Сагидаш Зулкарнаева

Сагидаш Зулкарнаева живёт в селе Новопавловка Самарской области. Заняла первое место в конкурсе «Горжусь тобой, губерния моя!». Стихи вошли в общий сборник творческих произведений жителей района «Наша Победа», печатались в местных газетах, в литературных журналах «Русское эхо», «Союз писателей», в альманахах «Автограф», «45-я параллель», «Бег», «Золотая строфа», в сетевом Международном альманахе «Литературная губерния» (г. Самара), «Эрфольг». Лауреат нескольких сетевых конкурсов.

***
С рассветом небо встало на крыло,
И полетело мимо скани окон.
Пойду проведать речку за село,
В шаль обернувшись, будто в белый кокон.

Похоже, жарким будет новый день -
Проснулось солнце рано с петухами.
Повесил ветер плётку на плетень,
И завалился спать под лопухами.

***
Осень. Размыта дорога.
Оголена до костей.
Ветер лихой до порога
Стелет из листьев постель.

Стайкой снуют деловито
Перед отлётом грачи.
Вечер чаинкой испитой
Тонет в бокале ночи.

***
Просто жить и не думать о смерти,
Просто верить всему вопреки,
Что дождей беспросветные плети
Унесутся с теченьем реки.

Просто помнить, что нам изначально
Бог даёт лишь на время весло -
Оттого так на сердце печально,
оттого так на сердце светло.

* * *
Плавила пламенем, плавала павою,
Льдом я была и горячею лавою.
Душу сдирала, стирала следы,
Ночью тебя уводя от беды.
Днём – зорким соколом – рядом да около,
Сердце от счастья сбивалось и ёкало.
Только всё зря – ты другую нашёл,
С нею живёшь, говорят, хорошо.

Я на любви не поставлю печать,
Выжгу пером и бумагой печаль.

***
Открыта ветрам и морозам,
Стою как ветла на юру.
По жизни не розы, а розги
Мне дарит небесный гуру.

Из стылых пустынь окаянных
Не вырваться мне никогда.
Всё чаще в стихах покаянных
Плещется ложь и вода.

У вьюги характер капризный,
Боюсь, что у всех на виду.
В бетонной реальности жизни
С ума, как с дороги, сойду…

* * *
Обессилев, разбилась оземь,
Что ж ты плачешь, душа, молчи.
Утону с головою в осень,
Пусть кричат надо мной грачи.

И забыв о свободе, крыльях,
Заживу, как усердный крот.
Буду честно бороться с пылью,
И готовить варенье впрок.

Но однажды, в начале марта,
В час, когда оседает снег,
Подо мною земля, как карта,
Вдруг предстанет в тревожном сне.

Ощутив себя вновь крылатой,
Разучусь по земле ходить.
Прежде чем улететь, над хатой,
Буду долго ещё кружить.

* * *
Как в чёрной речке нету дна,
Так и в тебе мне нет опоры.
Ты от меня уедешь скоро,
И я останусь вновь одна.

Не оглянувшись, ты назад
Уйдёшь, а я поставлю точку.
И поцелую тихо дочку
В твои прекрасные глаза.

***
Ты пальцем небу не грози,
Играть с судьбой своей негоже.
Кривая вывезет, быть может,
А может, вывозит в грязи.

* * *
У бабы Мани всё как встарь:
На кухне – книжкой календарь,
Портрет с прищуром Ильича
И борщ краснее кумача.
А во дворе кричит петух,
Слетает с неба белый пух.
Старушка хлеб в печи печёт,
И время мимо нас течёт.

***
В колючей вьюге находить тепло
И видеть свет в заброшенном, ущербном.
Любить людей, садиться за весло,
Растить детей в краю полынно-вербном.
И дом вести без шика и затей,
Носить халат дождями окроплённый.
И собирать по пятницам гостей,
И печь пирог на печке раскалённой.
Дарить тепло, как хрупкая свеча,
В подлунном мире не ища награды.
Писать стихи сырые по ночам…
Ну, что ещё для жизни полной надо?

***
Вот и май. Туманом нежным
Занавесило село.
Заневестилась черешня,
И в саду белым бело!
На полях бороздки – цепью,
Трактора гудят вдали,
Пролетая по-над степью
Ветер гладит ковыли.
И, набравшись первой влаги,
Распустился первоцвет.
И трава из-под коряги
Выбивается на свет.

* * *
Клубок суеты бесконечен,
Мотай, не гляди в небеса.
И вот уж опущены плечи
И смотрят с печалью глаза.

Уйти бы из жизненной гонки
Под ветра разбойного свист,
И стать невесомой и тонкой,
Как этот с прожилками лист…

***
Неделю моросило беспрестанно,
Как будто дождь привязан был к земле.
Но, наконец, снежок пошёл на раны,
Забинтовал округу на заре.

Ни строчки на моей странице белой,
Который день сама с собой борюсь.
Качаю грусть в душевной колыбели
И выплеснуть на зимний лист боюсь.

***
Льётся с неба синева,
Хоть руками черпай.
И кружится голова
От полыни терпкой.
А над полем тихий звон –
Птичьи переливы.
Это день взошёл на трон
Солнечным наливом.
И берёза от тепла
Свесила серёжки.
Видно, мода вновь пришла
На весны одёжки.
Над землёю неба цвет –
Синим полушалком.
Мне за этот тихий свет
Ничего не жалко.

***
Я о войне читала в книжках,
Нам тех героев не забыть.
Но как совсем ещё мальчишки
Могли без страха дзот закрыть?!
Они тогда за нас боялись –
На том, на смертном рубеже.
И за Россию погибали
В последнем, страшном вираже.
Откуда смелость и отвага
Бралась у юности тех лет?
Сейчас с бандитом выйти в драку
Желающих почти что нет.

* * *
Смотрите-ка, небо пробито –
Упало на крыши и лес.
И черпают люди в корыто
Несметные звёзды небес.
Лукавые бесы лакают
Луны просочившийся свет,
Один лишь прореху латает –
Непризнанный небом Поэт.

***
Горят рябины гроздья красным цветом,
На вид сладки, но горькие на вкус,
Как будто горечь увяданья лета,
Вобрал в себя рябины красной куст.

Осыпалась листва ковром под ноги,
Ледком покрылась в лужицах вода,
Подводит осень летние итоги,
Готовя землю к зимним холодам.

* * *
               Михаилу Анищенко
Жизнь погасла спичкой на ветру
Скоротечно, нет обратно ходу.
Снова Миша тянется к ведру –
Некому носить Татьяне воду.
Некому заборы городить,
Некому строкой на лист пролиться,
Некому с утра хмельным ходить
В доме «по поющей половице».

***
Лови меня, а хочешь – не лови,
Неуловима я, как дождь капризный.
Вся соль степей живёт в моей крови,
И на губах моих вся горечь жизни.

Ещё лечу шальным ветрам вослед,
И ощущаю листьев тихий лепет.
И слышу как на чёрный белый свет
С немых небес слетает снега пепел.

***
Всё сильнее качает планету,
Может, хочет сорваться с петель.
То встаёт на ребро, как монета,
То несётся дорогой потерь.
Не живём мы давно, выживаем.
За труды получая гроши.
В час беды на себе разрываем
От бессилья рубашку души.

***
       «Самара детства моего.
         Полно киосков с газировкой».
                           Б. Свойский

«Самара детства моего. Полно киосков с газировкой».
И нелюбимый рыбный день по четвергам в любой столовке.
С шарами весело спешу на площадь Куйбышева в мае.
Беспечно, весело живу, весь мир любовью обнимая.

Самара детства моего. Суббота. Баня. С лёгким паром!
А я старушке помогать, иду ведомая Гайдаром.
И по ночам, включив ночник, читаю славного Жюль Верна,
Не сомневаясь ни на миг, что этот путь – он самый верный.

Самара детства моего. Мы с мамой в тесной коммуналке
В ладу с соседями живём, хотя бывают перепалки.
И каждый житель – друг и брат и нет здесь скупости и лести.
За общим праздничным столом мы собираемся, как в песне.

Самара детства моего. Залит наш двор июньским светом,
В тот день я встретила его, в своё семнадцатое лето.
Потом запрыгнула в трамвай и полетела вон из детства.
Туда, где нет пути назад, и нет душевного соседства

***
Я еду, еду к милой маме.
Я знаю, ждёт она меня,
С утра воюя с пирогами,
И печку старую кляня.
И пусть мороз сегодня страшен,
Аж снег от холода визжит,
Через лесок, вдоль белых пашен,
Дорога к мамочке бежит.
И без пальто, лишь шаль на плечи
Накинув, через всё село,
Пойдёт ко мне она навстречу
И примет дочку под крыло.

***
Всё в мире тленно. Все уйдём туда…
Кто раньше, кто потом – никто не вечен.
Осядет муть и смоет след вода,
Путь у людей так скор и быстротечен.

И всё, что было, унесётся вдаль,
Другие вслед придут, и будет снова
Поступков, дел, страстей вариться сталь,
И круг вертеться, и рождаться слово.

***
Не совпадаем мы с тобой,
Как разные миры.
Я – в гору шла, неся с собой
Весь груз. А ты – с горы.
И вот теперь, спустя года,
Я в ночь ушла. Ты – в свет.
И оказался – там, где – «да».
А я сошла на – «нет».

***
Ноябрь. Стылый ветер весь вымочен, простужен,
И листья – камикадзе летят в ладони луж.
А в доме деревянном не слышно, что снаружи:
Сверчок поёт под печкой, храпит на печке муж.
Травою пахнет пряной, чайком и тёплым хлебом,
Застоем, ссорой, скукой и сыростью стихов.
Всевышний, если видишь меня с немого неба,
Смотри: живу я просто, без шика и грехов.
Ночами засыпая, мечтаю о Париже,
И грежу ненадолго оставить дом и кур,
Надев из шёлка платье, парик осенне-рыжий,
Уйти, удрать, уехать, устроить перекур!

Июнь и потеплело. Уснул бродяга-ветер,
Весёлый дождик драит аэродромы крыш.
Легко и беззаботно купаюсь в жарком лете,
Люблю сверчка и мужа, и не хочу в Париж.

***
До свидания, автобус! Здравствуй, милая сторонка!
Улетают к югу птицы… Эй, ни пуха, ни пера!
Появился ниоткуда, припустил за мной вдогонку
Освежающе-колючий рыжий ветер сентября.
Утро – юный жеребёнок скачет по небу игриво,
Поле жёлтым покрывалом машет мне издалека.
Из садов несёт духмяно сладким яблочным наливом,
Голубою змейкой вьётся позади меня река.
Никого окрест не видно, будто вымерла деревня,
Тишина и безмятежность, только плачут журавли.
Даже ветер уморившись, затерялся средь деревьев,
И дома вокруг уснули, как большие корабли.

***
Покажите мне мир, где от горя не сходят с ума,
Где летают мечты и живут в чемоданах секреты.
Где деревья поют, поднимаются к небу дома,
И под утро луна заряжает надеждой рассветы.
Покажите мне мир, где приучено счастье к рукам,
Где в карманы окон бог кладёт исполненья желаний.
Где, не зная границ, разливается жизни река,
Без потерь и тоски, и без горьких минут испытаний.
Где в садах и теплицах любовь и надежда растут,
Обвивая кусты и деревья, как в джунглях лианы.
Покажите мне мир, где лишь добрые люди живут,
И на белых листах уплывают стихи в океаны.
Покажите мне мир, тот который я вижу во сне…

***
Не путай след, любовь, и не зови,
Тебя ловить давно я не пытаюсь.
И душу сладким ядом не трави,
Я от цветов осенних отрекаюсь.
Не заводи меня в водоворот,
Не обещай, что счастье у порога.
Я знаю, все со временем пройдет,
Оставив след на сердце от ожога.

***
Всё повторится,
ты слышишь, мой друг, повторится.
Многие тысячи раз,
эта фраза звучала.
Так же, как плача,
на юг собираются птицы.
Столько же раз
осень в окна дождями стучала.
За листопадом
пройдут по земле снегопады.
А за разлукой
наступит, быть может, свиданье.
Только грустить
о прошедшем, ты слышишь, не надо..
Всё повторится:
Разлука, любовь, ожиданье.

***
Выпив ночь из синей чашки, жду, когда нальют рассвет.
Тень в смирительной рубашке мой обкрадывает след.
Обернувшись тёплым пледом, обойду притихший сад.
Пахнет горько бабье лето неизбежностью утрат.
Звёзды светят маяками. Может, в небо за буйки?
Там где наши сны руками ловят божьи рыбаки.
И по лунам, как по рунам выйти в космос напрямик.
По дороге самой трудной, где полёт – последний миг.

Только в доме спит ребёнок. Захожу, скрипят полы.
Не скрипите: сон так тонок! В степь пойду, нарву полынь,
и травою горькой, дикой окурю себя и дом:
блажь полёта, уходи-ка! Полечу потом, потом…

***
Всё не так и всё не эдак,
Все дороги по кривой.
Ты за юбками кокеток
Волочишься, чёрт с тобой!
Разобью в осколки будни,
От надежды отрекусь.
Стану снова безрассудной,
Под мальчишку подстригусь.
Под откос пущу терпенье,
Разведу в душе пожар.
И в лихое воскресенье
Научусь держать удар.
Все мосты к чертям разрушу
И построю новый путь.
Вот увидишь, я не струшу,
Не ищи меня, забудь.

***
Когда играют на домбре,
Я вижу гладь степной равнины,
Где бродят кони на заре,
Среди небесной вольной сини.

Когда играют на домбре,
Я будто вижу через время,
Как оставляет моё племя
Следы в ковыльном серебре.

Когда играют на домбре,
Я вижу праздник достархана.
Ведь нет страны – тебя добрей,
И нет прекрасней Казахстана!

***
У бабы Мани всё как встарь:
На кухне – книжкой календарь,
Портрет с прищуром Ильича
И борщ краснее кумача.
А во дворе кричит петух,
Слетает с неба белый пух,
Мы с бабой Маней хлеб печём,
И время мимо нас течёт.

***
Весна. Бегут мальчишки,
За ними солнце вскачь.
В распахнутых пальтишках
Гоняют мокрый мяч.
Ватаге этой пёстрой,
Конечно, невдомёк.
Что где-то через звёзды
Летит, летит «Восток».
Но скоро весть большая
Встряхнёт земную твердь:
Советская держава,
Открыла в Космос дверь!

***
В родном краю милее облака
И солнце ярче, и теплей, чем где-то.
И нет светлее и святее света,
И нет целебней в мире родника.
Вот детства дом, у берега реки,
В нём помню всё, до трещинки в пороге.
Глаза закрою – видятся деньки,
В которые не повторить дороги.
Из городов в родимый край степей,
Где по реке плывут кувшинок чашки,
Зовёт меня залётный воробей,
И увлекает лепесток ромашки.
Пусть где-то там уютно, как в раю,
Цветут сады, благоухают розы.
А мне милей и радостней в краю,
Где ждут меня ромашки и берёзы.

* * *
Я выйду за околицу,
За мной тропинка гонится,
А впереди – раздолицу
Раскинули поля.
Полынно-лопуховая,
Ромашко-васильковая,
Берёзово-ольховая,
Родимая земля.
Живёт здесь счастье тихое
В калине с облепихою
И в куще с заманихою,
И в гуще ивняка.
В росе оно купается,
Звездою загорается,
И тайно улыбается,
Но всё издалека.

Нажав на эти кнопки, вы сможете увеличить или уменьшить размер шрифта
Изменить размер шрифта вы можете также, нажав на "Ctrl+" или на "Ctrl-"
Система Orphus
Внимание! Если вы заметили в тексте ошибку, выделите ее и нажмите "Ctrl"+"Enter"

Комментариев:

Вернуться на главную