Вступая в новый,  2022-й, год мы попросили некоторых наших коллег ответить на нашу анкету.
Опубликованы ответы:
– Валентины Ефимовской, Дмитрия Ханина, Геннадия Иванова;
– Вячеслава Лютого, Александра Боброва, Алексея Берегового, Григория Блехмана;
– Анатолия Аврутина, Нины Ягодинцевой, Андрея Попова, Романа Круглова, Николая Иванова
– Василия Воронова, Павла Кренёва, Надежды Мирошниченко, Анны Ретеюм, Валерия Латынина

Анкета «РП»:

И ВСЁ-ТАКИ ХОЧЕТСЯ СПРОСИТЬ…

1. Чем ушедший 2021-й год вам запомнился?
2. Какие события в жизни нашего писательского Союза Вы можете назвать наиболее важными?
3. Что Вам, писателю, позволяет оставаться самим собой в условиях нынешней политики пренебрежения самоценной литературой и насаждения обезличивающих человека стандартов?
4. Кто из современных писателей и почему у Вас сегодня вызывает наибольший интерес?

 

Валентина ЕФИМОВСКАЯ (Санкт-Петербург):

1. Неизбывной надеждой на то, что будущий год станет милосерднее, радостнее, победнее настоящего. Что Россия будет громогласнее заявлять свои права в мире, смело укоренять свои нравственные принципы. Что русская литература мало-помалу все-таки высвободится из пут замалчивания, и русский народ наконец узнает, что есть настоящая, правдивая, красивая русская литература, возвышающая, а не унижающая человека, борющаяся за правду жизни, а не за свободу порока и дилетантизма. Иногда, когда редко удается выступать в каких-либо собраниях, читать свои и стихи любимых современных поэтов, рассказывать о современной прозе, мне приходится слышать возгласы удивления слушателей, дивящихся тому, что они не знали, что есть такие хорошие писатели в современной России. Надеюсь, что в будущем году расстояние между русским писателем и русским читателем сократится.

2. Не знаю, так как я практически не бываю их участником. А значимость события можно вполне осознать только через личное причастие к нему. Для меня в моем творчестве, связанном с собственным писательством и с созданием журнала «Родная Ладога» очень важно общение с писателями через сайт «Российский писатель», позволяющий быть в курсе литературного процесса. Так что важным считаю благополучное существование этой жизнеспособной литературной площадки.

3. Вера в свою Родину, надежда на победу правды Божией, уверенность в том, что, если современная русская литература обладает духовной ценностьюуо и нужна людям, то она будет востребована, может, не нашими современниками, может, Божиим Промыслом она приберегается для будущего главного, решительного удара, как спасительное оружие в грядущих сражениях с миром зла. Ведь и великая русская классика постепенно концентрировала свое влияние, от века к веку усиливала свою боеспособность. Поэтому она так актуальна сейчас.

4  По-прежнему произведения наших признанных мастеров, показывающих примеры неиссякаемого творческого совершенствования, умение превосходить в творческом процессе самих себя – поэзия Надежды Мирошниченко, Николая Зиновьева, Юрия Перминова, проза Николая Иванова, Павла Кренева, Василия Дворцова, Татьяны Грибановой и многих других блистательных писателей, которым я посвящала свои статьи. Я пишу о тех, чье творчество мне близко по духовным исканиям и обретениям, совершенно по художественной форме. Мне нравятся работы молодых авторов – поэзия Дмитрия Ханина, критика Романа Круглова, проза, критика и гражданская позиция Андрея Тимофеева. Я радуюсь зримой, крепкой связи поколений, той вечной златой цепи, которой скрепляется литературно-творческий процесс, восходящий в историю, как в небеса вечный пушкинский «дуб зеленый».

 

Дмитрий ХАНИН (Ростов-на-Дону):

1. Минувший год оказался неплохим, но не самым плодотворным. Больше всего запомнился коронавирусом, который довелось перенести многим знакомым.

2. Основные события в Союзе писателей России? Переход к минцифры, первые шаги ассоциации, которые тоже пока непонятно, куда приведут. Ну и, конечно же, приём новых талантливых писателей в члены СП России. Хочется, чтобы процесс поиска новых имен и работы с ними продолжался и развивался.

3. Что поддерживает? Наверно, близкие люди. И, конечно, ощущение себя частью одного большого целого – Земли, Космоса. Это позволяет верить, что всё не напрасно.

4. Любой перечень любимых современных авторов будет обидно не полным. Но в него обязательно войдут Виктор Кирюшин, Евгений Юшин, Анатолий Аврутин, Игорь Кудрявцев, Юрий Ремесник, Василий Воронов и многие-многие другие.

 

Геннадий ИВАНОВ (Москва):

1. Год незабываемый. Впервые за семьдесят лет я что-то сломал у себя, сломал  правую плечевую кость «со смещением осколков»… Это произошло в Мурманске в январе прошлого года, так что пришлось  месяцами и упражнения всякие делать и думать - к чему бы это…
Видимо, к тому, что «пора мой друг, пора…»

Если говорить о России, то год запомнился  наконец-то проявленной твёрдостью власти по отношению к НАТО и в целом к Западу. Хочется надеяться, что  если наши требования не будут учтены, Россия будет способна на жёсткий ответ.

В Союзе писателей России шла активная работа. Это главное. Даже не верится, что в пандемийный год было много и поездок по стране, и совещаний молодых, и  мероприятий в Москве…Союз живёт и работает.

2. Кто хочет полноты картины, должен прочитать доклад нашего председателя Н.Ф.Иванова на пленуме правления 16-го декабря. Он есть и на сайте РП и на сайте ДЛ.

Особо отмечу  в качестве события очень активную работу  с молодёжью, такого прежде не было, и очень активную работу по переводам  - и в Дагестане провели специальный секретариат, и в Ханты-Мансийске. И по публикациям видно. Раньше редко встречались свежие переводы, а сейчас от них отбоя нет.

3. Да, как писал Твардовский: «Найти себя в себе самом/ И не терять из виду». Или Владимир Соколов:

Это страшно – всю жизнь ускользать,
Уходить, убегать от ответа,
Быть единственным –
а написать
Совершенно другого поэта.
 

Можно было бы ещё кого-то вспомнить…Это вообще главнейшая тема, особенно для поэтов, во все времена. Что касается нынешнего «пренебрежения»  и «стандартов», то , не вдаваясь в пучину политики, скажу, что помогает сама русская и мировая поэзия, без которой жить нельзя, помогает  народная мудрость, которая говорит, что «всё минется, правда останется». Поэзия останется. Да много чего помогает. Сама жизнь помогает.

4. Было время, когда я ждал выхода новой книги  Рубцова, Владимира Соколова. Василия Казанцева, Жигулина, Алексея Решетова, Горбовского, Тряпкина, Сухова, Кузнецова, Передреева, часто заходил в книжный на улице Горького или на Новом Арбате. Теперь очень редко захожу, чтобы купить книгу современного писателя. Знакомые дарят мне свои книги, кого-то просматриваю в интернете. Добрые слова я готов сказать многим и говорю, и это справедливо, но вот не вижу я сейчас писателя, который бы стал для меня открытием чего-то очень существенного в русской литературе. Мы все в той или иной мере работники, кто-то даже мастер, но необходим если не пророк, то очень большой талант. В обществе будет всё больше запрос на него – и он появится. Сейчас ещё этот запрос не велик. 

 

Дополнительный вопрос Геннадию ИВАНОВУ:

«Мы все в той или иной мере работники, кто-то даже мастер, но необходим если не пророк, то очень большой талант…»

- У Пушкина в «Пире во время чумы» есть такие строки:

«Всё, всё, что гибелью грозит,
Для сердца смертного таит
Неизъяснимы наслажденья –
Бессмертья, может быть, залог!
И счастлив тот, кто средь волненья
Их обретать и ведать мог».

А присутствующий на пиру священник призывает пирующих думать о бессмертии небесном, а не земном:

«Прервите пир чудовищный, когда
Желаете вы встретить в небесах
Утраченных возлюбленные души.
Ступайте по своим домам!»

Но пирующие не устрашаются чумы и  продолжают верить в возможность также и бессмертия земного. 
Может быть, «большого», «пророческого» таланта не появляется потому, что, в отличие от современников Пушкина, мы уже не верим в возможность земного бессмертия  (это когда Пушкин мог написать: «Нет, весь я не умру – душа в заветной лире/Мой прах переживет и тленья убежит…»)?
Может быть, в условиях нынешнего глобального переформатирования самого человеческого образа мы уже не верим, что в будущем «жив будет хоть один пиит»?


Геннадий ИВАНОВ:

- Вопрос замечательный, к нашему пандемийному  времени  имеющий прямое отношение:

Ныне церковь опустела.
Школа глухо заперта.
Нива праздно перезрела.
Роща тёмная пуста.

И селенье, как жилище
Погорелое стоит.
Тихо всё. Одно кладбище
Не пустеет, не молчит.

Это всё Пушкин видел воочию в 1830 холерном  году. Да и мы сейчас думаем обострённо и о небесном бессмертии и о земном. Я согласен, что современные люди  меньше стали ценить «земное бессмертие», чем это было прежде. «Вот моё продолжение!» - прежде часто говорили родители, указывая на своих детей. Теперь я редко такое слышу. Пушкин знал себе цену, и справедливо верил в своё «земное бессмертие». Было ли это неким стимулом  его гениального творчества? Отчасти, может быть. Такие  гении творят по другой причине. Чтобы много не распространяться, скажу так: они не могут не творить, какие бы  видения будущего ни насылали им бесы.

Сейчас в нашей жизни присутствует и «переформатирование», и предчувствие конца света, и «пир во время чумы»…Это не добавляет оптимизма, но мы не знаем точно, когда  закончится всё, в том числе и «земное бессмертие». Вообще не знаем ничего о самом последнем на земле «переформатировании» из «земного бессмертия» в небесное.…Что будет с гениальными  картинами, стихами, музыкой…Тут можно фантазировать. Когда и как поступит Господь, не знаем. Так что не будем окончательно пресекать «земное бессмертие»…Я думаю, что до «последнего поэта»  очень далеко. Хотя и сомневаюсь порой.

Русская православная церковь как сейчас засияла! Бог дал.

А почему русская литература не может ещё просиять. И куда-то вдруг денется цифровизация…Всё может быть. Не будем унывать.

А запрос на пророка, на гения, на великий талант должен быть.

Вот  раньше часто говорили «новый Пушкин» -  появился он или когда появится. Были анкеты на эту тему. Статьи. Особенно это началось в конце тридцатых годом прошлого века и продлилось  до семидесятых примерно. Пушкин новый не появился, но появилась почти пушкинская плеяда поэтов Великой Отечественной войны, а потом прекрасная плеяда русских поэтов 60-70 годов.

А закончить  ответ на дополнительный вопрос я хочу таким своим (прости Александр Сергеевич) стихотворением:

Мы стихи почитали,
а нас покормили за это.
Даже рюмку налили.
И честно скажу, не одну…
В наше время не слышно,
не видно пророка-поэта.
Мы вполне понимаем
и чувствуем эту вину.

Только что же нам делать?
Конечно, писать и  трудиться.
По велению Божию
будет когда-то пророк…
Наше дело работать
и сердцем к народу стремиться.
Нас не знает народ,
но он ждёт неминуемых строк!

Наш канал на Яндекс-Дзен

Вверх

Нажав на эти кнопки, вы сможете увеличить или уменьшить размер шрифта
Изменить размер шрифта вы можете также, нажав на "Ctrl+" или на "Ctrl-"

Система Orphus Внимание! Если вы заметили в тексте ошибку, выделите ее и нажмите "Ctrl"+"Enter"

Комментариев:

Вернуться на главную