Авторская страница Владимира ПЛОТНИКОВА

СЛОВОМЕР
  Ранее  >>>

21.12.2019 г.

Сатана, Сочинитель, Сталин
(Крошечный эпизод из анализа текста Булгакова)

Нещадно втаптывая Булгакова в лужу своего глазомера, критики никак не могут обойтись без Сталина, чей «зверский» облик им мерещится во всякой чертовщинке романа. Если им довериться, то Сталина (как вариант – Берии) в «М и М» не меньше, чем чертей на кончике пера каждого такого булгаковеда.

«Руины зверь оставил за собою, сжег город»
Боэций

«Мучительной державы властелин
Грудь изо льда вздымал наполовину»
Данте

«У меня не было других врагов, кроме врагов государства»
Ришелье

 

Бытует мнение, что «Мастер и Маргарита» - это роман не об одном мастере, а о мастерах… Поэтому перейдем к главному мастеру…

Воланд.

Кто стал его прообразом? Открою «большой, большой секрет»: сам товарищ Сталин, тс-с. Именно поэтому образ и отшлифован с таким изяществом, вкусом, уважением, если не пиететом. Но насколько отношения между Сталиным и Булгаковым были препарированы в линии Воланд – мастер?

Воланд – величайший мастер все совершать руками приспешников. Но вот ведь какой парадокс: тот, кто (в романе) выше и светлее Воланда, - тоже мастер поручать и списывать все черные и сомнительные делишки князю тьмы.

Еще в 1939 году при читке рукописи романа приятель Булгакова Виленкин догадался, кто такой Воланд, но умолчал о своей догадке. Он так и заявил, что ни за что не скажет.

Разумеется, теперь стрелки переведены на Сталина?

Таков подтекст. Хотя позднее Виленкин обозначил в прообразе Воланда… дьявола. А насчет Сталина не заикалась даже вдова писателя.

Да и не слишком ли мелковато персонифицировать сатану в фигуранте достаточно короткого промежутка истории? В подобной ситуации, право, разумней признать правоту Владимира Лакшина, который любые намеки на то, что роман Булгакова – зашифрованный политический трактат, отпарировал следующим образом: «трудно представить себе что-либо более плоское, одномерное, далекое от природы искусства, чем такая трактовка».

И ведь верно. Ну, кто сегодня вспомнит, что Софокл в Эдипе изобразил своего современника Перикла, а царю Лаию придал черты зловредного и сварливого чесальщика пяток с утраченной фамилией? Герои подлинно великого произведения начинают и ведут в веках жизнь, отличную и независимую от исторических оригиналов, от того, что предначертал их автор, от самого автора, а порой и от самих себя. Тем более что у каждого народа, у каждого читателя свой угол зрения, своя шкала восприятия. И никому не интересно по счету большой литературы, кого подразумевал или высмеивал довольно таки мелочный и мстительный гений, тем более что его мнение нередко оказывалось ошибочным.

И если допустить, что в романе отмерен участок даже Сталину, то черты вождя весьма дозировано и тактично рассредоточены по веренице персонажей, причем никак не карикатурных. Что до Воланда, то тут ничего нового уже не придумаешь. Пару «Сталин – Воланд» замусолили…

Но для больших «смакователей» сталинской подоплеки давайте, чего уж там, проанализируем связку: прокуратор Пилат и бродячий философ Иешуа.  Подчеркиваю: Иешуа. Как мы выяснили, между Иешуа-бродягой и Иисусом, то ли мирным мессией-проповедником, то ли боевым вождем и потомком царей иудеев из рода Давида, для Булгакова нет связи. Понтий Пилат, как известно, пытался по-своему спасти импонирующего ему проповедника, да не смог.

Иосиф Сталин, если не быть к нему пристрастным, спас Булгакова не только от травли Авербахов, но и от голода с безработицей еще в 1930 году. Конечно, особые «почитатели» вождя всех народов приписывают ему особо изощренную отложенную казнь, растянутую на целое десятилетие.

Ах, злодей, дал писателю создать большую часть своих шедевров и роман века! Вот ведь казнь какая, вот ведь как коварен: знал, что Булгаков пишет эпопею про Сталина-Сатану (он же Дьявол Джугашвили), но пальцем не шевельнул, чтобы… Нет, не репрессировать, а хотя бы отвлечь автора на постановку того же «Батума» о себе любимом.

А если без шуток и без натяжек, то последующая 10-летняя травля мастера Михаила выглядит куда декоративнее на финишном фоне его гонителей Авербаха или Киршона с Кольцовым. Да, Булгаков оставался в тени, и ему был дарован покой после долгих лет кошмаров и галлюцинаций, никогда, впрочем, не относимых интеллигенцией к негативу: «Шиза – превентивный штрих к портрету гения».

Через 35 лет после смерти Булгакова состоялось и «воскресение» мастера, потом – обожествление и трон князя рослитературы ХХ века.

Впрочем, и Пилат спас Иешуа, на что и было указано игемону в ходе одной из заключительных фантасмагорий: «казни не было».

Отсюда спрашивается, чем же Сталин так привлек Сатану и его «хрониста» Булгакова, тем более что по адресу вождя Воланд и намеком не выказал никакого осуждения и даже озорства?

Есть и другой перегиб - в сторону уже преуменьшения. Это делают недальновидные люди: не осознавая калибров, не имея глазомера, они просто шарахают штампами и ярлыками. 

Вот один такой: Тиберий – тот же Сталин. Родные мои, это все равно что на роль Ильи Муромца пригласить Георгия Милляра. О Пилате, который на самом деле в сравнении с Тиберием - мелкая сошка и темная лошадка (с точки зрения хроник), слышали все, особенно в связи с романом. И на этом основании его тоже иногда связывают со… Сталиным. Хотя Пилат даже перед Тиберием примерно то же, что военком Биробиджана перед генсеком ЦК КПСС. Чтобы в полной мере оценить масштаб этих личностей, надо иметь маломальский исторический кругозор.

Убежден, Сталину не простили нескольких вещей, делающих его непревзойденным лидером мировой истории.

Прежде всего, это редчайшие свойства его характера, не позволявшие никому играть на человеческих слабостях вождя. Политическая гениальность, абсолютная неприступность перед искусами и соблазнами,  беспрецедентная ответственность – качества предводителя, едва ли не самые ненавистные в глазах «продажного сословия с гнильцою».

Сталину не могут простить его могучий выпад против догматического марксизма в предсмертной работе «Экономические проблемы социализма», где он наметил основные пункты великой мировоззренческой революции для ликвидации эксплуатации и условий ее воспроизводства при любом строе:

«Необходимо, во-первых, прочно обеспечить не мифическую "рациональную организацию" производительных сил, а непрерывный рост всего общественного производства с преимущественным ростом производства средств производства. Преимущественный рост производства средств производства необходим не только потому, что оно должно обеспечить оборудованием как свои собственные предприятия, так и предприятия всех остальных отраслей народного хозяйства, но и потому, что без него вообще невозможно осуществить расширенное производство.

 Необходимо, во-вторых, путем постепенных переходов, осуществляемых с выгодой для колхозов и, следовательно, для всего общества, поднять колхозную собственность до уровня общенародной собственности, а товарное обращение тоже путем постепенных переходов заменить системой продуктообмена, чтобы центральная власть или другой какой-либо общественно-экономический центр мог охватить всю продукцию общественного производства в интересах общества.

Необходимо, в-третьих, добиться такого культурного роста общества, который бы обеспечил всем членам общества всестороннее развитие их физических и умственных способностей, чтобы члены общества имели возможность получить образование, достаточное для того, чтобы стать активными деятелями общественного развития, чтобы они имели возможность свободно выбирать профессию, а не быть прикованными на всю жизнь, в силу существующего разделения труда, к одной какой-либо профессии.

Что требуется для этого?  Было бы неправильно думать, что можно добиться такого серьезного культурного роста членов общества без серьезных изменений в нынешнем положении труда. Для этого нужно прежде всего сократить рабочий день по крайней мере до 6, а потом и до 5 часов. Это необходимо для того, чтобы члены общества получили достаточно свободного времени, необходимого для получения всестороннего образования.

Для этого нужно, далее, ввести общеобязательное политехническое обучение, необходимое для того, чтобы члены общества имели возможность свободно выбирать профессию и не быть прикованными на всю жизнь к одной какой-либо профессии. Для этого нужно, дальше, коренным образом улучшить жилищные условия и поднять реальную зарплату рабочих и служащих минимум вдвое, если не больше, как путем прямого повышения денежной зарплаты, так и, особенно, путем дальнейшего систематического снижения цен на предметы массового потребления» (И.В. Сталин «Экономические проблемы социализма»).

Сталину не простят также им затеянную идейно-политическую перестройку, в ходе которой он задумал понизить статус зажравшейся партийной номенклатуры, ответившей на это заговором против Сталина и Берии, который с блеском вскрыл Юрий Мухин, острейшее перо аналитической публицистики.

Историки пишут, что решение Сталина созвать съезд ВКП(б) было неожиданным для аппарата партии. Сталин принял это решение в июне 1952 г., а уже в августе был опубликован проект нового устава ВКП(б), т.е. Сталин созывал съезд именно для этого - для изменения статуса партии и ее организационной структуры. Как говорится, уели его и страну жиды, пора было принимать меры.

Уверен, что для 99% членов партии, рассматривавших Устав, новый текст не представлял ничего интересного или особенного, поскольку речь шла о каких-то естественных (увеличение количественного состава руководящих органов в связи с резким ростом рядов партии), либо, на первый взгляд, косметических изменениях (новых названиях партии и ее руководящих органов). Однако давайте рассмотрим эти изменения внимательно, поскольку Сталин был слишком умный человек, чтобы даже запятую в документе поменять просто так, без особой нужды. Начнем, казалось бы, с пустяка.

Название «Всесоюзная коммунистическая партия (большевиков)» менялось на «Коммунистическая партия Советского Союза». Первое название объявляло всем о независимости партии от государства, от Советской власти. Слово «всесоюзная» обозначало просто территорию, на которой действует эта часть всемирного коммунистического Интернационала. До роспуска Коминтерна в 1943 г. на титульном листе членского билета ВКП(б) вверху было написано: «Пролетарии всех стран соединяйтесь!» В середине: «Партийный билет», и в самом низу: «ВКПб) - секция Коммунистического Интернационала».

Новое название намертво привязывало партию к государству, партия становилась как бы собственностью СССР, структурным подразделением Советской власти. Было Правительство Советского Союза, Министерство обороны Советского Союза, теперь вместо ВКП(б) стала и Коммунистическая партия Советского Союза.

Дальнейшие изменения были уже кардинальными. Вместо Политбюро ЦК партии полагалось сформировать только Президиум. Полагаю, что многие считают это одним и тем же руководящим органом. Действительно, убив Сталина, номенклатура не дала этому органу измениться, а в 1966 г. вернула и прежнее название. Но мы ведь рассматриваем не то, что сделала она, а то, что хотел сделать Сталин.

Бюро - это суверенный руководитель, состоящий из нескольких человек, бюро свои решения ни с кем не согласовывает. А президиум (от латинского - сидеть впереди) это всего лишь представители другого руководящего органа, и он лишь часть вопросов может решать самостоятельно, а крупные вопросы, даже если он их и принял, обязан после этого утвердить у того, кого он представляет. Скажем, Президиум Верховного Совета СССР мог сам заменить министра СССР, но впоследствии обязан был это новое назначение утвердить на ближайшей сессии Верховного Совета.

И эта замена Политбюро на Президиум означала, что партия лишается органа, непосредственно руководящего всей страной, и ей создается орган, который руководит только партией и то - в перерывах между пленумами ЦК…

Но, как я уже писал, после войны Сталин, так сказать, явочным порядком постепенно низвел роль Политбюро только до органа по руководству партией. И на XIX съезде ВКПб) это упразднение Политбюро было зафиксировано в новом уставе. В докладе об этом говорится, хотя и очень кратко, но и столь же определенно (выделено мною): «В проекте измененного Устава предлагается преобразовать Политбюро в Президиум Центрального Комитета партии, организуемый для руководства работой ЦК между пленумами.

Такое преобразование целесообразно потому, что наименование «Президиум» более соответствует тем функциям, которые фактически исполняются Политбюро в настоящее время.

Текущую организационную работу Центрального Комитета, как показала практика, целесообразно сосредоточить в одном органе - Секретариате, в связи с чем в дальнейшем Оргбюро ЦК не иметь»

Таким образом, функции «политической работы» как в старом Уставе, исчезли, Президиум должен был руководить только организационной работой в партии в промежутках между пленумами ЦК, Президиум фактически стал приемником не Политбюро, а Оргбюро, которое упразднили.

Получив вместо Политбюро Президиум, КПСС уже нечем было управлять страной, поскольку в Президиум ЦК, т.е. в собственно руководящий орган КПСС, главе СССР и главе Советской власти входить уже не было необходимости. (О чем ниже).

Далее. Сталин ликвидировал в партии единоначалие - сделал то, что хотел сделать еще в 1927 г. Должность генерального секретаря была упразднена, а секретарей ЦК стало 10 человек. Причем вместе они не образовывали никакого органа, а просто все 10 вошли в Президиум, в котором опять-таки по Уставу не было никакого председателя, никого главного…

Но и это не все. Состав Президиума был определен в 25 членов и 11 кандидатов (имеющих совещательный голос). По сравнению с 9-11 членами Политбюро это получился очень многоголосый колхоз. Однако не надо думать, что Сталин не понимал, что делает. Большинство из этих 25 человек были не партийные, а государственные деятели, которые в миру подчинялись Председателю Совета Министров и, соответственно. Верховному Совету. Таким образом, власть в партии перешла от партийной номенклатуры к Советской власти (строго говоря - ее номенклатуре).

Сталин, подчинив партию Советской власти, восстановил действие Конституции СССР в полном объеме. Сделал, по сути, то, что и Петр I, который русскую православную церковь сделал структурой государственного аппарата управления. – Ю. Мухин «Убийство Сталина и Берия».

Если уж на то пошло, то в более общем, философском плане Булгаков мог иметь в виду столбовые фигуры русской истории вообще. Ревизоры человечества! Дескать, пронизывая толщу лет и веков, являлись Ревизорами русские гиганты глянуть на свой народ, на свою Москву, свою Россию. Всех этих людей объединяло одно – великое значение для судеб народов России, а также то, что они использовали немалое, порой, великое Зло человеческой природы ради куда более великого Добра во имя всего человечества. И тогда уж напрашивается цепочка, открываемая Иваном Грозным, а то и кем пораньше – со Святослава Хазарогона.

Чего я никогда не мог понять, - происхождения одной повальной болезни с переходом в пандемию: атипичная демонизация одиночки. Критики Латунские на больного мастера накинулись, в точности как германцы на раненого Крысобоя. Критики и политики после 1956 года набросилось на мертвого Сталина. С мастера они слезли лет 45 назад, а за Сталина цепляются мертвой хваткой. Слишком удобно и кормно. Пропечатали книжицу «В круге первом», прогнали по второму кругу уже сериальчик, то же - с «Московской сагой», «Детьми Арбата». Все на одного – так проще, так безопасней и для совести спокойней, ежели всем обществом взять да списать на одного подлость, нерешительность и трусость всех и каждого.

После 66 лет помойного «душа» это говорит лишь о том, что народ правду чует. Сталина мусолят только «элита» и ею оболваненные обыватели, жертвы «мыльных опер». Как указал Кураев, «нет, сам Воланд никак не упоминается в романе Мастера. Но через это умолчание и достигается нужный Воланду эффект: это всё люди, я тут не при чем, я просто очевидец, летал себе мимо, примус починял... Так вслед за Понтием Пилатом и Иудой следующим амнистированным распинателем становится сатана»...

Нещадно втаптывая Булгакова в лужу своего глазомера, критики никак не могут обойтись без Сталина, чей «зверский» облик им мерещится во всякой чертовщинке романа. Если им довериться, то Сталина (как вариант – Берии) в «М и М» не меньше, чем чертей на кончике пера каждого такого булгаковеда.

Одной из официальных вершин научного булгаковедения признаны труды Бориса Соколова, например: «Сталин. Булгаков. Мейерхольд». Здесь Соколов делает уникальный вывод: Михаил Афанасьевич жизнью своею поплатился за один компромисс.

Вы серьезно? Кто бы мог подумать? Ай да Булгаков, ай, да врач: крякнуть от компромисса! Безжалостная эпоха, кровавый деспот. А я грешным делом полагал, что у этой штуки другое имя - наследственный нефросклероз.

То вам смешно, а замечательный исследователь Соколов на полном научном серьезе выводит этот роковой компромисс на чистую воду. Пьеса «Батум» называется. То бишь накрапал Булгаков халтурку, стыдно стало, начал каяться, «подхватил» рак и помер. И не подумал дядя, что за таким диагнозом мы бы в одночасье лишились всей русскоязычной словесности.

- Мельчают сталиноеды. Ловчить приходится. Не получилось на вождя смерть писателя навесить, так мы ему подсуропим опосредованную, инфернальную, мистическую казнь на расстоянии! Смерть писателя – расплата за пьесу «Батум»! Ни много ни мало.

- Это мелко, господа. Я целиком на стороне Соколова, и не только я.  Вся просвещенная Россия, как пить дать!

- Я не Россия. Я приведу лишь мнение исследователя Звезданова, озвученное в недавней книге Галинской: что же касается запрещенной булгаковской пьесы “Батум”, то это “искупительная жертва творца”, а отнюдь не творческое поэтическое грехопадение, поскольку пьеса “показывает действительную силу системы”.

Пронял, пронял! Навылет! Звезданов! Что тут скажешь? С ужасом остается ждать нового труда господина булгаковеда, в котором он грозится рассекретить все тайны и парадоксы Булгакова.

Уже напечатан. «Расшифрованный Булгаков»! Нового здесь не так чтоб, но есть и творческие находки. Например, Соколов лихо вычислил в Воланде Ленина. Это не ново, изюминка подхода Соколова в том, что, оказывается, Булгаков направил на поиски Воланда собаку Тузбубена, поскольку по следу «германского шпиона» Ленина в свое время отрядили ищейку Треф. Вот и весь сказ. Остается надеяться, что новая раскодировка Булгакова М. Смолиным уймет вашу прыть.

И подумать только, весь-то сыр-бор из-за единственного телефонного разговора Сталина с Булгаковым в 1930 году…

Друг и соавтор Н.Р. Эрдмана по сценариям Михаил Давыдович Вольпин (1902-1988), которому Булгаков тоже рассказал о памятном разговоре, как и Боолен, свидетельствует, что "сначала он бросил трубку, энергично выразившись по адресу звонившего, и тут же звонок раздался снова и ему сказали: "Не вешайте трубку" и повторили: "С вами будет говорить Сталин". И тут же раздался голос абонента и почти сразу последовал вопрос: "Что - мы вам очень надоели?"

Ни Ч. Боолен, ни Л.Е. Белозерская ничего не говорят о прямо высказанном пожелании Сталина встретиться с писателем для беседы. Не исключено, что слова диктатора о возможной встрече родились в рассказе Е.С. Булгаковой под влиянием последующих булгаковских писем Сталину.

18 февраля 1932 г. явно по инициативе Сталина "Дни Турбиных" во МХАТе были возобновлены. Решение об этом правительство приняло в середине января. Писатель Юрий Слезкин (1885-1947) в записи от 21 февраля 1932 г. так прокомментировал обстоятельства, связанные с восстановлением пьесы в мхатовском репертуаре: "От нападок критики театры страхуют себя, ставя "Страх" (пьесу Александра Афиногенова (1904-1941). МХАТ тоже "застраховал" себя...

На просмотре "Страха" присутствовал хозяин (Сталин). "Страх" ему будто бы не понравился, и в разговоре с представителями театра он заметил: "Вот у вас хорошая пьеса "Дни Турбиных" - почему она не идет?" Ему смущенно ответили, что она запрещена. "Вздор, - возразил он, - хорошая пьеса, ее нужно ставить, ставьте". И в десятидневный срок было дано распоряжение восстановить постановку..."

В письме своему другу философу и литературоведу П.С. Попову, писавшемся целый месяц, с 25 января по 24 февраля 1932 г., Булгаков сообщал: "15-го января днем мне позвонили из Театра и сообщили, что "Дни Турбиных" срочно возобновляются. Мне неприятно признаться: сообщение меня раздавило. Мне стало физически нехорошо. Хлынула радость, но сейчас же и моя тоска. Сердце, сердце»…

10 мая 1937 года: "Федя... подтвердил: Сталин горячо говорил в пользу того, что "Турбиных" надо везти в Париж, а Молотов возражал. И, — прибавил Федя еще, — что против "Турбиных" Немирович. Он хочет везти только свои постановки и поэтому настаивает на "Врагах" — вместо "Турбиных". - «Булгаковская энциклопедия» Соколова.

Этот разговор породил не только море слухов, но и целое направление литературы. На нем кормятся стаи «акул пера» и косяки «пера-НИИй» помельче.

Диакон Андрей Кураев в своей книге приводит текст литературной сводки ОГПУ от 28 февраля 1929 года: «Булгаков написал роман, который читал в некотором обществе, там ему говорили, что в таком виде не пропустят, так как он крайне резок с выпадами, тогда он его переделал и думает опубликовать, а в первоначальной редакции пустить в качестве рукописи в общество, и это одновременно с опубликованием в урезанном цензурой виде».

В чем тут соль? А в том, что товарищ Сталин, как мы долгое время лишь предполагали, знал о романе наверняка еще до телефонного разговора! Но Булгаков остался не только жив, ему дали средства для существования на остаток (т.е. самый плодотворный период) его жизни.

Не правда ли, яркий штрих к диссертации о коварстве диктатора?!

«Сталин устроил Булгакова на работу, но работы и не дал» - примерно вот так, с издевочкой комментируют те события критики. Если же вникнуть в ситуацию рубежа 1920-1930-х годов и сравнить с подлинным положением вещей, тогда совесть заставит сделать переоценку: «Да, гонители Булгакова и работали, и печатались, и ставились, но после 1937 года их… Увы и ах!

Если с высоты полета не птицы, а полувека и более, посмотреть, то Воланд выступает не в дьявольской ипостаси. Он, как и Сталин, вынужденный гений зла. То есть он не творит зло (что спорно), а использует беспредельный, все захлестнувший потенциал зла, который тогда являла послереволюционная Россия, не только для обуздания этого самого зла, но и перенаправления его энергии на созидание, на исправление нравов по ходу этого созидания. Что, собственно, и случилось к концу 1930-х. Для встречи с фашистским Инферналом Сталин за 10 лет успел построить военно-индустриальный щит и подготовил рыцарей мечты – Портнову, Матросова, Тюленина…

Можно, конечно, и так интерпретировать смысл мистических образов Булгакова. Церковь такую транскрипцию не приемлет.

Эка невидаль. Мыслитель Ортега-и-Гассет, вообще, с изрядной долей скепсиса относился к способностям писателей-мистиков адекватно передавать смысл идей и фактов: «Из путешествия в иные пределы мистик не приносит; ничего или почти ничего, что можно было бы рассказать. Мы зряпотратили время. Классик языка  преображается в мастера молчания… Если и в самом деле трофеи знания, добытые в состоянии транса, ценней теоретических знаний, мы, не колеблясь, откажемся от последних и станем мистиками. Однако банальности, которые нам сообщают, невыносимо скучны. На это мистики отвечают, что экстатическое знание в силу самого  своего  превосходства  выходит  за  пределы, всякого языка, являясь немым   знанием.   Его   можно   постигнуть   только своими силами, в одиночку… Мистическое знание невыразимо и по своей природе бессловесно».

Мы тут разобрали происхождение многих персонажей романа. А не пора ли нам замахнуться на самого, понимаете ли, Михаила Афанасьевича? Такой вот простой вопрос: видел ли он в ком-то из своих персонажей себя?

Увлекательную альтернативу предлагает Альфред Барков…

В эпилоге романа "Мастер и Маргарита" Булгаков показал себя в образе Понырева (Бездомного), оболваненного Системой и ее прислужниками Мастером и Маргаритой. Оболваненный Мастером, поцелуем вампира Маргариты и уколом любящей супруги, поэт Бездомный-Понырев в эпилоге "Мастера и Маргариты" — это сам Михаил Булгаков. Булгаков — не Мастер, а жертва Мастера.
В "Великом канцлере" фамилия Бездомного — Попов, то есть, сын попа; эта фамилия, простая и распространенная, выбивается из ряда "странных" фамилий булгаковской сатиры. Однако именно в этом факте не окажется ничего странного, как только мы вспомним, что отец Михаила Афанасьевича был профессором духовной академии в Киеве, а оба деда — священниками… В окончательной редакции фамилия Бездомного — Понырев, она образована от названия железнодорожной станции Поныри между Курском и Орлом; до революции территориально находилась на землях Орловской губернии, откуда родом родители Булгакова.
"Бездомный" — литературный псевдоним Понырева. В одной из ранних редакций он значился как "Безродный". У самого Булгакова тоже был псевдоним — "Неизвестный", структурно схожий с псевдонимами этого персонажа. Более того, свой собственный псевдоним Булгаков включил в текст романа, в самую первую его строку: ведь название первой главы — "Никогда не разговаривайте с неизвестными". – Альфред Барков «Роман Михаила…»

А почему не Бегемот?

Да, зодиакальный знак Булгакова – кот. Это, как мы выяснили, счастливый знак для творческого человека. Пишет же  Григорий Кваша («Принципы истории»): «И все-таки самым удивительным в феномене доминирования одного знака на протяжении 36 лет является выживаемость Котов в сталинской мясорубке. То ли Сталин чувствовал своих и не карал, то ли время их охраняло. Уж на что Мандельштам перешел все пределы возможного, а и того Сталин не велел убивать. Эренбург, единственный член антифашистского еврейского комитета, который не был расстрелян, не был даже арестован. Михаил Булгаков и белую гвардию воспел, и за границу рвался, ни одной буквой не польстил новой власти, а остался жив и даже был опекаем хозяином страны. Как вышло, что Николай Вавилов был репрессирован, а его родной брат, родившийся в год Кота, Сергей Вавилов (1891—1951), возглавил Академию наук?»…

Итожим данный блок. Мы в мильонный раз убедились, что малодушие не отпускает людей даже в рассуждениях о потусторонней силе. Разве не трусость - все людские грехи списывать на некоего Сатану? Да никто и никогда не может совратить человека кроме него самого и ему близких. А Воланд – это ледяная, жутковатая космическая пустота, и материализовать, заполнить ее способна только искаженная психика людей. Булгаков гениально дает заключительное описание «пустого» Воланда и его коня. Дьявола нет, он создан человеком в оправдание собственных слабостей и пороков. Имя дьяволу Страх… Но был ли страх тем чувством, которое связывало Булгакова со Сталиным? Вряд ли. Скорее, надежда…

С романом «Мастер и Маргарита» все сложно, сложнее персональных схем, сводимых, в конечном счете, к усовершенствованной рисовке и неутолимому самовыражению. Сложнее, чем коррозийный миф, сложенный из плотной вязанки пыльных и трухлявых стереотипов. Из них самый затасканный: «Этот роман – пародия на сталинизм 1930-х годов. Только великая любовь помогла выжить в борьбе с тоталитаризмом, когда ей в этом помог Сатана, походя вскрывший язвы сталинизма. Вывод: Сталин хуже Сатаны».

Полноте, господа, не об этом книга. Ну, кто б стал читать роман о социальных язвах спустя 70 лет? Да и зачем Сатане так мелочиться, опускаясь до фокусов АнтиЧубайса, АнтиМавроди, АнтиЧумака, АнтиКио? Или вы уже не чуете, что эти персонажи наши и только наши?! Не согласны? Тогда представьте финты с ваучерами или сеансы Кашпировского при Ягоде или Ежове. То-то. Нынешние мошенники хитры. Они облапошивают доверчивых обывателей на ученых терминах, и новые словечки сыплются как из рога изобилия быстрее, чем народ успевает постичь суть предыдущих. И это, увы, беда не одной России.

 
Нажав на эти кнопки, вы сможете увеличить или уменьшить размер шрифта
Изменить размер шрифта вы можете также, нажав на "Ctrl+" или на "Ctrl-"

Комментариев:

Наш канал на Яндекс-Дзен

Вверх

Вернуться на главную