роман Юрия Шурупова, задумываешься и о том, что не так уж оно, наверное, и важно: одно ли это лицо – Александр I Благословенный и старец Фёдор Кузьмич. Важно, что народ охотно допустил саму возможность такого перевоплощения. А это значит, что царя – человека, казалось бы, как никто другой далёкого от народа и, возможно, менее кого бы то ни было знакомого с народной жизнью, народ почитал за своего и не сомневался, что святыни у царя и народа одни и те же.

Если бы сегодня нам сказали, что кто-то из нынешнего руководства страны, оставив сокровища земные, уединился в сибирской глуши для молитвы, мы сочли бы это досужими баснями. Либо, приняв на веру, объяснили подобный поступок помешательством. Несмотря на «демократию» и «права человека», о власти можно уверенно говорить, что «узок круг этих людей, страшно далеки они от народа» . В готовность власти к покаянию брошенный на произвол судьбы народ также не верит, невзирая на внешнее благолепие вчера ещё разрушенных храмов и усердное посещение правителями страны богослужений. Драма современной власти в том, что она отказалась быть своей для народа, что чревато непредсказуемыми последствиями.

Написанный о XIX веке, роман Юрия Шурупова заставляет читателя обращаться к веку нынешнему, вновь задаваться «проклятыми вопросами» и пытаться найти ответы в родной истории…

Система Orphus
Внимание! Если вы заметили в тексте ошибку, выделите ее и нажмите "Ctrl"+"Enter"
Комментариев:

Вернуться на главную