Мы продолжаем публикацию ответов на анкету "РП".
Опубликованы ответы:
– Валентины Ефимовской, Дмитрия Ханина, Геннадия Иванова;
– Вячеслава Лютого, Александра Боброва, Алексея Берегового, Григория Блехмана;
– Анатолия Аврутина, Нины Ягодинцевой, Андрея Попова, Романа Круглова, Николая Иванова
– Василия Воронова, Павла Кренёва, Надежды Мирошниченко, Анны Ретеюм, Валерия Латынина
– Юрия Щербакова, Людмилы Воробьёвой, Николая Переяслова, Ирины Дегтярёвой, Валерия Хатюшина, Александра Смышляева
– Ивана Ерпылёва, Владимира Скифа, Андрея Смолина, Валерия Фатеева;
– Эммы Меньшиковой, Юрия Перминова

Анкета «РП»

И ВСЁ-ТАКИ ХОЧЕТСЯ СПРОСИТЬ…

1. Чем ушедший 2021-й год вам запомнился?
2. Какие события в жизни нашего писательского Союза Вы можете назвать наиболее важными?
3. Что Вам, писателю, позволяет оставаться самим собой в условиях нынешней политики пренебрежения самоценной литературой и насаждения обезличивающих человека стандартов?
4. Кто из современных писателей и почему у Вас сегодня вызывает наибольший интерес?

 

Анатолий АВРУТИН (Минск):

1. К сожалению, ушедший год запомнился потерями  немалого числа друзей и товарищей по перу. Ковид не пощадил ни Сергея Соколкина, ни Владимира Сорочкина, ни Людмилу Васильевну Щипахину… У нас в Минске только в ноябре ушли из жизни Микола Шабович, Ганад Чарказян, Микола Метлицкий – цвет белорусской литературы. На этом фоне как-то не очень радуешься каким-то собственным успехам – публикациям, которых было немало, литературным премиям, которыми год тоже меня не обошел…

2.Живя в Минске, мне далеко не всегда удается активно участвовать в главных мероприятиях СПР. Тем не менее, заметным событием в жизни писательской организации представляется вступление Союза писателей России в новую творческую Ассоциацию. Хотя время покажет, даст ли это действенный эффект. Важно, как мне представляется, и то, что Союзу удалось вернуть под свое крыло еженедельник «Литературная Россия» -- одну из главных писательских газет России.

3. Убежден, что настоящий творец может оставаться самим собой и тогда, когда власть предержащим нет до него никакого дела. В какой-то степени в этом даже есть свои преимущества – никто тебя не будет прорабатывать за отсутствие в твоих произведениях главенствующей в стране идеологии…Что касается лично меня, то я самое темное и самое депрессивное время года – с конца октября до середины марта – одолеваю, с головой уйдя в переводы. Очарован Дагестаном и его поэтами, счастлив, что сумел дать новую жизнь в русской словесности многим стихам Магомеда Ахмедова, с которым мы за это время стали настоящими побратимами во слове, Владика Батманова, Умараги Салиховой, Сувайнат Исрафиловой… Осмелился даже перевести несколько стихотворений великого Расула Гамзатова…

4. Вопрос достаточно коварный –вспомнишь одних, обидятся те, кого не упомянул. Тем не менее назову несколько имен. В прозе это Евгений Шишкин и два Михаила Попова – архангельский и московский, Николай Федорович Иванов с его удивительными новеллами, молодая минская писательница Виктория Синюк…

Из поэтов очень ценю Светлану Сырневу, Надежду Мирошниченко, Виктора Кирюшина, Валерия Хатюшина, Михаила Синельникова, Наталью Егорову, Карину Сейдаметову, Геннадия Иванова, Екатерину Полянскую, Эмму Меньшикову, Николая Переяслова… Недавно открыл для себя творчество блистательной Елены Безруковой из Барнаула…На высочайшем уровне творят в критике Вячеслав Лютый и моя землячка Людмила Воробьева…

Все они продолжают пушкинско-блоковско-есенинскую традицию в отечественной литературе, не позволяя ржавчине модернизма до конца разъесть поле русской словесности… А это в современных условиях уже подвиг.

 

Нина ЯГОДИНЦЕВА (Челябинск):

1. Это, конечно, был тревожный, напряжённый год, но он оказался и максимально насыщенным литературными событиями – словно время, сжатое как пружина, распрямилось и расправилось в будущее. Поэтому год запомнился весь, и мне даже кажется, в него вместилось несколько лет.

Множество поездок – начиная с зимнего, великолепно заснеженного Сургута, куда мы отправились с моими ученицами, творческими педагогами Оксаной Ралковой и Викторией Ивановой, и завершая гостеприимной Уфой, где Светлана Чураева провела максимально насыщенный фестиваль «Корифеи».

После «пропуска хода» в 2020-м мы провели-таки в апреле нашу первую всероссийскую конференцию по литературно-творческой педагогике и уже 12-е, традиционное Совещание молодых писателей. Надо сказать, что тут мы отыгрались за пропущенное: конференцию онлайн посмотрели около 4 000 человек, и это убедило нас, что мы на верном пути. Ещё напридумывали несколько оригинальных лабораторий и провели для переводчиков телемост с Северной Осетией.

Огромное количество семинаров и лекций – очных и онлайн, встреч с молодёжью, бесценных диалогов. В Ленинских Горках на «Осиянном слове» читала лекцию по безопасности творчества с большой сцены на поляне, а над головами ходила гроза, иссиня-чёрная тяжёлая туча, временами она не выдерживала и прорывалась дождём, слушатели сидели в шатрах, но несколько человек стояли перед сценой под зонтиками, с которых ручьями текла вода…

Читали стихи на берегу Северного Ледовитого океана, который вдруг оказался не таким уж и ледовитым – с нами он был ещё по-летнему тёплым, и на память я увезла домой сделанный из обломка весла магнитик с двумя дельфинами, а когда летела из Мурманска в Питер, по левому борту полыхало полярное сияние… Вообще Мурманск оказался городом полного моего счастья – я впервые прилетела туда в полярный день. Солнечная полночь – колоссальная энергия!

Запомнилось накрепко, как начался фестиваль имени А. И. Левитова, впервые великолепно проведённый в Липецке Анной Харлановой – я приехала раньше других, с вечера, и когда вышла в сад, над головой медленно пролетела и ярко вспыхнула перед исчезновением крупная осенняя звезда…

Ах, да, ещё – «Литература из первых рук»: совместно с Челябинской областной универсальной научной библиотекой провели 10 телемостов с крупнейшими региональными литературными журналами России. Нас смотрели в 67 городах страны.

Вот эта энергия распрямляющейся пружины эмоций и запомнилась. А тяжесть нагнетаемого вокруг абсурда ушла. Год закалил. Наверное, в общем зачёте он пошёл за два, а то и за три.

2. Совещания молодых. Огромная работа СМЛ – это работа на будущее. Будущее должно быть. Другие варианты не рассматриваются. А так-то мы далековато от Москвы…

3. Собственно, я пришла в литературу уже в условиях нынешней политики пренебрежения литературой – ведь эта история длится три десятилетия, ничего нового, и внутри себя она разворачивается вполне логично, от пренебрежения личностью до её стирания. Другого времени у меня и не было. Вся творческая судьба складывалась не благодаря, а вопреки обстоятельствам, отношению, возможностям. И вот это понимание – будет только то, что ты сделаешь, или поможешь сделать, или просто поддержишь человека, его дело – это понимание и укрепляет. Оно уже практически экзистенциально.

4. Сложно ответить. Читала в этом году в основном молодых, было огромное количество экспертной работы, и «для души» оставалось мало возможностей. Назову очень неполный список имён: Светлана Чураева, Елена Крюкова, Андрей Тимофеев, Дмитрий Коржов, Дмитрий Воронин, Светлана Супрунова, Владимир Трусов, Илья Виноградов, Оксана Ралкова, Эллина Савченко, Роман Круглов, Елена Безрукова, Александр Кердан, Андрей Расторгуев…

На вопрос «почему» ответить особенно трудно. Ведь собеседника ищешь интуитивно, и только потом разбираешься, что и почему зацепило. Тут надо статьи садиться писать.

 

Андрей ПОПОВ (Сыктывкар):

1. Выступление вместе с Надеждой Мирошниченко в малом зале ЦДЛ. Прошел 14 съезд Союза писателей Республики Коми. У меня вышла книга избранных стихотворений «Метель», которая вошла в шорт-лист Всероссийской Арктической премии. Занял первое место во II Конкурсае художественного перевода с языков народов Российской Федерации «Услышь, Россия, наши голоса».Шесть наших авторов из Республики Коми стали лауреатами «Российского писателя»  - Валерия Салтанова, Александр Суворов, Татьяна Канова, Наталья Стикина,  Инга Карабинская, Владислав Сушков. Ушла из жизни наш председатель правления Союза писателей Республики Коми  Елена Козлова – светлая ей память.

2. Вступление в Ассоциацию союзов писателей и издателей России. Всероссийский круглый стол «Литературный перевод – диалог XXI века». Идея создания банка подстрочников.

3. Молитва. Поддержка друзей. Поддержка читателей. Вера в лучшее.

4. Надежда Мирошниченко, Светлана Сырнева, Нина Ягодинцева, Анатолий Аврутин, Борис Лукин, Дмитрий Ермаков, Николай Коновской, Сергей Зубарев, Валерий Хатюшин, Юрий Перминов, Василий Воронов, Николай Дорошенко, Ольга Корзова, Валентина Ефимовская, Дмитрий Ханин, Андрей Расторгуев, Николай Иванов, Геннадий Иванов, Владимир Крупин, Александр Суворов, Николай Беседин, Геннадий Красников, Василий Дворцов, Александр Проханов, Михаил Попов, Алексей Полубота, Людмила Яцкевич, Вячеслав Лютый, Андрей Галамага, Елена Крюкова, Александр Нестругин, Николай Рачков, Евгений Чепурных, Николай Зиновьев, Виктор Кирюшин, Наталья Лясковская, Евгений Семичев, Инна Кабыш, Мария Аввакумова, Виктор Вестаков, Герман Титов, Станислав Минаков, Алексей Крестинин, Геннадий Русаков, Светлана Кекова, Олеся Николаева, Юнна Мориц, Вера Кузьмина, Сергей Гонцов, Игорь Тюленев, Владислав Артёмов… Юрий Кузнецов,Даниил Андреев,Николай Рубцов, Алексей Прасолов,Николай Тряпкин, Аркадий Кутилов, Анатолий Передреев, Арсений Тарковский, Глеб Горбовский, Алексей Решетов, Борис Примеров, Михаил Анищенко, Денис Новиков, Виктор Коротаев, Денис Коротаев, Виктор Гаврилин, Татьяна Глушкова, Николай Дмитриев, Николай Колычев, Равиль Бухараев, Алексей Шадринов, Евгений Курдаков, Борис Чичибабин, Андрей Бахтинов, Игорь Царев, Анатолий Жигулин, Ирина Ратушинская, Геннадий Григорьев, Валерий Дударев,Павел Мелёхин, Ольга Рожанская, Валентин Устинов, Виктор Смирнов, Владимир Сорочкин…

 

Роман КРУГЛОВ (Санкт-Петербург):

1. Жарким летом в Комарово, поездками в Москву, Дагестан, Мурманск, Новгород и Псков.

2. Создание Ассоциации союзов писателей и издателей, совещание молодых литераторов в Покровском, учреждение премии им. А.И. Казинцева

3. Быть собой, писателем, позволяет интерес к жизни, а также моя невостребованность в качестве кого-то другого. Политика насаждения стандартов не предлагает ничего, на что я мог бы польститься. Я почти не сталкиваюсь с соблазнами, которые могли бы заставить меня покривить душой как писателя. Возможные выгоды настолько не соответствуют «цене», а примеры «стандартизированных» авторов настолько не привлекательны, что такая сделка представляется мне большой глупостью. 

4. Новые сильные стихотворения Алексея Ахматова, а также его рассказы «Анатомия лени» и «Ночь перед воскресеньем», с интересом прочёл новый рассказ Юрия Лунина «Времена дня». В этом году открыл для себя нового самобытного поэта – Киру Османову, а также повести китайских писателей Ван Аньи «Дядя» и Пэн Жуйгао «Расследование в нашем уезде», роман «Фвонк» норвежца Эрленда Лу.

 

Дополнительный вопрос Роману КРУГЛОВУ:

- В ответе на первый вопрос Вы среди важных событий назвали создание Ассоциации союзов писателей и издателей. По вашему мнению, что привнесет вступление в Ассоциацию в жизнь нашего Союза и наших писателей?

 

Роман КРУГЛОВ:

- Судя по всему, Ассоциация задумана как шаг к признанию профессионального писательского сообщества властью. Если это так, то в перспективе это может дать Союзу и писателям возможность не подпольно, а получая информационную и материальную поддержку, работать на государство. Если этого не будем делать мы, это будут делать другие силы. Своей работой мы, надеюсь, сможем повернуть культурную политику в русло культуры.

 

Николай ИВАНОВ (Москва):

1. Потерями. Уходит из жизни писатель — вольно-невольно, но первое сообщение об утрате, как правило, идёт председателю. Список, к сожалению, большой. Все иные списки можно исправить, но — только не этот...

При этом живущим необходимы силы, уверенность в завтрашнем дне. Союз писателей России — это система. Вне зависимости от того, кто в руководстве организации — Иванов, Петров или Сидоров — она будет работать, потому что мы держимся командной работой. И это крайне важно понимать и обществу, и власти. Нам самим тоже.

2. Об этом, наверное, судить не мне, руководителю. Но отмечу такой штрих: во время поездок по стране со мной всё чаще стали встречаться главы регионов. Отношу это к возросшей активности региональных писательских организаций, укреплению авторитета нашего сообщества.

С надеждой смотрю на начавшую у нас работать Литературную гостиную «ПАРК КУЛЬТУРЫ» - это площадка для живого творческого общения, которого лично мне не хватало в стенах Союза. Мечтаю о выездных литгостиных хотя бы в ближайшие наши областные организации.

В прошедшем году заработали новые очень значимые литературные премии - Арктическая, им. Г.Державина и им. А.Казинцева. При этом есть понимание, что их не становится слишком много, поскольку не востребованные сами уходят в небытие. А для писателей важно получать признания.
Не нравится количественное «скукоживание» наших литературных десантов при поездках по стране —  и из-за пандемии, и из-за финансов. Но главное, мы в Союзе обсуждаем и трезво оцениваем каждую конкретную ситуацию, чтобы концентрировать усилия на главных направлениях и не тратить силы на переливание из пустого в порожнее.

3. Понимание условности при назначении всевозможных победителей. В интернете родился даже афоризм: «Плеяда раскрученных писателей, чьи романы никто никогда не дочитал до конца». Суета. И эти пенные барашки на гребне волны будут всегда. Вспомним высказывание графа, поэта Арсения Голенищева-Кутузова: «Чем больше кричат о человеке его современники, тем скорее и полнее забывают о нём потомки». Это из этой же серии.

Недавно услышал суждение одного писателя о героях моего романа: «Иванов заставил мужиков долбить мерзлую землю для похорон растерзанной волком собаки. Зачем? Можно было дождаться весны, труп-то все равно околел...» Так вот: мои герои в книгах будут долбить землю, чтобы не потерять своё человеческое обличье, а герои оппонента станут выгадывать и ждать весны. Хотя его чем только уже не наградили, не премировали...

Не предать своих героев!

4. Опасное это занятие. Попробуй не назови кого-то… На недавнем годовом собрании Ассоциации союзов писателей и издателей главной ошибкой в её работе назвал составление всевозможных списков. Они взрывоопасны. Как бы ни были мы беспристрастны, вкусовщина, личностные симпатии проявятся всё равно. Тем не менее, в этом году появилась потребность многое заново прочитать у Людмилы Щипахиной… Читаю публикации Надежды Мирошниченко, Александра Смышляева, Камиля Зиганшина… Слежу за идущими уже не за нами, а вместе с нашим Союзом ребятами из СМЛ — это Дмитрий Ханин, Дмитрий Лагутин, Александр Тихонов, Роман Круглов… Близка по дыханию, с одной стороны, поэзия Юнны Мориц, с другой — Татьяны Грибановой, Анны Токаревой, Ирины Карагодиной, Анны Ретеюм, Василия Попова. А публицистика Михаила Шахназарова? А легкое перо нашего лучшего мариниста Николая Черкашина? А мудрость и мастерство Михаила Еськова из Курска, Виктора Потанина из Кургана, Василия Воронова из Ростова-на-Дону, Владимира Кострова? А неподражаемость Тимура Зульфикарова! Чудо-переводы Сергея Ключникова? Востребовано слово Еремея Айпина и Владимира Санги. Радуют плодотворность Михаила Чванова, Николая Лугинова, Магомеда Ахмедова. А невозможность оторваться от песен Виктора Верстакова? Открыл для себя прозу Василия Килякова...

Знаете, чтобы родилась очередная мощная волна, вынужденно притухает предыдущая, набирая силы из глубины. По моим ощущениям, именно в наше время как раз и начинается рождение этой новой волны.

 

Дополнительный вопрос Николаю ИВАНОВУ:

- Николай Фёдорович, Вы не назвали в числе значимых событий возвращение из «желтизны» в лоно русской литературы газеты «Литературная Россия». А тема эта до сих пор всплывает хотя бы потому, что бывшее её руководство пусть и с малочисленной, но активной группой поддержки продолжает искать себе покровителей и поливать грязью новый коллектив редакции.

 

Николай ИВАНОВ:

- Проигрывать тоже надо уметь. Только вот для этого требуются не только мужество, но и чувство собственного достоинства вкупе с благородством.

Учредители, к которым относится и Союз писателей, наконец-то смогли спасти газету, оказавшуюся в своеобразной наркотической зависимости от «жареного». Сами это «жареное» сочиняли, сами придуманным возмущались. Кого-то лягнуть и тем привлечь в себе внимание, раздуть сенсацию из собственных фантазий о региональных проблемах — всё это стало сутью работы редакции и не могло не вызывать недоумение и сожаление.

Конечно же, у новой команды ни времени, ни ресурсов, ни технических средств, ни редакционного портфеля не оказалось - только выжженное поле, только гора проблем от предшественников. Но есть несомненное желание исправить ситуацию. Это при том, что авторитет издания упал почти до нуля (всего 286 подписчиков). Висят на нём и огромные долги — кроме общеизвестных трёх миллионов за непроплаченную аренду, всплыла ещё одна неприглядная цифра: порядка 700 тысяч рублей редакция оказалась должна типографии и экспедированию. Такое ощущение, что прежняя команда альфонсами ни за что не платила, а скандалами искала не столько новых подписчиков, сколько тех, кто мог ей оказать матпомощь как информационному киллеру. Меня кто-нибудь поправит?

Да, прежний состав «самой принципиальной» газеты не унимается в своих наговорах, и только из-за этого я могу задать и некие риторические вопросы нравственного характера: если редакция легко принимает деньги при условии, что какие-то имена никогда не появятся на её страницах в критических материалах - это может считаться принципиальностью? Брать при этом под козырёк благодетелям — есть ли в этом бескомпромиссная позиция? А если деньги, например, шли от тех, кто сегодня сидит в тюрьме - можно ли при этом поучать жизни других? Объясняется ли «свободой слова» попрошайничество, когда даже после приговора суда не прекращаются обращения к родственникам и ближайшему окружению криминального авторитета - даёте копеечку? Какого рода принципиальность проявляется в данном случае?

Или это вопросы в пустоту? А ведь они далеко не последние...

Что мы получили в итоге? На деле практически НИКТО не примчался спасать газету, когда её выселяли из занимаемых помещений судебные приставы. Только Сергей Шаргунов приехал как депутат Госдумы, да поэт Григорий Шувалов для того, чтобы забрать принадлежавшие ему книги. Всё! Это как же надо было настроить против себя писателей, а также Союз журналистов, специализирующиеся на помощи «угнетённым» общественные организации, правоохранительные и надзорные органы, собственных учредителей, остаток подписчиков, сетевых читателей? Это редкий "дар"...

Не сомневаюсь, что будут ещё предприниматься попытки лепить из «ЛР» непорочный символ времени, удушенный деспотами-учредителями. Поэтому мы будем не правы, если сегодня побрезгуем показать неприглядную изнанку этого «символа», по своей природе схожего разве что с воспалившимся нарывом.   

Но - сама тема смены руководства «Литературной России» уже полностью исчерпана. Настала пора нашего творческого сотрудничества со старейшим литературным изданием, ровесником нашего СП России. Пожелаем удачи тем, кто сегодня сбрасывает с газеты остатки истлевших одежд и выводит её на новую орбиту.

Наш канал на Яндекс-Дзен

Вверх

Нажав на эти кнопки, вы сможете увеличить или уменьшить размер шрифта
Изменить размер шрифта вы можете также, нажав на "Ctrl+" или на "Ctrl-"

Система Orphus Внимание! Если вы заметили в тексте ошибку, выделите ее и нажмите "Ctrl"+"Enter"

Комментариев:

Вернуться на главную