Светлана Замлелова: "Язык роднит потомков с предками"

6 июня, в день рождения Александра Сергеевича Пушкина, в России и за рубежом впервые пройдёт масштабная культурно-гуманитарная акция – единый День русского языка. Организацией Объединенных Наций этот день признан Международным днем русского языка как официального языка ООН. Об этом беседа с главным редактором сетевого литературного журнала «КАМЕРТОН» , членом Союза писателей и Союза журналистов России, прозаиком, публицистом, критиком, переводчиком Светланой ЗАМЛЕЛОВОЙ

– Светлана Георгиевна, представляется очень важным, что День русского языка отныне будет отмечаться на государственном уровне: ведь его сохранение – проблема безопасности России. Потеряем язык – потеряем страну, не так ли?

– Язык не просто объединяет соплеменников, где бы они ни жили, язык роднит потомков с предками, он – хранитель исторической и духовной памяти народа. Утратив подлинный, беспримесный язык, народ рискует утратить своё лицо, свой особенный характер. Вот почему хранить родной язык – долг всякого человека, как бы далеко от исторической родины он ни проживал. Особенно важным это стало в наши дни, когда техника и цивилизация позволяют людям свободно перемещаться по всему миру, получать сведения из самых разнообразных источников, когда беспрепятственно смешиваются языки, жаргоны и диалекты.

– Но не поздно ли спохватились? Не получится ли, как в известной поговорке «Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!»? Не обьегорят ли нас вновь чиновники? Возможен ли ещё перелом по отношению к языку, культуре, нравственным ценностям для их возрождения?

– Чиновники, конечно, на многое способны, но не стоит их демонизировать. Перелом должен произойти в головах у нас всех. Социализма, когда можно было позволить себе быть беззаботным, увы! – не предвидится. Когда-то мы не дорожили  страной, и у нас её отняли. Не будем дорожить языком – отнимут и язык.

– Как возникла идея создания литературного проекта Фонда «Русское единство» – журнала «Камертон», где публикуются писатели не только из разных регионов России, но и из ближнего и дальнего зарубежья? Каковы кардинальные отличия сетевого журнала от обычных «толстых» литературно-художественных изданий?

– Журнал «Камертон», будучи изданием Фонда содействия гуманитарному сотрудничеству «Русское единство», нацелен на сохранение единого русскоязычного мира. А кому, как не писателям и поручить это сложное и ответственное дело! Принципиальное отличие сетевого журнала от бумажного только в одном – сетевой журнал выходит в Интернете. Невозможно подержать его в руках, перевернуть страницу, ощутить запах типографской краски, невозможно поставить его на полку… Но, как и во всём, здесь есть свои плюсы и минусы. Зато журнал единовременно могут читать по всему миру. Не нужно оформлять подписку, не нужно искать журнал в киосках – достаточно подключиться к Интернету.

Кроме того, у читателей сетевых изданий есть прекрасная возможность выразить своё отношение к предлагаемому материалу. А именно: написать комментарий. Настоящие дискуссии разворачивались под эссе Валентина Распутина «За чистое слово», статьями Сергея Светлякова «Будет ли поворот?..» и «Аборты. Программа самоликвидации России», под критической заметкой Дмитрия Седова «О фильмах Павла Лунгина “Царь” и “Остров”», статьёй Натальи Нарочницкой «Является ли Россия частью Европы?», под моей статьёй «Великая Победа и постмодернизм». Читательский отклик чрезвычайно важен редакции – мы можем судить о том, что именно задевает нашего читателя за живое, что ему интересно, а что не очень, с чем он согласен, а что принципиально не приемлет. В этом смысле сетевой журнал является чем-то вроде инструмента социологического исследования. И, конечно, материал в сетевом журнале может появиться в любой момент, независимо от типографии. Основной номер мы формируем раз в месяц, но некоторые рубрики обновляются чаще. Например, рубрика «Новая книга», которая появилась сравнительно недавно.

– Хочется поздравить Вас, Светлана Георгиевна, с заслуженной наградой завершившегося на днях II Славянского литературного форума «Золотой Витязь» в Туле – бронзовым дипломом за книгу прозы «Гностики и фарисеи». Каково значение этого форума для нашей литературы, языка? Что дало участие в нём лично Вам?

– Спасибо. Прежде всего, участие в форуме подарило мне массу впечатлений и повод задуматься о многом. Форум дал возможность не только мне, но и другим писателям (а это 80 литераторов из России, Белоруссии, Украины, Молдовы, Казахстана, Польши, Сербии и Болгарии) познакомиться друг с другом или хотя бы увидеть друг друга воочию. Лозунг форума – «Любовью и единением спасёмся». Это прекрасные слова, хотя прежде, чем спастись, нужно объединиться, а прежде, чем объединиться, нужно научиться любить. Так что путь предстоит долгий.

– Вы – ещё и переводчик с французского, сербского… В одной из рецензий «Славянский хор» («Песнь славянства», Поэзия Болгарии и Сербии в переводах Ивана Голубничего – М., 2010) подчёркиваете: «…переводчик не просто способствует некоему путешествию национальной литературы за языковые пределы, он знакомит между собою народы». Хотя российско-французский культурный диалог длится уже не одно столетие, не осталась незамеченной и ещё одна Ваша книга – переводы семи французских поэтов «Французские лирики XIX века». Расскажите, пожалуйста, о ней. Занимаетесь ли сейчас ещё какими-то художественными переводами?

– В настоящее время я не занимаюсь переводами. Что касается книг, действительно, в 2010 г . в издательстве «Художественная литература» вышли две мои книги – книга прозы под названием «Гностики и фарисеи», куда вошли рассказы и повести; и миниатюрное издание в коллекционной серии того же издательства «Французские лирики XIX века» – мои переводы семи французских поэтов, выполненные в 2010 году, который, кстати, был объявлен годом Франции в России и годом России во Франции. По этому поводу в наших странах было запланировано свыше 300 мероприятий, одним из которых и стал выход маленькой книги новых переводов французских поэтов.

Как рассказала мне Элен Мела, заведующая отделом книги посольства Франции в России, сегодня немало французских писателей переводится на русский язык. Но новых переводов поэзии, особенно поэзии классической, практически нет – предпочтение переводчиков и издателей отдаётся текущему литературному процессу, преимущественно прозе и публицистике. Откровенно говоря, об этом я не знала, когда занималась переводом. Тем более отрадно, что французские лирики XIX века у нас не забыты и в год Франции оказались представлены русскому читателю.

– Вопрос к Светлане Замлеловой как к читателю: широк ли круг авторов, чьи книги и в Пушкинский день России и День русского языка, и в те дни, когда почувствуем духовную потребность, мы с радостью можем взять в руки, потому что и образный строй, и язык в них настоящие, а не суррогат? Чего ждёте от современной русской литературы? Какие открытия она должна совершить?

– Очень хочется, чтобы русская литература перестала быть местечковой и вернула бы себе прежний статус – статус литературы мирового масштаба. Очень хочется, чтобы читателю в обёртках премий и голосований перестали бы подсовывать третьесортное чтиво, чтобы перестали назначать «лучших писателей», «писателей-патриотов» или «самых талантливых писателей». Очень хочется, чтобы из литературы исчезла групповщина. Сейчас, как это ни странно прозвучит, весьма много талантливых писателей, но кто о них знает? Знают только тех, кого назначают «талантливыми». И создаётся впечатление, будто литература делается какими-то вчерашними двоечниками.

А открывать литературе, по-моему, ничего не надо. Роль «указателя к трансцендентному» искусство играет и для стороннего наблюдателя, а не только для самого творца. Заключённый в эскиз или рассказ взгляд на предмет может стать вспышкой, озаряющей суть предмета. Писателю надо находить средства выражения, которые и другим помогут ухватить, наконец, ускользавшие ранее образы, помогут преодолеть внутреннюю немоту и слепоту. Хотя, думаю, такой взгляд на вещи сегодня не в чести. Наверное, это старомодно…


Комментариев:

Вернуться на главную