🏠


Александр БОБРОВ, секретарь СП России, профессор кафедры журналистики
О САМОМ СУЩЕСТВЕННОМ

«Писать дневник, или, по крайней мере, делать от времени до времени
заметки о самом существенном, надо всем нам»
Александр БЛОК

<<< предыдущее

03.06.2024 г.

ВЕРНУТЬ КЛАССИКА ЖАНРА!

К 225-летию Алекандра Пушкина и 135-летию Александра Архангельского

К очередному юбилею Александра Пушкина появляется немало публикаций, хотя некоторые федеральные телеканалы и о 225-лети гения – не вспомнят. Но среди этих разножанровых материалов точно не будет одного жанра – пародий на Пушкина, вернее – вокруг Пушкина. Ведь само древнегреческое  слова пародия состоит из двух частей: para – «возле», «против» и ode«песня».То есть песня, исполненная возле или наоборот, супротив.
Так вот, к 100-летию гибели Пушкина в 1930-е годы были опубликованы гениальные пародии Александра Архангельского не только в стихах, но  и прозе. У него был большой и яркий цикл «Классик и современники». Там он взял начало второй главы «Капитанской дочки»:

«Я приближался к месту моего назначения. Вокруг меня простирались печальные пустыни, пересечённые холмами и оврагами. Все покрыто было снегом. Солнце садилось. Кибитка ехала по узкой дороге, или, точнее, по следу, проложенному крестьянскими санями. Вдруг ямщик стал посматривать в сторону и, наконец, сняв шапку, оборотился ко мне и сказал:
— Барин, не прикажешь ли воротиться?
— Это зачем?»…
…и так далее.

И представил, как написали бы знаменитые советские прозаики от Александра Фадеева до забытого ныне Артёма Весёлого.

Вот – Валентин Катаев:

«Я спешно приближался к географическому месту моего назначения. Вокруг меня простирались хирургические простыни пустынь, пересеченные злокачественными опухолями холмов и черной оспой оврагов. Все было густо посыпано бертолетовой солью снега. Шикарно садилось страшно утопическое солнце.
Крепостническая кибитка, перехваченная склеротическими венами веревок, ехала по узкому каллиграфическому следу. Параллельные линии крестьянских полозьев дружно морщинили марлевый бинт дороги.
Вдруг ямщик хлопотливо посмотрел в сторону. Он снял с головы крупнозернистую барашковую шапку и повернул ко мне потрескавшееся, как печеный картофель, лицо кучера диккенсовского дилижанса.
— Барин, — жалобно сказал он, напирая на букву а, — не прикажешь ли воротиться?
— Здрасте! — изумленно воскликнул я. — Это зачем?»…

В этом куске весь молодой и поздний Катаев (исключая внятную прозу детских произведений), Но чтобы получать удовольствие от такого чтения надо знать литературу, чувствовать стиль писателя.

Кстати, а сегодня кого спародируешь? Например, увенчанный всеми премиями Евгений Водолазкин пишет так скучно и безлико, что блестящему пародисту и делать нечего – разве только заунывные мотивы и канцеляризмы подметить.

Если вы сейчас забьёте в поисковик: «Александр Архангельский», то вывалится только – критик и бывший телеведущий с иезуитской бородкой и его программное интервью: «Самый тяжелый год для моего поколения – 2022». Но ведь был и творил в отечественной литературе куда более известный литератор  Александр Архангельский I – процитированный поэт-сатирик и пародист, который, несмотря на приверженность  легкомысленному жанру, был весьма уважаемым автором, делегатом Первого съезда советских  писателей, широко издавался и захоронен на престижном Новодевичьем кладбище.

Но нынешние Архангельские его заслонили.

Почему?

Во-первых, убит (по вине школы, ЕГЭ, самого информационного поля) не просто интерес к поэзии, а умение читать и воспринимать поэтические тексты. Уж про эстетическое наслаждение – не будем заикаться. Сужу по своим студентам, которым читал курс «Отечественная литература ХХ века». Они могут ответить по теме, подготовить доклад к семинару, сами выбрать фигуру Серебряного века или навязываемого Бродского, но при этом, выступая, не процитировать НИ ЕДИНОЙ строфы. Для них нет смысла в поэтических строчках, если они не «несут информацию» которой только мешает рифма и размер. Так их научили родители и школа. Родители – потому, что надо ребёнку с малых лет петь, читать стихи, открывать мелодику речи, а школа, потому что сама поэзия – не нужна, .вопросы ЕГЭ – конкретнее и скучнее: каким размером написан «Евгений Онегин»? Ну, ямбом, но им же написана и песня «Шумел камыш, деревья гнулись». Это же – РАЗНЫЕ ямбы.

 Во-вторых,  сегодня миллионы только пишут на Стихи. ру, графоманят, но НИКОГО не читают, кроме себя! Потому забыты, ушли из литературного обихода, а то и сознательно выброшены из засоренного поэтического процесса многие «соавторы» пародиста Архангельского, когда-то ярко звучавшие советские поэты – его современники. Скажи сегодня «ленинградская поэтическая школа», и филолог тебе сразу назовёт имена холоднокровных Бродского, Рейна, Кушнера. Но никогда – яркого песельника с Ладоги Александра Прокофьева, молодого и яростного Николая Тихонова или даже приверженцев северного классического стиля - Николая Брауна и Рождественского, который Всеволод. Это же сознательное обеднение и выстраивание.

Поэтому возвращение наследия Александра Архангельского – это не только сохранение поэтического богатства, не тронутого нафталином, расширение скудноватой нынешней палитры, но и борьба за свежее, первозданное звучание самого жанра. Я с первых опытов в жанре пародии весьма ценил его блестящее остроумие и проникновение в стиль пародируемого поэта.

Каково же было моё удивление, когда я приехал в курортный городок Ейск на заливе Азовского моря и узнал, что это – родина классика пародии, которому в ноябре исполнится 135 лет.

Итак – о детстве. Я родился в Ейске
На Северном Кавказе. Мать моя
Была по специальности швея.
Отец был спец по части брадобрейской.

Нашёл бывшую Елизаветинскую улицу (Розы Люксембург-?!), где взрастал Александр, а директор в содержательного историко-краеведческого музее Ейска Марина Сидоренко предоставила мне фотографию добротного дома парикмахера и редкий рисунок с портрета красивого поэта. Какой умный и серьёзный взгляд изящного пересмешника! Ещё она показала любовно выпущенный издательством «Советский писатель» в 1935 году замечательный альбом «Литораторы» с шаржами Кукрыниксов и эпиграммами Архангельского. У него была пёстрая и трудная биография – от успешной учёбы до Ейской тюрьмы за выпуск революционных прокламаций, от постоянных переездов и скромных должностей в Ростове и Чернигове  до переезда в Москву и плодотворной работы в «Крокодиле» и «На боевом посту». Путь к литературной славе был извилист и долог, его критиковали за подражательные лирические стихи, его безжалостно припечатывал Николай Гумилёв, но Архангельский нащупал свою стезю и заслужил признание издателей и классиков литературы – от Демьяна Бедного до Андрея Платонова. «Хороши пародии Архангельского, но их мало» – так отзывался о творчестве поэта писатель Максим Горький. А литературных шедевров много и не бывает!

И я, хоть приехал в Ейск по своим делам, когда узнал, что классик пародии Архангельский родился здесь, попросился на приём к начальнице культуры. Знал, что проводился кинофестиваль "Провинциальная России" памяти Сергея Бондарчука и Ноны Мордюковой, учившихся в школе №2 Ейска. Думал: может, предложить в рамках кинофестиваля сделать страничку пародии, как делал я с покойным другом народным артистом СССР Борисом Химичевым поэтическую страничку в Ярославле на фестивале "Созвездие". Увы, СК гранта не получил, кинофестиваля не будет. Тогда робко предложил Татьяне Бибиковой провести пробный Российский день пародии к 135-летию Архангельского. Она, умная руководительница, талантливая певица, сразу загорелась.

Мы с ней составили информационное письмо, назначили встречу с помощницами-руководителями культурных учреждений. и провели с ними вдохновляющую беседу.  Этот праздник - изюминку курортного Ейска -  можно считать младшим братом Всероссийского фестиваля «Русский смех» в Кстове. Потому первыми организаторами и участниками рабочей группы должны выступить мастера пародии, лауреаты праздника на Волге. Директор Ейского городского Центра народной культуры Александром Анатольевичем Ивахненко сразу при мне поставил прекрасный Большой зал на 750 мест 26 октября в план мероприятий. Бесплатно! А ведь в том же Кстове при всей известности и успехе «Русского смеха» за аренду ДК «Нефтехимик» приходится платить!

Поддержка - мгновенная и горячая, а это ведь - сверх утверждённых планов. Честно скажу: просто потрясён! Кстати, это ещё раз доказывает, что писательскими делами должны заниматься  органы культуры! Даже забыл спросить, есть ли в Ейске подразделение, подчиняющееся минцифре. Да это и ненужно: Татьяна Бибикова и ЛИТО «Парус» опекает, которое на встречу почему-то не пригласила.

Написал и Олегу Захарову  – председателю Оргкомитета фестиваля «Русский смех», он тут же ответил: «Меня можно было и не спрашивать. Тремя руками за! И участие, само собой. Главный вопрос – найдутся ли в самом Ейске силы, которые организуют такой фестиваль?».

Встречи с замечательными подвижницами на ниве культуры в Ейске убедили меня: найдутся!

* * *

Натолкнулся в Сети на странную запись некоего букиниста: «Порывшись, нашел потрясающую книгу - "Избранное" Александра Архангельского, вышедшее в 1946 году, после смерти автора. Причем подписана в печать книга была в январе 1945 года. Явно советскому народу в это время было не до литературных пародий, но наверху было виднее.

Сперва заинтересовался рисунками Кукрыниксов, но потом вчитался и был впечатлен - настолько талантливого  и глумливого издевательства над советскими литературными классиками (подчёркнуто мной – З.М.) и вообще советской литературой трудно было ожидать от советского же издания. Уже как то писал, что элита СССР сама коммунистическую культурную хрень, изливаемую на массы, не потребляла, предпочитая собирать к антиквариату классику в максимально роскошных и желательно дореволюционных изданиях, старые энциклопедии и иностранную литературу».

Дурость пишет автор. А ещё - букинист, но он доказывает, что книги, купленные для коллекции и даже прочитанные – не всегда прибавляют ума. Тут уж от природы… Две откровенные глупости:

1. Талантливая пародия – это не глумление, не издевательство и даже не сведение счётов, а весёлый, но и бичующий жанр литературы, критика и умная борьба за качество текста.

2. Подлинная элита СССР, выражаясь языком критикана, включая лично товарища Сталина, не только читала взахлёб современную литературу (потому огромные тиражи, Сталинские премии, новые издательства и журналы, дискуссии вплоть до газеты «Правда»), но и опекала, выстраивала её, используя не только политические, но и поэтические средства, включая пародии Архангельского, ставшего классикой жанра.  Увы, забытым и невостребованным ныне, потому что настоящая литература ни рынку, ни политиканам – не нужна.

Мы вступили в Пушкинский июнь. Вот моя любимая пародия на упомянутого Александра Прокофьева, автора строк «Товарищ товарищу – руки не подаёт» и автора стихов, которые молодой тогда композитор Олег Иванова сделал песней: «Я песней, как ветром, наполню страну о том, как товарищ пошёл на войну».

Итак:

А. Прокофьев. Братенники
Душа моя играет, душа моя поет,
А мне товарищ Пушкин руки не подает.
Александр Сергеич, брось, не форси,
Али ты, братенник, сердишьси?
Чего же ты мне, тезка, руки не подаешь?
Чего ж ты, майна-вира, погреться не идешь?
Остудно без шапки на холоде стоять.
Эх, мать моя Эпоха, высокая Оять!
Наддали мы жару, эх! на холоду,
Как резали буржуев в семнадцатом году.
Выпустили с гадов крутые потроха.
Эх, Пиргал-Митала, тальянкины меха!
Ой, тырли-бутырли, эх, над Невой!
Курчавый братенник качает головой.
Отчаянный классик, парень в доску свой,
Александр Сергеич кивает головой.
Душа моя играет, душа моя поет,
Мне братенник Пушкин руку подает!

Настоящему писателю да и любому читателю-почитателю братенник Пушкин подаёт руку через 225 лет.

 

Хочу прочитать эту пародию Архангельского на книжном фестивале «Красная площадь» 6 июня, в день рождения поэта, в шатре №1, который в 15 часов отдают журналу «Александръ».

Наш канал на Яндекс-Дзен

Вверх

Нажав на эти кнопки, вы сможете увеличить или уменьшить размер шрифта
Изменить размер шрифта вы можете также, нажав на "Ctrl+" или на "Ctrl-"
Комментариев:

Вернуться на главную