Ирина Репьева
Писательский дневник

<<< Предыдущие записи    Следующие записи>>>

«… Не губите ни какой христианской души…»
Владимир Мономах

 

4 сентября 2010 г.

В продолжение разговора. А делаем ли мы всё, что от нас зависит?

Помните повесть Валентина Распутина «Дочь Ивана, мать Ивана»? Она написана прекрасным русским языком, с болью в сердце. Но поступок женщины, выстрелившей в насильника своей дочери, пусть и бывший в реальности (автор ничего не придумал), - прежде всего, - жест отчаяния, выплеск уставшей, потухшей, не сильной, а слабой души. Души не творческой!

Месть – это всё-таки не по-русски. Это мораль Ветхого Завета. Око - за око, зуб - за зуб. Где здесь место для любви? Одна мертвящая ненависть. Законы русофобского большевизма. Они были нашими учителями. Вот мы эту нерусскость и впитали.

А если подняться выше? Вернуться к истокам? И принять в себя новозаветный свет? Тогда останется повторить за Христом: «Не знают, что и творят…»

Да и плачут ли по волосам, когда снята с плеч голова? Спросите себя: а вы послали бы свою дочь-невесту торговать на рынок, на котором так и снуют чернявые затылки? Более того, хозяйничают на нём? Неужели после погромов на Северном Кавказе русских семей и русских квартир неясно, каковы законы подобного «рынка»?

Что делали наши матери и бабушки в годы войны? Они берегли детей и внуков, когда отцы воевали. Они отдавали им свой последний кусок, хотели, чтобы дети выжили. Мать Ивана запоздало берётся за оружие.

Зачем она доверила свою дочь чужой, враждебной среде, с чужеродными, дикими понятиями? Зачем от «рынка», а не от Церкви ждала милосердия и справедливости? Нет, друзья мои, мы живём в такое время, когда культура, безопасность, вера наших детей стала нашей с вами родительской ответственностью. Не стоит расслабляться, вы не в СССР. Ищите понимания в своей среде, на своём русском рынке, в своей культуре и в русских школах. Нас всё ещё много. Только не надо прятаться по углам. Пусть русский мир проступит из тени.

Если мы все скинемся по копейке, уже тогда мы сможем наполнить добрыми книгами наши библиотеки. Всего лишь по копейке…

Когда мы, с младшей дочерью, перебрав с пяток школ, так и не остановили выбор ни на одной, то перешли на домашнее обучение. Школа ведь тоже давно стала одичалым, рваческим «рынком». А сохранить душу в чистоте даже важнее, чем тело. Неслучайно Фёдор Михайлович вывел в противовес Раскольникову проститутку Сонечку Мармеладову. Это он-то, у кого не было никаких иллюзии в отношении каторжников.

Когда же моя старшая окончила богословский институт, а младшая, когда руки заняты работой, слушает лекции отечественных богословов, ни одну, ни другую как-то не тянет на дискотеки, на рынок, на панель, в ночные клубы. Воспитывает Христос. Помню свою первую исповедь в 1992 году. Сказала: «Батюшка, мне так нужен духовный отец!» О. Константин ответил честно: «Духовных отцов сегодня мало. Но читайте святоотеческую литературу, думайте, любите, и тогда получите ответы на свои вопросы. В истории Церкви, России всё уже было!»

Насилие – дело страстное, бесовское. Когда оно совершается над чистой невинной девушкой внезапно ворвавшимся в её жизнь разбойником, это одно. Есть принцип самообороны. Если ты защищаешь своего ребёнка и убиваешь при этом врага, кто же скажет, что ты согрешил? Но когда мы сами, тщеславные, падкие на довольство, сумасшедшие и безответственные, льстим себя надеждой стать богатыми и знаменитыми, подсовывая своих дочерей в постели к нуворишам, то, случись беда - корить надо себя. Не тщеславься, не лги, не криви душой, не соблазняйся. Жизнь накажет.

А мы ведь часто передоверяем своих детей кому угодно, но только не Православию, не Церкви. Помните, недавно на Азове в лагере местные жители дали отпор чеченским молодчикам? Станичники-то молодцы, потому что сразу сориентировались. Не впервой. Но я не понимаю матерей, которые отправляют своих детишек из Омска за сотни километров в лагеря отдыха, где, если задуматься, рядом с чеченскими детьми, пережившими две страшных войны, отдыха может и не случиться. Скорее всего.

Анна Козырева рассказывала, что один её знакомый, военный, вошёл в Грозном с товарищами в квартиру в разбитом дому, и они увидели там повешенного солдатика, со снятой заживо кожей.

Такая грубая реальность наших детей окружает сегодня. Анна говорила и другое: «Ну как это рассказать в повести? Невозможно! … Потому что за гранью человеческого понимания».

И что, мы должны уподоблять себя такому? Резать головы из чувства мести? Множа преступления, которых и без нас совершено за последние двадцать лет бесчисленное количество? И это на глазах у наших чутких детей?

Помню, однажды была в гостях, и у меня из кошелька украли немного денег. Оказалось, сделала это восьмилетняя невинная девочка, дочь хозяев, которая ежедневно слышала причитания своих родителей о том, как ужасно быть бедными, как это позорно и низко. Вот она и решилась на кражу. Ведь ей стало страшно. От слов родителей, которые все свои надежда сосредоточили единственно на деньгах.

Об этом же пишет в своём романе «Джут незаметный» английский писатель Т. Гарди. Он описывает семью каменотеса, в которой главная громкая скорбь родителей происходила от хронической нехватки денег. И однажды, когда они вернулись домой, увидели, что все их дети убиты, мертвы, а виновник преступления, старший сын, висит в петле. Ему тоже было лет восемь, по-моему. И он «решил» проблемы своих родителей, как смог.

Горе всегда навещает те семьи, где в Христе не видят воспитателя. Где не звучат слова надежды. Где гуляют страсти. Где забывают о своей человечности.

Но если относиться к Богу не лицемерно, не на словах только, мы увидим, как начнут решаться многие наши проблемы. Без топора, без «сумасшедших» денег, без истерик и без кровавого возмездия.

Простите своих ближних, восстановите свою семью в её родовом масштабе, чтобы она стала больше и крепче, объедините усилия ваших честных русских друзей, и на душе полегчает уже от этого. Ведь мы потому и отчаиваемся, что разбрелись по норам, по своим индивидуальным миркам, по квартирам. Вот русского народа в его величие и не видно. Вот и обижают его.

 

3 сентября 2010 г.

Я понимаю, что от меня ждут других слов. Например, призывов к восстанию. Я сама, включая «Народное радио» (612), слушаю замечательного мэра Сергеева - Посада Николая Маслова, или Юрия Болдарева, или Марата Мусина и жду слов о том, что есть «такая партия», которая в одночасье и без наших с вами усилий преобразит мир к лучшему.

Жду уже двадцать лет. И, наконец, понимаю, что этого не будет. Нет такой партии. Не стоит строить иллюзии. Мы все сегодня под колпаком, по крайней мере, американских спутников. И потому наш путь сегодня – это, скорее, путь Индии, только под звездою Христа. Это путь законных, мирных и долгих преобразований. Повторяю эту фразу за Сергеем Бабуриным. А он не только сильный русский политик, но и доктор юридических наук, законник международного уровня. Давайте, отстаивая свои законные права, действовать в рамках именно российской законности.

Наверное, кого-то сразу же разочарую. Но я могу посоветовать только то, что сделала бы сама. Хочу ли отправиться к главе своего муниципалитета и выстрелить сначала в него, а потом и в себя, как мне подсказывают комментаторы? Не хочу. Честно вам это говорю. Потому что думаю и о том, что будет тогда с моими детьми.

А потом как вы себе это представляете в масштабах страны? Не этого ли от нас ждут русофобские силы по всему миру? Не того ли, чтобы все мы перестреляли друг друга и тем самым очистили нашу страну для чернокожих мигрантов из банановой республики?

Г-н Жириновский в стенах Думы иногда предлагает разрешить широкую покупку оружия в среде народа. Мол, страшно жить. Но если уже сегодня отечественный молодняк в дорожных пробках пытается качать права не словом, а травматическим оружием, то что будет, если вооружиться весь ваш дом? Кто падёт первым? Обнаглевший чиновник? Или одинокая старушка, скопившая «на смерть» двадцать тысяч рублей?

И что такое - плохо управляемая, но вооруженная толпа? Вспомните, что уже в первые месяцы Великой Отечественной войны сдались в плен чуть ли не 2 миллиона советских солдат. А ведь они были, хоть и плохонько, но вооружены. Паника, хаос, отсутствие единого командования - и даже «человек с ружьём» становится всего лишь жертвой обстоятельств.

Или, может быть, у вас уже есть «теневое правительство», которое придёт на смену нынешнему? Или вы думаете, что в обществе царит единодушие? И не разразиться гражданская резня, как в недавно Киргизии? Или вы не видите мук семьи Бориса Миронова?

Нет, ребята, самоубийство – слишком простой и отнюдь не христианский путь. Не дайте соблазнить себя дьяволу. У Достоевского в «Идиоте» проливает кровь только бесноватый купец Рогозин. Да и зачем убивать чиновников, которые сами друг в друга стреляют в борьбе за место под солнцем уже двадцать лет? А, обогатившись, мучаются от рака, от депрессий и прочей чумы? Даже бандитский передел собственности не останавливает их, даже уголовные преследования. Это же сумасшедшие. И что же, вы думаете, они вмиг подобреют, когда вы показательно грохните одного или даже десяток?

Зато я знаю другое. Году примерно в 2002-м я познакомилась с Аллой Валентиновной Бородиной. Тогда она была уже под уголовной статьёй, на неё завели «дело» по факту издания учебника «Основы православной культуры». По мнению доносчиков-русофобов, эта книга была «шовинистической». Теперь даже смешно об этом говорить.

Алла Валентиновна пришла к нам в газету одинокая, потерянная какая-то, не зная, к кому и обратится. Мне стало её по-человечески жалко, да и донос в прокуратуру показался мерзостью. И я написала первый текст в её защиту. Потом, дело длилось года два-три, теперь уж и не помню сколько, В.А. Бородину поддержали и другие русские люди: Алексей Шорохов, Сергей Перевезенцев, Александр Дорин, Николай Дорошенко. И в целом – СП России, «Радонеж», Патриархия.

Борьба шла с переменным успехом. На автора учебника ополчились многие крупные либеральные издания. Когда, например, на свою нынешнюю должность пришёл г-н Фурсенко, он очистил Минобразование от нескольких чиновников, которые тоже примкнули к теме. Это был момент не самый приятный. Но именно русские люди нашли для А.В. Бородиной адвоката, русские предприниматели выделили некоторые деньги, были изданы её книги, они ушли в регионы…

И сегодня мы видим, что «ОПК», всё при том же Министре, стал вполне официальным школьным учебником. Но если мы, русская общественность, смогли без бойни переломить ход битвы своим терпением и взаимопомощью, значит, мы можем вполне законными путями получить удачу и в других наших делах.

Сергей Семанов в книге «Еврейско-русские разборки», да и Игорь Шафаревич в своих трудах, показывают, что в известный момент в структурах управления обществом происходит-таки замещение русофобов истинно русскими людьми. Это ведь наша страна! А русофобы, сколотив состояния, рано или поздно убираются вон из державы, следуя веянию своих космополитических сердец. Нам сегодня надо плодиться, размножаться и вкладывать русский православный дух в сердца русских детей.

Выхода на поле Куликово русский народ ждал почти сто пятьдесят лет. Иные князья взрывались и раньше. И гибли. Сейте, пока есть возможность, хлеб духовный! В этом наша задача сегодня. Кормите им, насыщайте новые поколения. И пусть каждый из нас сделает то, что в его силах, на его участке работы.

 

2 сентября 2010г.

Людмила Щ. спрашивает, что же делать. Как решить не решаемые десятилетиями проблемы русского книгоиздания.

Проследим такую тенденцию. Мой отец – военный пенсионер, с разными доплатами, ежемесячно имеет от государства 17 000, в то время как мама, которая всю жизнь посвятила нам с братом, правда, и работала лет 20, - чуть больше 5000. Но и военные в отставке сидели бы сейчас на 5-6 000, если бы они о себе не побеспокоились.

Несколько лет назад я работала в Госдуме парламентским обозревателем и однажды была свидетелем того, как старики, в прошлом дети полков, с кулаками полезли на депутата, который плохо пролоббировал закон, касающийся их льгот. Надо учиться у наших военных и пенсионеров без боязни отстаивать свои интересы. А чего боятся? Это наше законное, ибо мы все имеем право на жизнь, творчество, работу – и по Конституции, и без неё.

Но мне кажется, проще всего завалить администрацию Президента, премьер-министра, Комитет по культуре ГД РФ толково составленными письмами с нашими ясными требованиями. Две тысячи, а лучше двести тысяч писем, на одну и ту же тему от разных лиц, дадут власти самую правильную картину реальности. Они же тоже люди. Кричите в своих письмах о боли, если она в вас есть!

Человеческий крик - весьма действенное оружие. Помните события в городке под Санкт-Петербургом, когда целый город из-за нерадивости чиновников и собственников градообразующего предприятия, остался без воды и электроэнергии? У меня до сих пор стоит в ушах крик молодой женщины с младенцем, которая голосила с таким отчаянием, будто перед людьми с камерами стояла готовая растерзать власти тигрица. Нет крика страшнее, чем крик матери, ужаленной в сердце страданиями своих детей.

А погорельцы Рязанщины и Воронежской области? Ведь их крики, с ужасом, отчаянием, рвавшиеся из души, и заставили чиновников зашевелиться, полезть в федеральную кубышку, посулить по три миллиона.

Я могу ошибаться, но мне иногда кажется, что Д. Медведеву и В. Путину, возможно, даже хочется опереться на российский народ, ибо без него у них руки связаны разными грефами-чубайсами. Если не представлять власть заведомо своим врагом, то можно увидеть и то, что их всего двое, а в одной только администрации Президента около двух тысяч человек, которые составляют «тень» первого лица в государстве. Знаете, куда едет большой чиновник сегодня? Туда, куда подсказывает ему отправиться расписание, составленное для него людьми из «тени», из свиты.

Мой «дневник» - тоже своего рода крик, обращённый к власти.

Проанализируйте, кого в последние годы водили на рандеву к Президенту и Премьер-министру, чтобы выслушать проблемы писателей? Да тех людей, чьи имена на слуху. А какие имена русских писателей известны власти? Распутина, Полякова, Варламова… Вот их и пригласили.

А кто является парламентёрами сегодняшней русской литературы? Кроме В.Н. Ганичева? Кто вхож «наверх»? Кто может честно и полно пролоббировать наши интересы? Нам нужны свои влиятельные блоггеры, с огромной русской аудиторией. Это вполне реальное дело.

А у нас пока ещё далеко не все писатели спешат найти выход в Интернет, имеют его: денег нет! Но ход с «Дневником писателя» мне кажется удачным. Потому что, если мы будем молчать, другие люди припишут нам не только «красно-коричневость», «фашизм», но и неконтактность, не способность вступать в разумный диалог.

А меж тем, у нас может быть много друзей. Недавно мне довелось встретиться с одним школьным библиотекарем, которая сказала очень правильные слова: «Мы не хотим, чтобы наша нация молчала». И я поняла, что эта формула выверена временем. Она красива, справедлива, законна, мирна, интеллигентна. В «сети» можно найти множество единомышленников. И в школе, и в приходах церковных, и в Патриархии, и в библиотеках, и среди родителей, и среди ветеранов, и среди СМИ, и среди предпринимателей и юристов. Объединяйте свои усилия! Ведь для этого даже не нужно проходить юридическую регистрацию.

 

1 сентября 2010.

Иван в комментарии к Дневнику сообщил, что и водители в провинции получают 3,5-4 тысячи рублей. Добавлю к этому, что в Архангельске у рядового библиотекаря зарплата такая же. На эти деньги можно жить всего одну неделю. Я, например, оплачиваю ежемесячные коммунальные платежи в размере почти 5 000 рублей. Прибавим Интернет к этой сумме – ещё 500 р., да электричество, да телевидение, да телефон. Значит, даже если не тратится на еду и одежду, я должна каждый месяц получать хотя бы 7 000.

Но правительство делает вид, что российский народ питается исключительно манной небесной. И, по-моему, нарочно не беспокоит себя вопросами, как целый народ выживает уже 20 лет. Меж тем, сидели этим летом на одной зарплате втроём, у меня был в газете четырехмесячный отпуск без содержания, и практически голодали. Мне скажут: можно устроиться на эти месяцы полы мыть или двор мести. Да, конечно, можно и в морге поработать: в этом году там жизнь кипела. Но если ты именно в эти месяцы занимаешься творчеством, потому что таково, извините уж, наше призвание, значит, просто «обязан» голодать?

Как-то в Госдуме я подошла к депутату от «ЕР», кажется, г-ну Груздеву и спросила его, почему бы властям, ради сохранения отечественной литературы, не утвердить-таки твёрдые расценки на творческие работы, расценки авторского гонорара. Ведь мы год должны работать над повестью в 100 страниц, чтобы потом коммерсанты заплатили тебе 8-15000 рублей гонорара. И это в то время, когда общее количество тиража практически может быть запредельным. Его никто толком не фиксирует, не проверяет. Иначе говоря, издатель может наживаться на нас до бесконечности.

Г-н депутат ответствовал, что он не может вмешиваться в «рынок».

Хотя какой это рынок, если нет конкуренции? По слухам всем книгоизданием владеют несколько групп. То есть существует скрытая монополия. А мелкие издательства, вроде благородного «Икара» или «Российского писателя», издательств с хорошим вкусом, довольствуются мелочью. Магазин на реализацию не берёт от них больше 4 экземпляров книги. Эдак можно и сто лет продавать. Обогати ли автора? Думаю, вопрос риторический. Более того, магазины просят, чтобы книги были последнего года издания! Не желают торговать «залежалым».

Какая может быть честная конкуренция и при том, что хозяин «Вагриуса» г-н Григорьев является заместителем руководителя Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям? Если многие издательства не были созданы «с нуля», а приватизированы хитрыми и ловкими директорами?

Думаю, всё так запущено в этой сфере, что единственно правильный выход – созвать на уровне Президента или премьер-министра совещание именно по вопросу книгоиздания для детей. У нас есть книги, есть произведения: дайте нам возможность довести современную детскую литературу до потребителя!

Но предлагаю это, и боюсь. Потому что создадут, например, госиздательство и позовут работать в нём кого угодно, но только не русских писателей, не людей из СП России. Это будет ещё одна кормушка для русофобов, и только. И детей по-прежнему станут пичкать переводной иностранной литературой или пошлятиной на русском языке.

Хотя, точно знаю, именно через госиздательства и пробились перед Великой Отечественной войной Носов и Осеева. Им даже довелось первое время ходит в кружок, где редакторы учили их мастерству. О писателе тогда власть заботилась, видела в нём союзника!

А ведь гос.издательство могло бы пополнять фонды библиотек и школ по специальной программе, а заодно следить за тем, чтобы авторы достойно получали за свой труд.

На круглом столе с ЦСКП в декабре прошлого года я предложила создать государственно-общественный Фонд детско-юношеской литературы. Ведь в условиях «рыночной экономики» молодому или неизвестному писателю нужен старт. Аж уж потом коммерсанты будут покупать его книги, когда с ними познакомятся читатели, когда их полюбят.

Но и в работе таких фондов могут возникнуть проблемы. «Русский мир», например, дал нам грант для издания четырехтомника. Но потом сфера его деятельности изменилась, интересы ушли на постсоветское пространство. Но если мы заинтересованы с популяризации русского языка за рубежом, почему мы его не поддерживаем внутри страны? Среди тех, кому от 0 до 30? Посмотрите: в магазинах, в областных городах, нечего купить! Даже крупные издательства не каждую книгу сюда привозят. Основной рынок - в Москве, словно в регионах живут не люди.

Однажды была на круглом столе, который проводила уважаемая Людмила Александровна Путина. Она спросила приглашенных восьмиклассников и о том, книги каких детских авторов они читают. Ребята назвали два имени: Дмитрия Емца и Тамару Крюкову. Но ведь выбор детей ограничен! Ограничен потому, что ребята читают не лучшее, а то, что реально лежит на полках, что пробилось к ним! По этому поводу Тамара Крюкова сказала мне: «Я вам, новым авторам, не завидую. Для приобретения известности мне понадобилось 25 лет. А есть ли у вас это время?» Сама-то она начала издаваться ещё при советской власти. Да и Дмитрий застал ещё в начале своей карьеры более благополучные времена, чем теперь.

В итоге, если в СССР у Владислава Бахревского выходили книги общим тиражом в 1 миллиард экземпляров, общий тираж книг Товарищества детских и юношеских писателей России, которое я возглавляю шестой год, 13 000. А ведь это книги 13 наименований. А у нас только школьных библиотек 60 000. Понимает ли власть, что пока мы будет 25 лет прокладывать путь к сердцам детей, те недополучат именно они, одичают, вырастут малокультурными, наплодят таких же детей?

Нам скажут: но ведь вы получили на свои издания несколько грантов. Да, спасибо за это. Без них бы и малости не издали, нечего было бы дарить библиотекам. Но грантовая система выдачи денег одноразовая. Поэтому хотя в 2009 году мы и получили приглашение Общественной палаты принять участие в конкурсе на гранты, нашу заявку не поддержали. Хотя нас рекомендовал, в частности, Региональный фон Развития русского языка, работу которого курировала Л. А. Путина. Хотя мы принимали участие в «БиблиОбразе»…

Пытались и выпросить денег на свою благотворительную деятельность. Написали письмо олигарху, владельцу 6,5 000 магазинов, где продают и книги. Но ухватить этого человека, как говорится, «за хвост» невозможно. Он всё время в разъездах: то за рубежом, то на дачах, народу не ведомых, мелькнёт там, сям… В общем, парит в «сферах», и что ему наши проблемы.

Нам скажут: пусть ваши книги покупают библиотеки. Но ведь и они не всегда это могут. Обычная отговорка: нет денег. Или опять-таки: мы вас не знаем. А те, кто деньги имеет, зачастую и не хочет с нами дело иметь, даже смотреть в нашу сторону: им заочно не угодили патриотические русские взгляды. Да и взяток мы не даём. В ситуации, когда библиотека хочет именно заработать, зачем ей тратиться на покупку книг? Она возьмёт их в подарок, а на сэкономленные средства купить, например, кондиционер.

А в последние два года кризиса даже в Москве изъяли из библиотек те небольшие средства, что выдавались, например, на оплату выступлений писателей. В общем, никакой справедливости.

 

30 августа 2010 г .

Читаю одну умную книжку автора В.И. Козлова, этнографа и доктора исторических наук, в которой он описывает страшное досталинское время в большевицко-троцкистской России. Как оно похоже на наше! У Есенина был свой «чёрный человек» - Троцкий с Яковом Блюмкиным. А у Горького – свой, Зиновьев, глава Петрограда и, кажется, всего Северо-Запада. У расстрелянного довольно скоро поэта Гумилева – свой.

И вся эта глыба мрачной убийственной власти нависла над национальной культурой, интеллигенцией, создавая в ней «пустоты» (выражение Черчилля), выбитые ложной, мнимой «диктатурой пролетариата», и заливая их массой, которая вдруг материализовалась из тени и по-русски ещё говорила плохо. «Пустоты» в кино, театрах, литературе, в журналистике, в живописи, в науке и в армии. Но пустота может порождать только подобие себе, такую же хитрую, коварную пустоту. В этом тайна «Черного квадрата» Малевича. По выражению И. Золотусского, «мистификация общества». Вместо культуры.

Те же, кто прибыли во власть после 17 года, как, например, Бухарин, писали: «В течение пяти-десяти лет уничтожить все непролетарские элементы. Если же рабочий класс будет не соответствовать общепролетарским задачам – расстреливать и рабочих». Как кровожадно и беспощадно! Просто «бесы» Достоевского.

Ленин отдавал приказы в том же духе: «расстреливать на месте одного из десяти виновных в тунеядстве». Ненавистник Горького, Зиновьев: «Мы должны увлечь за собой девяносто миллионов из ста, населяющих Советскую России. С остальными нельзя говорить – их надо уничтожать».

Иначе говоря, и тогда предпочитали брать измором либо «уничтожать», лишая возможности выжить. А «мистификацию» в её разных жанрах, видах и формах, мы сегодня наблюдаем. В этом-то и параллель с тем кровавым временем, поры революций и гражданской войны. Вот, иркутские писатели сообщают, что у них чиновники отбирают Дом литераторов. У СП России пытались чиновники совсем недавно выбить из рук дом на Комсомольском проспекте. Какие повторяющиеся действия! И дело не в ошибках отдельных людей. Это политика, если факты множатся, это явление, если оно длинною в двадцать лет.

Вчера включаю ТВ, новости. И слышу из уст Жириновского обвинение-напоминание, что это из-за фракции «ЕР» в Думе принимался «Лесной кодекс» и законы о пожарной службе, по причине которых до сих пор горят наши леса, которые некому тушить: развал системы пожаротушения. Говорил и о том, что депутаты на заседание не ходят. Впечатление такое, что депутатство (возможно, не знаю, конечно, точно) покупается как индульгенция отпущения грехов за участие в приватизации девяностых. Забил «высокое» место, которое дарит тебе, хошь даже на 20 лет, депутатскую неприкосновенность, и гуляй, парень, смело.

Понятно, что коррупция – это не привилегия народа, у которого нет денег. Жириновский вчера сказал и о том, что-де уже половина федерального бюджета уходит на взятки. А весь бюджет-то федеральный - от 5 до 7 триллионов рублей. Упомянул он и о том, что деньги в государстве есть. Значит, и на культуру есть, на книгоиздание за казенный счёт, на пополнение книгами библиотек. А идут не сюда, где дети, молодежь, пенсионеры и трудящиеся. А в итоге народ потихоньку превращается в Разиных и Пугачевых. Злоба накапливается. И не потому, что «всегда было много недовольных». Дело в том, какая тенденция выстраивается из фактов.

Из-за этих грустных мыслей на душе сразу делается тухло. Я встечала перестройку тридцатилетней и полной сил. А сейчас время приближает к пенсии, нищей, в общем-то. На сберкнижке – 200 рублей. Но главное – это творческая судьба. Вместо того чтобы создавать новые произведения писатели становятся журналистами и блогерами. Тут и находят кусок хлеба. А душа стремится не к ругани и порицанию, а к горнему. Душа болит, вместо того чтобы радоваться.

Только молитва и восстанавливает силы. Дай-то, Бог, нам всем ещё терпения!

 

29 августа 2010 г .

После аномальной жары и штормов, вдруг накрывших страну, приходится ждать аномальную зиму. Вот только как аномально морозная зима может сочетаться с «глобальным потеплением»? А ведь именно им объясняет советник Президента по климату 40-градусную жару в Москве и в Центральной России, вплоть до Урала. Могут ли быть морозные и затяжные зимы при глобальном потеплении? Сомнительно. Скорее, нашу страну пытаются убедить в этом, чтобы она подписала Киотский протокол и закрыла фабрики и заводы, которые, де, «портят воздух».

Прошлую зиму моя семья провела, как в подъезде. Стены панельных домов тонкие, промерзают быстро. Так что когда ко мне приехали лауреаты Третьего конкурса им. А.Н. Толстого, чтобы обсудить нашу писательскую жизнь и взять книги для подарков местным библиотекам, я могла принимать людей, только пряча их ноги под общим одеялом, под которым стоял калорифер. Колени согревались, а спины мёрзли. Да и денег к тому времени в семье не случилось. Пирожки быстро подъели, а народ всё ехал, и было стыдно за ту нищету, в которой мы, писатели нового поколения, живём.

Ещё году в 1994 приехал ко мне знакомый американский писатель со своей секретаршей. Оглядел мои скромные хоромы, что ниже санитарной нормы, и с чувством сказал: «В какой нищете держат писателей в вашей стране!» С этой мыслью и отбыл на родину.

И в самом деле, кроме книг ничего у нас ценного. Зато книги всюду, лежат и стоят. За книгами – сборниками конкурса – к нам в страшный мороз и приехали детские писатели из разных городов России. Энтузиасты. А поэтесса Елена Александренко даже пожила у нас недельку. Талантливейшая женщина! Зубной техник, живёт к деревушке в Приморском крае. Она летела в Москву, получать нашу скромную литературную премию, никого в Москве не зная. Со мной у неё только переписка была по сотовому телефону. Но так важен был для неё этот листочек Союза писателей России – Диплом конкурса, что она преодолела ради него пол Земного шара. А ещё говорят недоброжелатели, шепчут по углам, что СП России ничего сегодня не значит. Если бы не значил, люди бы к нему не тянулись. Это же профессиональное собрание. Если писателя признали тут, значит, он состоялся. Даже если его произведения «не интересны» коммерческим издательствам. А что им вообще-то интересно? Романы о любви двух вампиров одного пола, спустившихся с Горбатой горы?

И удивительно, почему до сих пор в России не принят столь необходимой закон о «Творческих союзах». Впечатление такое, что ждут, когда мы все вымрем, повыведемся как «прослойка». Но когда я пишу о «писательской нищете», я рассматриваю её всё-таки как почётную. Примерно то же самое переживали российские писатели до начала 30-х годов ХХ столетия, пока не возник Союз писателей СССР, пока в него не вложили государственные деньги.

Корней Чуковский пишет в своих «Дневниках», как в страшный петроградский мороз бежал он пешком, транспорт не ходил, на извозчиков не было денег, через весь город в гости к другому писателю, чтобы поесть и принести от него корочку для дочери. Этот писатель получил вдруг возникшую возможность угостить сухарями и жидким супом других крупных писателей и художников. И тогда, вечером к нему, кроме Чуковского, прибыли и ещё человек шесть, чтобы не умереть. Пили морковный чай или что-то в этом роде и отходили клеточками души и плоти, чуть-чуть обретая надежду.

А иные, как Блок, умирали от истощения сил, когда сначала голод испытывает плоть, и та истончается, высыхает, а за ней выгорает нервная сила, которая поддерживает дух. Если бы такой же голод не угрожал обществу в 90-х, если бы мы его не предвидели, не предугадывали, то никто бы в октябре 93 года к зданию Верховного Совета РСФСР не пришёл.

 

28 августа 2010 г .

Перечитала в «Дне литературы» передовицу Лидии Сычевой «Время жить». Согласна с несогласием автора: «Новые реалисты» нам говорят: красота закончилась, мы «отражаем мир», какой он есть. Ну, не может такого быть!..» Согласна потому, что красота в мире не может кончиться по очень простой причине: красота бесконечна потому, что исходит от бесконечного Бога. И как бы ни накуролесили люди, пока есть праведники, будет и красота духовная. Не говоря о красоте природы.

Но в одном месте удивилась прямолинейности статьи: «Русская интеллигенция, ну-ка ответь: кто у нас будет следующим президентом?!» Да кто ж сегодня у интеллигенции спрашивает её мнение? Особенно в выборе Президента? Нынче целые партии создаются и распускаются по сигналу «сверху». Мы знаем и то, как проходили последние выборы в Государственную Думу. Не зря же Сергей Кара-Мурза пишет книги о манипуляции сознанием.

И вдруг «какая-то интеллигенция» подаст свой голос, порекомендует приятного ей человека в высшие эшелоны власти, - человека, который бы понял её проблемы и помог?! Да если она это сделает, я даже за жизнь кандидата не ручаюсь. Найдутся враги рода человеческого и пустят его «в расход»: чего это он тут мешается, крутится под ногами, шавка интеллигентская. Скажите спасибо, что вам оставили «русский Интернет». Вот и вся площадка для митингов.

Интернет, и правда, во многом бесплатный, и потому нас в него пустили. Но когда его коммерционализация станет полной, русский человек, неравнодушный к судьбам Отечества, вообще может лишиться голоса. Да и что это за интеллигенция, на кого она имеет влияние, если книжки писателей издаются ныне за их деньги, тиражами в сто экземпляров?

Вот, куда загнали интеллигенцию, чтобы глаза не мозолила, не совестила, не отсвечивала протертыми пиджаками и стоптанной обувью, своим правильным русским языком, а подоночьим блогеров.

Интеллигенция «выживает». А за нами, сорока-пятидесятилетними, уже и писателей-то нет, есть только эти самые блоггеры. Нажмёшь на кнопку – и всё их творчество бесследно и навеки стёрто. Виртуальная литература. В пору ставить могильный камень с надписью: «Тут покоится Великая Русская Литература, которую угробили между девяностыми годами ХХ столетия и первым десятилетием ХХ1. Человечество любило и ценило её, как свою душу, и бесконечно скорбит о потере. Отомстим за тех, в ком власти не пожелали признать Пушкиных и Тютчевых!»

Вот не так уж давно россиянам предложили задавать в Интернете вопросы Президенту. Я, например, получила на свой вопрос бездушную и беспомощную отписку: мол, если у вас есть какой-то просветительский проект, обратитесь в Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям.

Да обращались! Но и этому агентству русская современная литература не нужна, я не имею в виду литературу русскоязычную, всякого рода «блогеров». Есть всё-таки между ними большая смысловая культурная и духовная разница.

В прошлом году, в конце осени, агентство объявило ежегодный книгоиздательский конкурс, и мы с «Российским писателем» совершенно официально предложили к изданию за счет федерального бюджета три сборника лауреатов Международного конкурса детской и юношеской литературы им. А.Н. Толстого. Так вот, во-первых, нашу заявку не зарегистрировали. Просто предложили (по телефону) оставить документацию в ящике в приемной. Этому есть свидетели. А во-вторых, нас так и не уведомили о рассмотрении. Хотя нашему представителю в Совете Федерации по телефону было сообщено, что заявок на конкурс подано мало. И потому мы были вроде как даже вне конкуренции.

Да и книги мы предлагали добрые, просветительские, полезные детям, входившие в подарочный фонд высоких организаций, ибо они отмечены не только нашим литературным конкурсом… Но своим безразличием агентство, полное денег, показало, что на национальную детскую литературу ему наплевать. Хотя почему бы не дать средства на наш проект? Не из своего же кармана! Тем более, мы уведомляли, что напечатанные книги пойдут в дар детским библиотекам, с которыми мы дружим не первый год. Эти библиотеки, областные и республиканские, спускают наши книги в районы и школы. Значит, и на этой площадке мы получили признание.

Но делать такие подарки издательству Союза писателей России агентство, видимо, не заинтересовано. Что им какой-то Союз писателей России? С нас не потребовали даже верстку книг. Чтобы с текстами ознакомиться. Не знаю, как и за что отчитывается потом это агентство перед властью, но сотрудничает оно единственно с узкой группой писателей, которую и кормит, и возит, и ублажает, и пиарит, и на руках носит.

И это государственное вкладывание денег в русскую культуру? Наших с вами денег налогоплательщиков?! Это способ помочь интеллигенции выжить?! Это плодотворный диалог с нею?! И наш проект как бы провалился в бездонную расщелину, из которой не раздалось ни ответа, ни привета. Но власть такое агентство терпит уже много лет, и даже рекомендует относить к нему наши проблемы.

Если посчитать, а мы считали, не так уж много средств нужно из госбюджета, чтобы наши 13 книг издать, а потом развести по детским библиотекам страны.

Но подчас складывается впечатление, что те, кто призван помогать интеллигенции, не столько хотят сделать это дешевле и с большей пользой для народа, сколько сделать как можно дороже, чтобы у кого-то была возможность и «наварить» на посредничестве в свой карман. Иначе и за дело не возьмутся. А зачем? А какой у них, служивых, «интерес»?

Потому вместо решения вопроса – «а воз и ныне там».

А с коррупцией можно, конечно, «бороться», до бесконечности. Но не бороться с ней надо, а искоренить её. А для начала проверить, что реально получает русский народ от разных агентств по культуре. Не на бумаге. Откуда берутся книги про вампиров в детских библиотеках? Не покупают ли некоторых директоров крупные издательства, чтобы книгами про Вуди Алена заполнять пустые полки? Ведь очевидно, что мелкие, но полезные издательства не могут конкурировать с крупными, которые отдают нашего читателя под иностранное убогое чтиво.

А ведь Сталина мы в последнее время всё чаще поминаем с благодарностью и потому, что он дал деньги национальной литературе! Вызывал Горького с Капри, велел организовать за госбюджет издательские процессы, вызвать из небытия тех писателей, кто не покинул страну, а некоторых заманить обратно с Запада. И чем заманить? Реальными возможностями работы! Творчества! И дело пошло.

Исходили же не из девиза: «Получим наибольшую материальную прибыль». Понятно, что творчество в духовной сфере – это не вырезание ложек и не сборка авто. Просто хотели из людей, искорёженных революциями и войной, превращенных в «гопоту» бездомную, сделать образованных и культурных. А с иными мы бы и войны не выиграли, и экономику не простроили.

Так неужто г-да Путин и Медведев глупее «товарища Сталина»? Неужто меньше любят они свою страну? Неужто в бюджете при них меньше денег? Неужто власти у них реальной меньше?

Не знаю, дал ли, в конце концов, денег «Золотому витязю» новый министр культуры РФ, он очень этого хотел. Но когда даже министру трудно выбить средства под реальный, культурный проект, с ориентацией на огромную аудиторию России (ему приходится, извините, клянчить деньги у другого министра, Кудрина, и у всё того же г-на Сеславинского, главы Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям, а те говорят раз за разом «нет»), - можно сказать, что народ от культуры русской такие чиновники только отваживают .

Что голоса интеллигенции они не слышат. Её проблемами всерьёз не занимаются. Что с её мнением не считаются. Что власть враждебна к народу и интеллигенции. Что она сама подталкивает её к бунту, к громкому выходу на улицы и ропоту в СМИ. Да и отписками культуру не сделаешь. Двадцать лет ожиданий – это вечность. И тут уж не назовёшь интеллигенцию «нетерпеливой».

Поэтому с Лидией Сычевой вполне можно согласиться в той части её статьи, где она пишет: «Слабость национальной интеллигенции в информационном обществе есть погибель для страны».

Вчера я писала о молодой семье, живущей, как раньте, в Индии. Вы верите, что эти молодые люди вскормлены национальной русской почвеннической культурой? Я не верю. Я верю в то, что космополитизм этих молодых людей, находящихся в расцвете сил, но вынужденных уехать из современной России, потому что тут они не находят применение своим силам, вскормлен западной культурой и западной литературой. Ведь даже буддизм сегодня приходит к нам с Запада, из США.

Эти молодые люди выпали из жизни страны. Это наши «лишние люди», по типу Печориных и Обломовых. Ибо их отъезд из страны подобен самоубийству.

Пока они прохлаждаются на пляжах Индии, кто будет оберегать их «помещичью собственность» - квартирки в Москве? Однажды что-то так может повернуться в жизни наших мещан-рантье, что они вернутся к разбитому корыту. Такое в истории страны уже было. После 1917 года из Парижей и вернуться-то было некуда. Да и Россия привыкла жить без них. Остались в Европе, но теперь уже с пустым карманом.

Безответственность всегда приводит к непредсказуемым и страшным последствиям.

Власть может ответить, что встречалась недавно с русским писателем Валентином Распутиным и вступала в диалог с музыкантом Шевчуком. А последствия какие? Что получила от этих встреч русская литература? Кроме удовольствия?

А «гопоту» можно сравнить и с Емелькой Пугачёвым, который предпочитал один раз крови напиться, нежели тридцать лет питаться мертвечиной. И среди молодых писателей «гопота» встречается. Ничего удивительного: гопотношное общество с миллионами гопотников порождает своих певцов. Те уже с первой страницы своих романов зовут Русь к топору. Присылали такие произведения и на наш конкурс. Мы их не поддерживали, конечно: уж больно страшен их пафос.

 

27 августа 2010 г .

Часа три общалась с представителем современной молодёжи, москвичом, который родился в самый канун перестройки и ничего не знает о жизни в СССР. Обо мне пошутил: «Вы, наверное, ждали, когда построят коммунизм?»

Симпатичный неглупый и не испорченный вроде бы молодой человек с высшим образованием. Живёт с девушкой, детей нет. Его старший брат тоже не имеет детей, и вот уже три года существует в качестве рантье. Одну из двух квартир в Москве сдаёт, и это позволяет ему почти целый год проводить в штате Гоа в Индии. Вероятно, это вершина желаемого. На мой вопрос: не скучно ли там, последовал чарующий, усыпляющий душу рассказ о том, как утром брат и его жена идут купаться в лазурном море, потом обедают в ресторане на свежем прозрачном воздухе (акварельная голубизна, жёлтый чистый песок), затем едут на экскурсию: «Всё там дёшево, и наши бедные люди выглядят вполне состоятельными. В Гоа свои нищие, и мы на этом фоне – просто господа».

Мило, мило. Но где же тут служение своей стране? По-моему, его ни в мыслях, ни в желаниях. Да это и не удивительно. Если государство ничего своим гражданам бесплатно не даёт, а сейчас и образование переводит на деньги, и всю культуру, то зачем держаться за такое государство? Оно само от себя отталкивает. Такую вот систему взаимоотношений с Отечеством нам подсунули.

Вполне по-немецки. Один мой знакомый рассказывал, что его дочь, которая замужем за немцем, вынуждена снимать с мужем комнаты в доме его родителей. Наверное, старикам, которые заранее присматривают себе дом для престарелых, выгодно паразитировать на семье сына, чтобы он не паразитировал на них. Но где же тут любовь? В этих денежных перерасчётах её нет.

И сразу вспомнилась услышанная мной история, как-де верхушка «ЕР» год-два назад была озадачена поведением молодых людей - общественных деятелей, собирающихся на каком-то озере, вокруг которого кипят политические страсти.

Представители власти, должно быть, не без содрогания душевного взглянули на эту молодёжь, раз один из них назвал её «гопотой». Если это правда: значит, власть понимает, насколько современные молодые люди, всякие виды видавшие в борьбе за своё существование, отличаются от мягких и культурных советских типажей. А ведь этой новой поросли и управлять страной. Для окультуривания её и собирают на берегах озера. А кто внимателен, в печати встретит и торжествующий гогот этого лихого молодняка: «Россия будет нашей! Га-га!»

Нет, это не мы, доверчивые советские интеллигенты, привыкшие верить другим на слово и держать своё слово: так нас учили в школе педагоги, детство или юность которых пришлась на героическое время Великой Отечественной войны. Это совсем иная по своей природе сила. Поросль, политая кровью бандитских девяностых, выживавшая рядом с разного рода чеченскими и китайскими районами, в глазах которой Россия прежде всего - рынок. И тут не достаточно будет только прикормить молодняк с руки и наобещать ей с три короба, чтобы заставить её быть ласковой, нежной, послушной.

Малокультурные люди подчас отличаются и коварством. Помните Ганечку из романа Достоевского «Идиот», который любил деньги гораздо больше членов своей семьи?

Если бы я писала не для детишек, а для взрослых, я бы, пожалуй, изобразила этакого Раскольникова сегодняшних дней, который охотится не на старушку-процентщицу (мелкая цель), а на пригревшего его олигарха муниципального разлива, который и видит как будто в нём своё продолжение, и боится его предательства, и унижает его, и презирает, и издевается над ним, и хочет сделать его наследником, и отвращается от него. Совсем отец-Карамазов.

А наш новый Раскольников, презирающий деньги, потому что он видел, как грязно они достаются, вынашивает в тайне мысль - проверить, Наполеон ли он. Точнее, насколько он из породы Ходорковских, для которых общество, а то и весь мир, – двуногих тварей миллиарды. Вот, какие нынче масштабы. Не одна Европа, как у «провинциального» Наполеонишки.

Этот новый Раскольников - особое дитя, дитя последних времён, циничных и безжалостных. И ему нужна уже демоническая власть над полями и лесами, реками и горами, над нефтью и газом – всем человечеством. Так и в простом по рождению человеке может прорезаться Антихрист.

Всё его воспитание – отсутствие воспитания, он не нужен ни государству, ни школе, ни семье. Его университеты – охота на дельцов: глядеть на то, как другие выклёвывают глаза жертве, отрезать её детям пальцы, чтобы послать их бандеролью страдающим родителям. Они с наслаждением печатают деньги на едва подсохшей крови. А в выходные вместе с благодетелем отправляются на мраморные дачи приятно провести время. И тут их подчас насилуют в прямом смысле слов, кощунствуют над их собственными телами.

Они давно жаждут расплаты. Смотрят на то, как легко захватили свои куски нынешние нувориши, и учатся на их примере, впитывая в себя их телесную сладострастную дрожь. Так убийца наслаждается последними секундами уходящей из тела жизни. И сладостно смотреть ему в её умоляющее лицо, в которое ему хочется плюнуть.

Такая молодёжь не денег хочет: у неё они и так есть. Превыше денег – ступенька иерархической ложи. Вот в этом прежде всего они и видят свою замену «отцов»-Карамазовых и Смердяковых.

Молодёжь, если она не знает высокой культуры, - всего лишь отражение психологии эпохи. А перевоспитывать всегда труднее, чем воспитывать. В наше время многие именно по этой причине никогда не будут законопослушными. Не этому они учились у «старших». А торговать и торговаться, продавать и продаваться, и легко, без зазрения совести уходить от налогов, наступая огромной чёрной ордой на народ. Им всё равно, где быть «своими». Остановить их может только духовность. А если они её, как Раскольников, не знают? И знать не хотят? Попробуйте управиться с теми, за которыми бегает стадо бесов!

А мой знакомый приятный молодой человек, о котором я сказала выше, на слова о необходимости веры, как надежды и идеалов любого развитого и культурного человека, вежливо ответил, что верит только своим глазам. И значит, для него есть только криминальная Россия, от которой хочется убежать в чистое, мирно плещущееся море в бесстрастном Гоа.

Правда, он поинтересовался, не готовит ли кто в современной России социалистическую революцию. Уж очень напугал смог в Москве. И поездка в Турцию на неделю спасением не стала. Да и страшно ему жить в обществе, в котором он никому не нужен, кроме своей семьи. А работодателю, по его словам, нужна от него не его личность и полное развитие сил, а единственно - прибыль. А как извлечь её из горящей, распроданной страны? Из народа, потерявшего уже так многое? Ну, если только извлекать деньги из расчленения и продажи чужих почек и сердец. Большая прибыль! И, кажется, ему уж не хочется заводить в этой обстановке детей. Если только где-нибудь на Гоа.

<<< Предыдущие записи     Следующие записи>>>

Вернуться на главную