Мы завершаем публикацию ответов на анкету "РП".
Опубликованы ответы:
– Валентины Ефимовской, Дмитрия Ханина, Геннадия Иванова;
– Вячеслава Лютого, Александра Боброва, Алексея Берегового, Григория Блехмана;
– Анатолия Аврутина, Нины Ягодинцевой, Андрея Попова, Романа Круглова, Николая Иванова;
– Василия Воронова, Павла Кренёва, Надежды Мирошниченко, Анны Ретеюм, Валерия Латынина;
– Юрия Щербакова, Людмилы Воробьёвой, Николая Переяслова, Ирины Дегтярёвой, Валерия Хатюшина, Александра Смышляева;
– Ивана Ерпылёва, Владимира Скифа, Андрея Смолина, Валерия Фатеева;
– Эммы Меньшиковой, Юрия Перминова

Анкета «РП»

И ВСЁ-ТАКИ ХОЧЕТСЯ СПРОСИТЬ…

1. Чем ушедший 2021-й год вам запомнился?
2. Какие события в жизни нашего писательского Союза Вы можете назвать наиболее важными?
3. Что Вам, писателю, позволяет оставаться самим собой в условиях нынешней политики пренебрежения самоценной литературой и насаждения обезличивающих человека стандартов?
4. Кто из современных писателей и почему у Вас сегодня вызывает наибольший интерес?

 

Эмма МЕНЬШИКОВА (Липецк):

1. Хочется помнить хорошее и не роптать, слава Богу за всё, что заслужили, чем держались, пытаясь выстоять физически и сохранить душу живу на фоне глобальной мировой трагедии, в которую весь год опытные и заинтересованные продюсеры и постановщики втягивали — и продолжают это делать — масштабную массовку по имени народы разных стран и континентов.

И если в 2020 году нам удалось ещё пожить пару месяцев обычной человеческой жизнью с её радостями и горестями, а с началом пандемического хоррора ещё была надежда, что скоро этот сюрреализм закончится, то весь 2021 год даже антрактов между действиями не было, а до кульминации, тем более до развязки этого угнетающего сюжета ещё невесть сколько.

Надежды из разряда «скоро» перешли в «когда-нибудь», теперь нам уже говорят «никогда». И уже не знаешь, что лучше — конец этой глобального действа, который грозит человечеству реальным катастрофическим финалом, или его продолжение, в ходе которого ещё возможны какие-то повороты и перемены во избежание той самой «новой нормальности», навязываемой нам взамен Божьего устройства естественной жизни на Земле.

Не хочется сгущать краски, но 2021 год ассоциируется у меня скорее с чёрным квадратом Малевича (хоть я и не являюсь поклонником этого с позволения сказать художника), нежели с яркими полотнами, к примеру, любимого мною Малявина или Филонова, чьи картины пробуждают жажду жизни.

Сама я по натуре человек радостный, но слишком близко к сердцу принимаю все болести мира, его трагедии и потери. И пусть все мы «уходим понемногу в ту страну, где тишь и благодать», так уж устроено бытиё, однако 2021-ый даже в историю русской культуры, литературы, не говоря уж о моей памяти, уже вошёл как год обвального исхода из земной жизни уникальных, особенных, талантливых людей, ставших легендами своего — нашего! — времени: Василия Ланового, Игоря Кириллова, Петра Мамонова.

Отечественная литература и Союз писателей России понесли значительный урон, потеряв в этом году Василия Казанцева, Валентина Курбатова, Геннадия Фролова, Виктора Лихоносова, Марину Шамсутдинову, Николая Скатова, Анатолия Гребнева, Сергея Соколкина, Людмилу Щипахину, Владимира Сорочкина, Альберта Лиханова и других наших собратьев по духу и по цеху, единомышленников, соратников, свидетелей эпохи, уходящей вместе с ними, но остающейся в Слове каждого, кто своим талантом и трудом беззаветно служил литературе и стране, любил Бога и человека.
В Липецкой области не пережил минувший год член Союза писателей России, поэт, философ, нравственный человек Михаил Маскаев. Царствие им всем Небесное, а нам сил и здоровья на то, чтобы жить, писать, любить и помнить тех, кто уже нет на этом свете...

2021-ый был ещё и годом трагических дат — полвека со дня гибели Николая Рубцова,  век без Николая Гумилева и Александра Блока, 80 лет с начала Великой Отечественной войны, в вихре которой в августе 41-го ушла из жизни Марина Цветаева, а  55 лет назад не стало Анны Ахматовой.
Запомнился год и двухсотлетними юбилеями Достоевского и Некрасова, перечитала «Преступление и наказание», большое впечатление получила от публикаций о Достоевском на сайте РП Николая Дорошенко и Николая Скатова, много читала о писателе серьезных работ и сама писала о Достоевском материал в областную газету. Так что большая часть 2021-го прошла у меня под знаком Достоевского, который до жгучей ненависти доводит сегодня ярых либералов, узнающих себя в его обличающих и пророческих произведениях.

Однако каждому из нас дано на жизнь и творчество только то время, которое выпало на его долю, и другой жизни не будет. И память бережно сохраняет и лелеет добрые картины, чувства и события этого уже ушедшего в прошлое года. Как матери, жене, теще даже он принёс ощущение особой защищённости и любви близких ко мне и друг к другу, этот год сплотил заботой и тревогой, проявил истинную ценность и значимость семьи для каждого из нас, трогательность отношений. И это дорогого стоит.

Как писателя, поэта 2021-ый тоже не обошёл меня добром: подборки моих стихов были опубликованы в «Молодой гвардии» и в «Новой Немиге литературной», два раза — на сайте «Российский писатель», где я стала даже лауреатом года.

Как гражданина, патриота, 2021-ый вдохновил меня не то чтобы широким празднованием, но возвращением обществу образа легендарного Александра Невского, 800-летие которого отмечалось государством и церковью. Уже само обращение к его подвигам, к его героической защите русской земли и Православия, его роли в собирании, укреплении Руси и отстаивании русских интересов противу всего вражьего племени, наседавшего на нас со всех сторон, — радует и вселяет надежду, что не всё потеряно, что не зря столько поколений наших предков были преданы идеалам русской государственности и православной веры, что взойдёт ещё «звезда пленительного счастья» над нашей великой Россией.

2. Я считаю важной, даже героической всю деятельность СПР в условиях небрежения литературой, писательским делом в стране и непреходящего стояниия писательских рядов против вирусного нашествия силой Слова и единения, дружбы и сотрудничества.

Весь 2021 год прошёл в поездках по регионам, встречах, литературных фестивалях, молодежных форумах. Союз писателей России живёт и развивается, принимает новых членов. Издаются литературные журналы, газеты, новые книги. Работает Литературная гостиная СПР.

Сайт «РП» продолжает оставаться местом встречи современных писателей и читателей, разворачивая литературную карту Русского мира, представляя творчество уже именитых и молодых авторов, ориентируя в современных политических, социальных, экономических процессах, информируя о событиях в стенах писательского дома, объединяя и поддерживает. В том числе и в офлайн режиме, ибо двери в дом СП открыты даже в такое время, когда безопаснее было бы объявить карантин и работать  в виртуальном пространстве.

По сути руководство СПР, организаторы и участники литературных событий в столице и на местах, члены приемных комиссий и писательских десантов, совещаний и форумов, все писатели, не прекращающие публичную деятельность, выступающие в библиотеках, на фестивалях, ведущие занятия в ЛИТО и студиях, — все они весь этот год рисковали собой. И это не преувеличение, учитывая сколько человек переболело, сколько подвергло себя экспериментальному вакцинированию, сколько погибло, не оставляя свою миссию глаголом если уж не «жечь сердца людей», то верно и бесстрашно служить Отечеству и русской литературе. И это очень важно.

Состоявшийся в декабре Пленум СПР тоже продемонстировал  жизнедеятельность нашего писательского сообщества, его работоспособность в это тяжелое время. Особенно хочу отметить прецедент открытого обсуждения проблемы липецких писателей, не поставленных на учет в областной организации и обратившихся в Союз за разрешением создать городскую организацию СПР в регионе. И хотя такой вариант не нашел поддержки при голосовании, но было принято решение обязать руководителя Липецкого отделения СПР принять заявления и поставить на учет оказавшихся за бортом региональной организации писателей.

Появились какие-то позитивные ожидания в связи со сменой в 2021 году руководства «Литературной Россией» и появлением полноценной печатной площадки для писателей страны, в том числе и членов СПР, доступ которым на страницы этого издания, несмотря на то, что наш Союз является одним из его учредителей, долгие годы был сильно ограничен.

Ну а переход СПР в цифровое ведомство — это особая тема,   пока только факт, свершившееся де юре важное событие, однако вряд ли обещающее что-то хорошее.

3. Я не знаю ответа на этот вопрос. Мне кажется, оставаться самим собой гораздо проще и естественнее, чем впихивать себя в прокрустово ложе обезличивающих стандартов или пытаться что-то сотворять в угоду нынешней политике с её устремленностью на так называемое актуальное искусство, вымороченное изощрённым сознанием.

Это для того, чтобы перестать быть собой, изменить Божьему замыслу и своему человеческому, природному устроению, надо искать поводы, возможности и средства. Прагматично и целенаправленно «переформатировать» свою изначальную сущность ради призрачных по сути целей, ничего не меняющих в главных законах жизни, - вот где сизифов труд, требующий огромных усилий и оборачивающийся пустотой.

А оставаться собой позволяет всего лишь осознание, чувство, ощущение своего предназначения в этой жизни, где ты часть своей малой, земной церкви — семьи, рода — и Небесного собора, откуда набирается душа крепости и веры.

4. В отсутствие государственной политики в сферах книгоиздания, распространения, а теперь ещё и осадного положения всех нас на местах (раньше мы хоть встречались и обменивались своими новыми книгами), возможность знакомиться с творчеством современных писателей представляют лишь литературные журналы, газеты и сайты.

В поток отечественной поэзии, прозы, публицистики я погружаюсь  с «Молодой гвардией», которая постоянно открывает и новых авторов, в том числе из глубинной, провинциальной России, из Донецкой и Луганской НР, из бывших наших союзных республик. А сайт «Российский писатель» определяет и формирует берега, отражает направленность и силу течения, чистоту и наполняемость реки по имени литературный процесс, расчищает и прокладывает дорогу свежим ручейкам, в том числе и только-только пробивающимся из своих затаённых далей, к  широкому полноводному руслу отечественной литературы. 

Это-то и интересно: из каких истоков бегут эти ручьи, чем наполняются разливы и быстрины литературной реки, какие свежие струи несут уже давно подпитывающие её притоки.
Честно признаюсь: люблю поэзию. И поэтов — Надежду Мирошниченко и Андрея Попова, Николая Беседина, Валерия Хатюшина, Анатолия Аврутина, Геннадия Иванова, Любовь Ладейщикову, Андрея Реброва, Валентину Ефимовскую (во всех ипостасях), Николая Рачкова, Татьяну Грибанову (и за уникальную народную прозу!), Светлану Сырневу, Андрея Фролова, Валентину Коркину, Николая Зиновьева,  Игоря Тюленева, Владимира Скифа, Юрия Перминова, Ольгу Фокину, Николая Коновского, Анну Ретеюм, Алексея Шорохова, Виктора Кирюшина, Наталью Лясковскую, Любовь Берзину...  Всех не назвала, но читаю практически всех.

Из молодых вызывает интерес Мария Знобищева из Тамбова, зрелостью и мудростью, большим талантом наделены Иван Ерпылев, Дмитрий Ханин, Сергей Лобанов, Роман Круглов.
Из прозы молодых большое впечатление произвёл рассказ Александры Яковлевой «Игра в оленей», буду следить за её творчеством. Большой творческий потенциал у Дмитрия Лагутина. Есть, есть у русской литературы будущее, и это радует.

Наших маститых прозаиков перечислять не стану, это большое счастье — их читать и радоваться, что они питают литературную реку, текущую из прошлого в вечное, своим чистым освежающим оживляющим Словом, не давая ей иссякнуть во времена нравственного оскудения и рыночной подмены Божественной Истины на иссушающую душу цифирь...

 

Юрий ПЕРМИНОВ (Омск):

1. В моем случае, запомнился – не то слово… В ушедшем году – не стало мамы, она долго болела, долго пребывала в забытьи, и – каждую минуту нахождения рядом – я видел, как уходила из неё жизнь, и ничем не мог остановить это угасание. Никто не мог… Врач сказала: вы говорите с ней, почитайте то, что она любила, может, она вас ещё слышит. Я говорил, читал – свои стихи: « – С Богом, сынок, иди, с Богом, сынок, возвращайся!.. // С Богом… Конечно, родная… А без тебя мне… куда?..» И вот тут мама впервые за много дней открыла глаза – они были ясными. Мы друг друга поняли. Через мгновение она умерла…

Хотя что-то, действительно, запомнилось – день, когда уничтожили наш окраинный, «неблагоустроенный» лесок – под строительство не пойми пока чего; как старался не повредить при копке новый урожай картошки; как ехал с дачи в переполненном таджиками автобусе, как написал Кириллу Филонову, живущему в Казахстане, рекомендацию в СП России, почему-то еще запомнилось как помогал заносить соседу на его пятый этаж – детскую кроватку… Оказывается, много чего запомнилось, и это было жизнью… Что ещё… Весенний день. В троллейбусе едут, вероятно, муж и жена. Он везет её из больницы (сам еду оттуда, поэтому знаю). Женщина – усталая, некрасивая, изболевшая. Она перебирает пальцы мужа – грубые, в ссадинах, с впитавшимся машинным маслом. И нет для неё большего счастья… А муж – обношенный, наскоро выбритый, с тёмными кругами под глазами – горделиво озирается по сторонам, и он – счастлив… Более семи месяцев прошло, а вот запомнилось…

2. Наверное, все важные, если они так названы – события, а все мы – братья и сестры по Союзу – событчики. Где бы ни находились. Позвали или не позвали. Вот меня мужики наши, у погреба, позвали стихи почитать – тоже событие, может быть, самое важное: раньше только взаймы просили, или на сто граммов приглашали… Обо всех других событиях Союза писателей могу судить исключительно как читатель сайта «Российский писатель», так что, вероятно, мне трудно расставить их по местам. Добавлю только, что всякое обновление сайта – событие бесспорное.

3. Писатели, на мой взгляд, тем и спасаются от полного истощения и разложения, что в «нетворческие» минуты их жизнедеятельность не только проста, как дорога от подъезда до ближайшей остановки общественного транспорта, но, быть может, даже менее привлекательна, чем у самых обычных людей, сроду ничего не сочинявших. Мои мозг и нервы восстанавливают свой жизнедеятельный материал постоянно – в общении с близкими людьми, соседями, дворником Ниязом, с мужиками у погреба; разговорами жены о происходящем в поселке, доме, подъезде; скрипом дворовой качели, дыханием утренней прошвы снега на ветвях рябины…

Главное же, что позволяет оставаться самим собой – это задушевное пребывание в одной жизни со всеми этими людьми, у которых есть жизненные кровные убеждения, выношенные в собственных муках, сомнениях, откровениях, открытиях, а не с чужих слов.  У них есть мужество говорить только правду, а когда её нельзя сказать, – мужество молчать, не искушаясь, в отличие от многих литераторов, соблазном видеть себя лишний раз опубликованным, рискуя быть забытым... И в каждой такой семье – свой мир, не похожий ни на чьи другие. ЛЮДИ! Суть – любовью деющие.

Помогает оставаться самим собой и понимание того, что ты живёшь, по слову Глеба Горбовского, ещё и «Затем, чтоб трогать, слушать, видеть, // как в первый, как в последний раз, // всю прелесть маленьких событий, происходящих возле нас». Понимание того, что выходить к людям с изъеденным злобой сердцем и с неумытой физиономией – преступление перед ними…

И, конечно – посильное участие в издательских проектах благотворительных фондов «Духовное наследие» (Омск) и «Возрождение Тобольска». Аккурат к Новому году закончил работу (как редактор, составитель, автор) над пятитомной книжной серией «Три века омской культуры», приступил к составлению очередного тома альманаха «Тобольск и вся Сибирь» – о старообрядцах в Сибири. На одном из местных сайтов начал вести рубрику «Имена, забытые Омском» – о литераторах, чьи судьбы связаны с нашим городом, но в этой связи почти не упоминаемые. Причём, сайт – близко не литературный, зарабатывающий рейтинг на различных «сенсациях» и скандалах, публика, в массе своей – соответствующая. Поэтому в комментариях всякого уже начитался, мол, кому нужны эти писатели и ты вместе с ними. Но пошёл туда умышленно, благо – в голове редактора что-то «щелкнуло». Но – каждый текст прочитывают от 10 до 17 тыс. человек… Глядишь, «щёлкнет» и у кого-то из них…

Готовлю к выходу юбилейный номер «Омского времени» (в феврале газете исполняется 30 лет), счастлив тем, что давал нам для первой публикации рассказ «В ту же землю» Валентин Григорьевич Распутин, входивший в редколлегию наряду с митрополитом Санкт-Петербуржским и Ладожским Иоанном, Эдуардом Фёдоровичем Володиным, Маршалом Советского Союза Дмитрием Тимофеевичем Язовым, Валерием Николаевичем Хайрюзовым… Счастлив возможности публиковать на страницах «Омского времени» поэтов и прозаиков России, посвящать номера главным событиям Союза писателей – съездам и пленумам. И подписной тираж газеты – 12750 экземпляров – в дополнительных комментариях, по-моему, не нуждается. В том числе, при ответе на вопрос «что помогает оставаться самим собой».

Насчёт обезличивающих стандартов… Недавно послушал выступление министра сельского хозяйства Омской области, который объявил торжественно,  что чипы являются пропуском коровы на дойку и осеменение – если животное заболеет, то компьютер ни за что не пропустит. Если корова здорова и ни в чём не нуждается, ей открывается общая калитка, и она автоматически уходит в стадо. Причем коров даже сканируют, чтобы определить, стельная она или нет. Но у коров нет выбора, у нас он есть – оставаться людьми, или… Это я даже не о «куарах» и вакцинации. Не только о них.

4. Перефразируя торжественные слова Канта о математике, берусь утверждать, что во всякой литературе ровно столько литературы, сколько в ней поэзии. Поэтому, в первую очередь (здесь и часть ответа на второй вопрос), назову поэтов Виктора Кирюшина, Александра Нестругина, Геннадия Иванова, Евгения Юшина, Игоря Тюленева, Сергея Зубарева, Андрея Попова, Светлану Сырневу, Надежду Мирошниченко, Геннадия Емкина, Владимира Скифа… Своих сердечных друзей из Кемерово – Бориса Бурмистрова и Сергея Донбая… Впрочем, список будет немалым. Всегда рядом со мной – стихи Николая Рубцова, Николая Дмитриева, Глеба Горбовского, Алексея Решетова… У них есть всё то, что я вижу в дорогих моему сердцу людях, с которыми живу по соседству, о чём уже сказал. На современную прозу – времени, к сожалению, мало остаётся, но стараюсь находить и его. В прошлом году в московском издательстве «Вече» в серии «Сибириада» вышла книга писателя-земляка Павла Брычкова «Люди государевы», которую составили два исторических романа о Томском бунте 1648 года и о Тарском бунте 1722 года. В романе «Люди государевы» показано, как доведённые до предела издевательствами и воровством воеводы Осипа Щербатого казаки и городские жители отстранили его от власти и посадили под домашний арест. А чтобы узаконить свои действия посылали четыре делегации к государю Алексею Михайловичу. К царю же тайными письмами обращался коррупционер-воевода, требуя наказать бунтовщиков... В романе «Отпор» повествуется о том, как тарские жители отказались присягать указу Петра I «О наследии престола», в котором не было указано имя наследника,  усмотрев в этом признак пришествия антихриста. Они написали отпорное письмо, в котором говорили, что если имя  наследника будет означено, то они к присяге пойдут... Наказание отпорщикам было жестокое… На мой взгляд, весьма современная, в определённом смысле, литература… Виктор Потанин, Анатолий Байбородин, Николай Дорошенко, Василий Дворцов – к их книгам также обращаюсь по мере возможностей. Сожалею, что не получила должного внимания недавняя публикация прозы Сергея Филатова (Бийск) на сайте «Российского писателя»… 

А давайте-ка вообразим, как счастлив был Достоевский, держатель и читатель Евангелия, слышать и заносить в «Сибирскую тетрадь» песенно-стихотворные строки, две из которых можно было бы поставить эпиграфом ко всем моим ответам на вопросы анкеты: «Бог, Творец небесный с нами, // Мы и здесь не пропадём». Здесь, в нашем случае, конечно, не про тюрьму, а про нынешнее время, что означает – не пропадёт и Русское Слово, а с ним и Россия. Вот, как раз, когда пишу эти строки, жена уходит в продуктовый поход со словами, обращёнными ко мне вместе с поцелуем: «Работайте, негры, солнце ещё высоко!». Это, понятно, шутка. Но если исключить из этой фразы негров, чего и требует мировая общественность, всё остальное – верно. Точнее, Русское солнце – всегда высоко. И в то же время – в сердце каждого из нас. Будем об этом помнить – заката не случится.

Наш канал на Яндекс-Дзен

Вверх

Нажав на эти кнопки, вы сможете увеличить или уменьшить размер шрифта
Изменить размер шрифта вы можете также, нажав на "Ctrl+" или на "Ctrl-"

Система Orphus Внимание! Если вы заметили в тексте ошибку, выделите ее и нажмите "Ctrl"+"Enter"

Комментариев:

Вернуться на главную