Александр ЛОШКАРЁВ (Липецк)

И вроде при деле - да всё на пределе

(Из новых стихов)

***
Когда-то учил понемногу
себя с высотой говорить.
Полёт означает дорогу
и звезды - мои фонари.
Цепные разомкнуты звенья,
теперь оттолкнуться - и в путь.
Полёт означает паденье,
но это и думать забудь.
Вот только приучен я не был
к отсутствию всяких границ
и, взмыв в безразмерное небо,
смотрю всё внимательней вниз -
на город, в дымах комбината
живущий насущным своим.
Полет оборвётся когда-то
и как хорошо бы - над ним...

***
Нет, не приманишь время в руки
и сколько душу не томи
стареют бывшие подруги
и обзаводятся детьми,
заплёван уличным неоном
теперь наш всесезонный мрак
и я своим родным районом
порой гуляю, как чужак.
Заброшено, снесли, уехал,
тот спился, эти разошлись...
Латает новые прорехи
переиначенная жизнь,
и я зачем-то здесь маячу,
явившийся ни сват, ни брат.
Пусть будет так, а не иначе,
никто ни в чём не виноват.

***
По адресам, казалось в Лету канувшим
за первыми любовями вослед,
пройти опять, всё проживая заново,
спустя уже не важно сколько лет -
ребячество. Бывает. Сердцу хочется
воспоминаний прежнего тепла
когда на плечи давит одиночество
так, что земля родная не мила.

***
И вроде при деле - да всё на пределе.
И вроде живётся - да как-то не в масть.
В бескрайней России на каждой неделе
родиться - сегодня, а завтра - пропасть.
Да, чёрт мне не брат, да и смерть - не сестрица,
совсем не до них в этом царстве сует.
...Мне б только водой родниковой умыться
и выйти на свет...

***
Когда меня сшибали с ног,
напрыгнув сзади, и пинали,
я снова повторял урок,
что честность тут найдёшь едва ли -
она сегодня не в чести
среди сияющего глянца...
Остатки воли сжав в горсти,
я научился подниматься.
За это благодарен вам,
шакалы из пятиэтажек,
а что воздастся по делам -
пусть жизнь рассудит и укажет.

***
Чем яснее видны впереди очертания края,
тем желание жить без прикрас год от года сильней.
Словно истину Божью заблудшей душой постигая,
я внимаю всему на своей беспокойной земле.
Как нелепо уже в перепалку кидаться с разбега,
чтобы правду свою доказать и себе и врагу.
...Я вдыхаю сейчас аромат потемневшего снега
и как первой любви откровенье его берегу.

***
Простой напев о пяти минутах,
такой навязчивый почему-то,
кружит в мозгу, как пустой автобус
кружит по улицам городским.
Среди сгустившихся тёмных мыслей
и неслучившихся жизней смыслов
звучит мотив развесёлый, чтобы
отвлечь наутро от злой тоски.
Как жадно пьёшь дабы сбить похмелье,
так ловишь отзвук того веселья,
что было в прошлом да там осталось
среди иллюзий и миражей.
Припомнил песню... Да бог с ней. Что же,
год будет новый - жить, значит, можно.
А пять минут это много? Мало?
Какая разница-то уже...

***
Воют надрывно собаки
будто бы чуют беду,
будто в сгустившемся мраке
я навсегда пропаду
в Богом забытом посёлке
под монотонным дождём...
Жить мне, выходит, недолго?
Все мы недолго живём
здесь, где тоскуется слишком
по справедливости, знать.
Кто ж её видел, парнишка?
Где эту суку сыскать?
Хриплой отрывистой бранью
листья летят поутру...
В этой тоске окаянной
верю, что весь не умру,
шею свернув в буераке
где-нибудь по темноте...
Родина, воют собаки,
помня пропавших детей...

***
Скукоженный старенький дом
и крыша как будто не впору
в коттеджном посёлке глухом
снаружи затих у забора.
На птичьих - да как тут взлетишь? -
повсюду - обняться и плакать.
Кому-то Милан да Париж,
кому-то российская слякоть,
берёзо-банальный пейзаж
среди вековечных распутиц.
Не то, чтоб до одури наш,
скорее родимый до жути.
В притихшие окна всмотрюсь,
Россию свою узнавая.
Отсюда идти бунтарю,
жаль только дорожка кривая...

***
Я бывший мальчишка с повадкой трамвайного хама -
за словом не лезу в карман. Потому что он пуст.
Всё было истрачено где-то: и "мама", и "рама",
и даже "люблю" истончилось в прозрачную грусть.
Так встанешь на кассу и шаришь порой по карманам,
ища на бутылку, на хлеб - да не важно сейчас.
Жалеть мне о прожитом рано. Конечно же рано,
а жить настоящим немыслимо больно для глаз.
И осень у нас в Черноземье - такое же лето -
не лечит совсем ни прохладой, ни трезвостью дней.
Иду в никуда и печально, что знаю об этом -
с пустыми карманами, с жизнью случайной моей.

***
Жилось не сложно и не просто
хотя звучанье девяностых
всё продолжалось в нулевых -
спирт, наркота, понятья, стрелы...
Жилось - наверно в этом дело,
вот и живее всех живых
и я, и многие другие,
мы - дети ельцинской России,
нас не придушишь, вашу мать...
И ты не плачь, что я надтреснут -
мне дребезжанье станет песней,
я разучился умирать.

***
Убаюкай меня, убаюкай
хоть колёсным глухим перестуком
хочешь - сказками в тыщу ночей.
Я отвыкнуть хочу наконец-то
от того, что, ища своё место,
мотыляюсь по свету ничей.
Убаюкай меня ради бога,
я забудусь хотя бы немного
головой на коленях твоих,
отпущу прочь былые обиды,
что никак до сих пор не забыты
и усну, и останусь в живых.

***
Я не загадывал её,
не поклонялся суеверью
и не пытался день отмерить
когда окажемся вдвоём.
Она явилась не спросясь,
явилась буднично и кротко,
а город уплывал, как лодка,
с землёй утрачивая связь.
А я растерянно молчал
и было тихо и светло мне,
и я, совсем себя не помня,
внимал таинственным речам.
Она звала меня с собой
из дома, города и дальше -
туда где не бывает фальши,
где обретается покой
и ничего иного нет,
там жизнь чиста в своём начале...
В ладони звякая ключами,
я вместе с ней пошёл на свет.
Свет, как навязчивый мотив,
над в угол сдвинутой кроватью...
...Маячат белые халаты
и слышу сдавленное "жив"...

***
Слово не попугай, не голубь, вообще не птица -
в клетке не обживётся, сколько ни мысли рай.
Выскочит, пропадёт, позабыв проститься,
лихом не поминай.
Сколько их - слов - отпустил я легко на ветер
и отношения рушил, как города...
Кто-то сказал: всё уходит на этом свете,
будто в песок вода.
Я не тужил да и, честно сказать, не думал,
что на руинах счастья не возвести.
Прятал себя в городском монотонном шуме,
как медяки в горсти.
А вот теперь всё смотрю, разводя руками -
плакать не плачется, в голос не голошу...
Все пепелища мои засадить садами
Боже, дай сил, прошу...

Наш канал на Яндекс-Дзен

Вверх

Нажав на эти кнопки, вы сможете увеличить или уменьшить размер шрифта
Изменить размер шрифта вы можете также, нажав на "Ctrl+" или на "Ctrl-"

Система Orphus Внимание! Если вы заметили в тексте ошибку, выделите ее и нажмите "Ctrl"+"Enter"

Комментариев:

Вернуться на главную